// // Россия активизирует поиск полезных ископаемых. Нефтяники недовольны

Россия активизирует поиск полезных ископаемых. Нефтяники недовольны

972

Найдётся всё

6
В разделе

На базе госкомпании «Росгеология» будет создана госкорпорация. Это решение поддержал президент России Владимир Путин, поставив свою одобрительную резолюцию на письме вице-премьера РФ Александра Хлопонина. Цель реформы – обеспечить независимость страны в области геологоразведки. К активным действиям власть подтолкнули и санкции, препятствующие приобретению оборудования из-за рубежа, и компании с иностранным капиталом, расширяющие своё присутствие в стране путём поглощения профильных российских предприятий. Форсировать события вынуждает и контракт с Китаем, по которому Роснефть должна поставить нефть с ещё не разведанных месторождений. «Наша Версия» ознакомилась с состоянием дел в стратегической отрасли.

Александр Хлопонин в своём письме главе государства объяснил необходимость создания госкорпорации так: «В условиях резко обострившейся международной обстановки формирование национальной компании, обеспечивающей необходимый уровень геологических и сервисных работ, является ключевой отраслевой задачей для устойчивого воспроизводства минерально-сырьевой базы России на долгосрочную перспективу». Вице-премьер напоминает, что реформу уже поддержали в Минприроды, Роснедрах и Совете безопасности.

Преобразованная Росгеология получит госпакеты в 15 геологоразведочных предприятиях, в числе которых работающие на шельфе «Дальморнефтегео-физика», «Севморнефтегеофизика» и «Союзморгео».

Как отмечают в Росгеологии, статус госкорпорации позволит ей эффективнее заниматься воспроизводством минерально-сырьевой базы, а аналитики прочат приоритетное бюджетное финансирование.

По их мнению, необходимость в преобразованиях и в самом деле назрела – и не только из-за санкций, перекрывших российским нефтедобывающим компаниям доступ к технологиям и оборудованию для добычи нефти на шельфе и в Арктике. Действительно, крупнейшие нефтегазовые компании – «Газпром», «Газпромнефть», «Роснефть», ЛУКОЙЛ, «Сургутнефтегаз» теперь не могут привлекать средне- и долгосрочное финансирование в США и странах Евросоюза, а также покупать там оборудование для работы на глубоководных месторождениях нефти, в Арктике и на месторождениях сланцевой нефти. Возможно, это как раз тот случай, когда санкции действительно дают шанс для развития. Вот только воспользуется ли Россия этим шансом?

Едем на старом багаже

«У нас в стране после развала Советского Союза геологии уделяется недостаточное внимание. Мы проедаем советские запасы, и донышко уже близко, – говорит научный руководитель Института нефтегазовой геологии и геофизики Сибирского отделения РАН, академик Алексей Конторович. – Я утверждаю, что в 2020-м, максимум в 2025 году добыча нефти в стране начнёт падать только потому, что мы не ведём геологоразведку».

Мнение неутешительное. Особенно если учесть, что, по оценкам Международной организации кредиторов, в России доказанные запасы нефти составляют 60 млрд баррелей, чего хватит всего на 21 год.

«Мы добываем нефти примерно столько же или чуть меньше, чем добывали в 1985–1988 годах. Но в 1988 году в одной Западной Сибири мы бурили 2,8 млн метров скважин, а сегодня на всю Россию бурим от 700 до в лучшем случае 1,9 млн метров», – утверждает Конторович. Тем временем, по словам учёного, западные компании направляют на геологоразведку в три-четыре раза больший процент от выручки, чем российские.

С газом ситуация лучше, но лишь потому, что его запасы больше.

Ещё один академик – директор Западно-Сибирского научно-иследовательского геологоразведочного нефтяного института Иван Нестеров – считает, что за годы, прошедшие с момента распада СССР, нерациональная разработка нефти сгубила около 20 млрд тонн нефтяных запасов только на тюменских месторождениях, в переводе на деньги потери оцениваются в сумму около 12 трлн долларов.

По теме

Как такое случилось? Как утверждают эксперты, всё дело в том, что отрасль постоянно страдала от недофинансирования. В результате предельный износ морально устаревшего геологоразведочного оборудования государственных геологических компаний сейчас составляет в среднем 70%.

Генеральный директор компании «Росгеология» Роман Панов сравнивает, как обстоят дела с геологией в России и за рубежом. Например, по части геологической изученности территории Россия значительно уступает США, Канаде, Западной Европе, где 100% территорий охвачено современным высокотехнологичным геологическим картированием. Мы же в основном пользуемся устаревшими комплектами карт, доставшихся нам в наследство от советских времён. Современное картирование охватывает лишь 40% России-матушки в мелком масштабе, и 20% – в среднем. А вот крупномасштабным картированием (1:50 000) у нас и вовсе прекратили заниматься, хотя именно оно является основой локального прогнозирования рудных полезных ископаемых. Для примера: сейчас до 75% территории Таймыра, где добываются цветные металлы, толком даже не разведано геологами.

При этом плотность сети поискового бурения и сейсморазведки на углеводороды в России в два-пять раз ниже, чем в США, Англии, Норвегии или Китае.

Иностранные интервенты

Рост иностранного участия тоже превратился в серьёзную проблему для российской геологоразведки. «Длительное отсутствие поддержки геологического комплекса со стороны государства и открытие рынка для зарубежных компаний привело к масштабной иностранной интервенции, – рассказывает Роман Панов. – В то время как США и Китай фактически закрыли внутренние рынки для иностранных геофизических компаний, в России активно работают американские Schlumberger, Halliburton, Baker Hughes, Weatherford и другие. При этом компании с иностранным капиталом расширяют своё присутствие в России путём поглощения профильных российских или создания совместных предприятий».

Таким образом, российские компании вытесняются с рынка, лишаются возможности инвестировать средства в развитие технологий. Соответственно теряют источники финансирования и российские предприятия, занимающиеся разработкой наукоёмкой аппаратуры.

Неудивительно, что власти обеспокоились состоянием дел в геологоразведочной отрасли, имеющей стратегическое значение для российской экономики. В мае этого года министр природных ресурсов и экологии РФ Сергей Донской отчитался о положении дел перед Советом Федерации в рамках «правительственного часа». Сенаторы ужаснулись. Вице-спикер палаты Вячеслав Штыров резюмировал тогда: «Геологоразведка перестала быть самостоятельной отраслью, мы ничего не ищем, а используем старые месторождения ещё советского периода. Положение дел в отрасли очень серьёзное, наступило время решительных действий».

Министр на всё это ответил, что правительство, мол, «готовит ряд мер». А уже 1 сентября Александр Хлопонин заявил о том, что на развитие геологической разведки и пополнение минерально-сырьевой базы до 2020 года будет направлено порядка 320 млрд рублей. «Деньги есть, самое главное – как их эффективно использовать. Весь вопрос заключается в том, как эффективно подойти к использованию природных ресурсов, чтобы был максимальный эффект для государства», – отмечал тогда вице-премьер.

Хватит ли этих средств? Должно хватить, утверждают специалисты, делая скидку на «если не распилят». Например, на технологическое перевооружение потребуется вполне реальная сумма – 21 млрд рублей.

Право первооткрывателя

Эффективность государственного участия в той или иной отрасли – момент, конечно, спорный. И в этих спорах обязательно упоминаются Роснедра, чьи решения по распределению месторождений в последнее время вызывают немало вопросов. И будущим реформаторам геологоразведки стоит уделить внимание наведению порядка и в этой области.

Так, в 2012 году многих удивил итог конкурса на Еланское и Ёлкинское медно-никелевые месторождения в Воронежской области. Тогда Роснедра признали победителем Уральскую горно-металлургическую компанию (УГМК), хотя предложение «Норильского никеля» было гораздо убедительнее по всем позициям. А вскоре никелевое месторождение «Норильск-1» отдали опять не «Норильскому никелю», а «Русской платине», у которой нет ни опыта работы над подобными проектами в условиях Крайнего Севера, ни необходимого числа трудовых ресурсов в Норильске. Хотя «Норникель» заявлял о несравнимых с «Русской платиной» инвестициях в проект: 150 млрд против 40 млрд рублей. И самое главное: в обоих случаях именно проигравшая компания производила разведку месторождений, потратив на неё немалые суммы.

По теме

Нужна программа импортозамещения

Так что же может дать отрасли реформа? На чём стоит сосредоточить усилия в первую очередь? С чего начать?

«Мы считаем, что необходимо разработать государственную программу импортозамещения в геологоразведке, – говорит заместитель генерального директора Росгеологии Антон Сергеев. – В первую очередь нужны отраслевые стандарты оборудования для геологоразведки и нефтесервиса, нужен план НИОКР по созданию отечественной техники, технологий и программного обеспечения, а также план мероприятий по локализации производства необходимого оборудования и разработки технологий. Развитию отраслевого машиностроения помог бы и доступ к отдельным разработкам военно-промышленного комплекса».

Замглавы ведомства соглашается с тем, что у России есть отставание. В частности, это касается работ на шельфе, «но при грамотном подходе к решению данной проблемы, стимулировании развития технологий со стороны государства это отставание можно будет устранить».

Остро стоит и кадровый вопрос. По мнению Сергеева, будущей госкорпорации следует не перекупать западных специалистов, а возвращать своих, тех, кто уехал за рубеж и успел приобрести опыт работы в иностранных компаниях.

Однако далеко не все приветствуют создание госкорпорации и верят в её будущую эффективность.

«Идея превращения ОАО «Росгеология» в государственную корпорацию и консолидация на её базе сейсмических компаний мне не очень нравятся. Я полагаю, что государственные компании никогда не были в достаточной степени эффективной базой для формирования таких структур, – говорит генеральный директор ОАО «ГЕОТЕК Сейсморазведка» Юрий Калабин. – По-моему, лучше это делать на основе частной компании, на базе национального поставщика сервисных услуг в сфере геологоразведки». Впрочем, вполне понятно, почему частные геологоразведочные компании выступают против наделения Росгеологии особым статусом. Ведь теперь наибольшая часть госзаказов будет проходить мимо них.

В штыки приняли будущую госкорпорацию и нефтяники, которые до сих пор решали вопросы геологоразведки самостоятельно. Глава ЛУКОЙЛа Вагит Алекперов поделился мнением, что появление госкорпорации на рынке нефтесервисных услуг «может нарушить правила конкуренции». Не рад даже глава Роснефти Игорь Сечин.

«Если нас будут обязывать размещать заказы, то это вообще далеко от рынка. Мы создадим нового монополиста», – так он прокомментировал новость. По мнению Сечина, появление госкорпорации не решит проблемы дефицита нефтесервисных услуг.

Примечательно, что, по мнению экспертов, именно контракт Роснефти с Китаем подтолкнул государственных мужей к работе над проблемами геологоразведки. «Китайцы почти 70 млрд долларов одолжили Роснефти, но эти деньги – плата за будущую нефть, – считает партнёр консалтинговой компании RusЕnergy Михаил Крутихин. – похоже на то, что Роснефть фактически продала китайцам ту нефть, которую она не только ещё не добыла, но даже не разведала в некоторых месторождениях. То есть получается, что китайцы – владельцы нефти Роснефти. Хорошо было бы избежать аналогичной истории с газом».

МНЕНИЯ

Владимир КАШИН, председатель Комитета Госдумы по природным ресурсам, природопользованию и экологии:

– Темпы добычи углеводородов в разы превышают темпы разведки новых месторождений. Устаревшая материально-техническая база, кадровый голод и засилье «случайных людей» на геологоразведочных предприятиях не позволяют проводить изыскания в достаточном объёме. Даже там, где геологические НПО, ЗАО и ОАО занимаются конкретной работой, их возможности весьма ограниченны. В основном они сводятся к переоценке выбранных по конкурсу перспективных площадей. Как правило, полезные ископаемые «находят» в старых месторождениях, которые считались выработанными, но решить проблему обеспечения государства природными ресурсами хотя бы в среднесрочной перспективе не представляется возможным. Учёные считают, что, даже если начать разведку новых месторождений в форсированном режиме прямо сейчас, она даст экономически приемлемые результаты только через 8–10 лет. Как видим, времени почти не остаётся.

Опубликовано:
Отредактировано: 20.10.2014 09:34
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх