Версия // Бизнес // Российский рынок лекарств подсадили на импортные таблетки

Российский рынок лекарств подсадили на импортные таблетки

8121

Нездорово

Российский рынок лекарств подсадили на импортные таблетки
(фото: Евгений Софийчук/ТАСС)
В разделе

Длинные праздничные выходные многие россияне провели в очередях в аптеках. Те, кому удалось закупиться на несколько месяцев вперёд, могут расслабиться. Но ненадолго. Останутся ли в будущем доступны импортные препараты, удастся ли им найти замену – сегодня ответить на эти вопросы не может никто.

Номер моей очереди в аптеке «Столички» – 300. Это хорошо, пока очередь будет двигаться, я ещё успею забежать в парочку окрестных аптек, где в предыдущий вечер оформила бронь на препараты. Мне не нужны дорогие, редкие импортные лекарства. Всего-то хочу купить несколько пузырьков капель от глаукомы азопт. Казалось бы, ничего особенного, только вот производят их в Бельгии. А это значит, что товар автоматически теперь попадает в разряд дефицитных.

Внезапно на телефон буквально градом начинают сыпаться эсэмэски из аптек, где я делала бронирования: «срок вашей брони истёк». Нет, бронь не просроченная, просто из-за ажиотажного спроса прежние правила заказа в аптеках больше не действуют. Только живая очередь.

Помню, в советские времена, кажущиеся теперь такими далёкими и одновременно близкими, номера в очереди писали ручкой на руке. Технический прогресс налицо: теперь я сжимаю в кулачке распечатанный на принтере талончик с номером «300». Через полтора часа удалось наконец достояться. Правда, нужных мне капель в наличии оказался только один пузырёк.

В следующую аптеку, куда я отправилась, очередь стояла с улицы. Никаких тебе талончиков с номерками, никаких интернет-бронирований. Предыдущая очередь с номером «300» стала казаться везением. Как оказалось, стоять здесь вовсе не имело смысла – нужные капли закончились ещё вчера.

Отметим, что фарминдустрия пока не попала под санкции. Более того, никто из крупных транснациональных корпораций отрасли не заявил о прекращении поставок и разрыве отношений с Россией. В Минпромторге успокаивают: дескать, запаса препаратов из перечня ЖНВЛП и сырья для их изготовления у нас хватит на год, а то и больше. Также в ведомстве отмечают, что уже сегодня ведётся поиск альтернативных логистических операторов и цепочек поставок.

Однако избежать панических настроений на лекарственном рынке не удаётся. И самое печальное, что у этой паники, похоже, есть все основания.

Лечиться нечем

«И до нынешних событий некоторые препараты периодически то пропадали, то появлялись. Это было связано то с перерегистрацией, то с приостановкой какого-то завода, то с иными причинами, – говорит гендиректор компании DSM Group Сергей Шуляк. – Возможно, что сейчас какие-то препараты могут исчезнуть, но у многих из них есть аналоги. Если говорить о препаратах, которые находятся под патентной защитой, которые эксклюзивны, то будут непрямые поставки – везти их станут через третьи страны».

Увы, таким эксклюзивным продуктом сейчас становится почти каждый препарат серьёзнее анальгина. Одними из самых востребованных за последнюю неделю стали лекарства на основе вальпроевой кислоты – их используют при лечении эпилепсии.

«Российских препаратов на основе вальпроевой кислоты нет. На нашем рынке есть два лекарства: конвулекс и депакин. Конвулекс было сложно купить ещё несколько месяцев назад, говорили, что он вроде проходит перерегистрацию. Сейчас депакин везде сметают. Что делать, если эти препараты так и не вернутся на рынок, я не знаю. У меня паника», – поделилась с «Нашей Версией» мама 12-летней Светланы, страдающей эпилепсией.

По теме

По словам нашей собеседницы, для лечения они используют ещё два препарата – кеппра и топамакс. Оба имеют отечественные аналоги. Однако смена схемы лечения занимает несколько месяцев. Более того, менять два препарата одновременно врачи не советуют. О проблемах с депакином сегодня говорят родители детей с эпилепсией во многих российских городах. «Я на днях не смогла найти ни в одной аптеке Невинномысска этот препарат, и это очень страшно, я не знала, что делать. Пришлось обращаться к знакомой, чтобы мне купили его в Ставрополе», – цитируют местные СМИ жительницу Невинномысска Наталью, воспитывающую маленького Артёма, страдающего эпилепсией.

В аналогичной ситуации оказались диабетики. Все самые популярные средства мониторинга, качественные инсулины, иглы, помпы и расходники к ним производятся за рубежом. Большинство пациентов используют импортные инсулины хумалог, новорапид и фиасп. Есть и отечественные аналоги, однако диабетики, как правило, стараются не экспериментировать на себе лишний раз. Тем временем стоимость набора беспроводных помп Omnipod, по информации портала BFM, выросла более чем в два раза.

Слабое звено

На сегодня фармрынок вполне можно считать самым слабым и проблемным звеном в части зависимости нашей страны от импортных поставок. По экспертным оценкам, даже в тех препаратах, которые считаются российскими, в 80–85% случаев используется импортное сырьё. «Вот сейчас по всем фронтам вылезают все «игры» наших чиновников. Оказывается, то, что они называли отечественными препаратами, по факту таковыми не является, – констатирует президент Лиги защитников пациентов Александр Саверский. – Что же касается лекарств от орфанных заболеваний, от онкологии, то все их к нам везут с Запада».

Казалось бы, есть и хорошая новость. Импортное сырьё, используемое для производства отечественных препаратов, к нам везут в основном с Востока. В прошлом году 76,7% импорта сырья пришлось на Индию и Китай – на европейские страны всего 19,7%. Так что это гарантирует, что российские фармпредприятия смогут продолжить работу, а то и наладить выпуск новых препаратов.

Увы, всё равно остаются проблемы с логистикой и девальвацией рубля. Последний фактор оказывает ключевое влияние и на запасы препаратов, и на их цену.

Проблем на лекарственном рынке сегодня могло бы и не быть, если бы чиновники вовремя озаботились пресловутым импортозамещением, а главное – созданием в стране системы лекарственного обеспечения.

Фактически главной проблемой отечественного фармрынка стало отсутствие внятного государственного регулирования. Пока чиновники увлекались созданием списка ЖНВЛП и регулированием цен, оказалось, что никто не занимается действительным контролем лекарственного обеспечения. В результате, если санкции каким-либо образом затронут представителей так называемой big-фармы, последствия для россиян могут оказаться катастрофическими. И даже переориентация на азиатские рынки нам едва ли поможет, ведь регистрация нового препарата может занять несколько лет. Самим наладить производство тоже вряд ли получится. Напомним, что в настоящее время решением правительства обнулены компенсации владельцам патентов из недружественных стран. Фактически это означает, что Россия сама могла бы приступить к выпуску некогда импортируемых лекарств. Однако по факту сделать это будет не так-то просто. «В случае с фарминдустрией мало «отменить» патенты. У нас нет технологий. Нужны специалисты, нужен контроль за производством. Нужно знать, как эта штука «ездит», – говорит Александр Саверский.

В результате почти со 100-процентной уверенностью сегодня можно сказать только одно: цены на лекарства в ближайшее время продолжат расти. И очень сильно повезёт, если лекарства по-прежнему можно будет купить.

Нелли Игнатьева, исполнительный директор Российской ассоциации аптечных сетей

– Критичного ничего нет, но проблемы с логистикой отрицать трудно. Перебои с лекарствами в аптеках и их нехватка сейчас связаны в основном с тем, что люди закупают медикаменты впрок. В день мы сейчас продаём лекарств больше, чем обычно реализовывали за месяц.

Александр Саверский, президент Лиги защитников пациентов

– До слёз обидно, что я уже как минимум два года говорю о необходимости создания закона о лекарственном обеспечении. Нам нужна в первую очередь система планирования: когда вы знаете о реальной потребности в каком-то препарате, а не чешете в затылке всякий раз, пытаясь разобраться, почему лекарств не хватает.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 15.03.2022 10:20
Наверх