Версия // Конфликт // Представители бизнеса ставят под сомнение адекватность приказа ФТС №444

Представители бизнеса ставят под сомнение адекватность приказа ФТС №444

3883

Двусмысленность и недоработки

Представители бизнеса ставят под сомнение адекватность приказа ФТС №444 (фото: stroi.mos.ru)
В разделе

Действующий с 2019 года приказ Федеральной таможенной службы вызывает всё больше вопросов. Складывается впечатление, что нормы, прописанные в этом документе, непонятны не только бизнесу, но и самому ведомству. Впрочем, даже появление судебных решений о незаконности дел, сформированных по признакам нарушения приказа ФТС №444, пока не привели к приостановке или полной отмене действия акта.

Экономика – сложный механизм со множеством мелких деталей, пренебрегать которыми нельзя. «Эффект бабочки» тут особенно заметен – незначительное влияние на одну часть системы может вызвать лавинообразные последствия в другой.

За последнее время мы уже привыкли к крупным воздействиям – это и пандемия, и санкции, и общемировая нестабильность… Повлиять на все это чрезвычайно трудно, зачастую – невозможно.

И тем обиднее становится, когда на ровном месте мы сами себе создаем непонятные проблемы, а потом, повинуясь какому-то странному чувству солидарности непонятно с чем, не хотим их решать.

История о том, как общество, пытающееся преодолеть тяжелейшую полосу препятствий последних лет, внезапно узнало о до сих пор висящей у него на ноге гире, и как эту гирю до сих пор не смогли стряхнуть – в нашем новом материале.

«Номерок блатной три четвёрочки»

Приказ Федеральной таможенной службы под красивым номером 444 действует аж с 2019 года – и уже в то время он начал вызывать у общественности и бизнеса вопросы. Но как-то было не до того – в следующем, 2020 году, мир накрыла пандемия, потом с началом СВО фокус внимания сместился вообще на кардинально другие проблемы…

Приказ, название которого даже перепечатывать не хочется – такое оно длинное и непонятное – управлял любимой темой всех чиновников. Отчетностью. В конкретном случае – отчетностью складов временного хранения.

Многие сразу же заметили проблему – он перестал отделять разные типы транспорта друг от друга. СВХ ведь бывают разные – на некоторые вы смотрите из иллюминатора самолета, взлетая в отпуск, другие – с рельсами, от третьих пахнет морем. Поскольку самолет, поезд, корабль и грузовик – это, мягко говоря, разные транспортные средства, особенности оформления перевозимых ими грузов тоже имеет немалые различия. Ну вы понимаете – корабли таскают сотни контейнеров, раскачиваясь на океанических волнах, самолеты загружают и выгружают разве что не с секундомером, у дальнобойщиков вообще своя вселенная, с пробками, состоянием дорожного покрытия и обгонами с разницей в два км/ч…

И раньше приказы Таможни это учитывали – например, у воздушного транспорта была своя утвержденная форма отчетности, по которой работающий с грузом склад временного хранения мог в полной мере отчитываться. Исторически во всем мире авиация работает с грузом – с предметами, специально подготовленными для отправки воздушным транспортом.

Документация, сопровождающая груз, должна отвечать на главный вопрос – как быстро, безопасно и бережно доставить его из точки «А» в точку «Б». Для этого в специальном документе – авианакладной – содержится необходимая информация.

Вот так выглядит авианакладная (поскольку документ содержит коммерческие данные, их пришлось замазать)
Вот так выглядит авианакладная (поскольку документ содержит коммерческие данные, их пришлось замазать)

Красным кругом обведена информация о характере груза. Это то, что СВХ может получить по закону, и соответственно то, чем он руководствуется при работе с грузом. И да – это одна страница. Авиация – это про краткость, скорость и надежность.

И так бы все и работало, если бы в 2019 году ФТС зачем-то не решило поменять порядок. Но почему-то не захотело учитывать международные требования к документации, которую авиационные СВХ получают вместе с грузом. И ультимативно потребовало от складов (не имеющих права по закону ни заглядывать внутрь груза, ни требовать от клиентов дополнительные документы) давать подробную информацию о каждом товаре, лежащем внутри поступившего груза – вплоть до его стоимости.

Требование, мягко говоря, странное – все равно что от сотрудницы Почты, принимающей от гражданина письмо в конверте к отправке, требовать указывать в отчетности, о чем было письмо, сколько там букв, цифр и знаков препинания, есть ли орфографические ошибки, сколько неприличных слов указывает автор на одно предложение… А на ее вопрос, откуда же эти сведения брать, если письмо даже вскрыть нельзя – пожимать плечами и выписывать штраф.

Итак, Приказ получился настолько непонятным, что даже в научных публикациях поднимались вопросы его применения, и оговаривалось о необходимости серьезной доработки. Реакции не последовало, и авиационным СВХ вместе с местными таможнями пришлось выдумывать и применять странный обряд обмена информацией. Практика сложилась так, что таможенный орган, произведя действия по оформлению товара, направлял в СВХ подробный отчет (странно, не находите – это кто перед кем отчитываться должен?), содержащий подробную информацию о содержимом груза. А затем… Требовал ее обратно. И за невыполнение грозил штрафами.

Хотите посмотреть, в каком виде приходит эта информация? К сожалению, полностью привести ее здесь я не могу, не хватит места. Поэтому вот вырезка:

Эту информацию от таможни надо перенести в отчетность склада и подать в таможню. Зачем?!
Эту информацию от таможни надо перенести в отчетность склада и подать в таможню. Зачем?!

Все бы ничего, но в ходе реализации этого восхитительного плана накапливалось огромное количество особенностей. Например, не учитывающий специфику воздушного транспорта обряд грузоперевозки приводил к тому, что таможня могла прислать информацию одним файлом на несколько рейсов, а требовать в ответ ее отдельно по каждому.

Если расширить пример с сотрудницей Почты, то получается совсем забавно. От нее требуют указать в отчете количество неприличных слов в каждом письме, а чтобы она могла это сделать – сообщают, что вот в этих десяти письмах всего было три тысячи двести восемьдесят шесть неприличных слов. В ответ на истерику сотрудницы, с рыданиями сообщающей, что стало не легче, ведь из этих данных невозможно понять, сколько конкретно неприличных слов содержит каждое конкретное письмо… Правильно – пожимают плечами и штрафуют.

Только вот отечественным предприятиям было не так весело. Мало того, что их загрузили Сизифовым трудом, смысл которого, кажется, непонятен даже самим таможенным органам, так еще и расставили на пути множество ловушек, не попасть в которые невозможно.

А это приводит к очевидным последствиям – росту затрат на логистику. Что, в свою очередь, напрямую влияет на цены. Эффект бабочки, что тут поделать.

Странные последствия

После того, как недоработки приказа №444 стали массово использоваться для составления протоколов, выяснилась одна пикантная деталь. Приказ Федеральной таможенной службы – это, конечно, документ важный, но в иерархии документов он стоит несоизмеримо ниже Федерального закона.

А вот Федеральный закон под номером 289, называющийся «О таможенном регулировании в Российской Федерации» – это уже серьезно. И в нем черным по белому написано:

«Никто не может быть привлечен к ответственности за нарушение международных договоров и актов в сфере таможенного регулирования, законодательства Российской Федерации о таможенном регулировании и (или) иных правовых актов Российской Федерации в сфере таможенного регулирования, если такое нарушение вызвано неясностью правовых норм, содержащихся в таких актах»

Казалось бы, дело закрыто, все очевидно. Ничего не остается, как на основании требования федерального законодательства отменить ранее выписанные предписания – и лучше побыстрее, пока этим делом не заинтересовалась Прокуратура, и на свет не стали появляться уже другие протоколы – о превышении должностных полномочий, например. Но…

Раз уж мы в этой статье применяем придуманную аналогию с несчастной сотрудницей Почты, давайте доведем ее до конца. Представьте, что уставшая и обедневшая, она находит Верховный Закон, где черным по белому написано – нельзя наказывать сотрудниц Почты за то, что они не могут написать в отчете, сколько неприличных слов содержит письмо. Торжествуя, она показывает этот Закон своим мучителям, и…

Они пожимают плечами и продолжают выписывать штрафы.

Федеральный закон будто бы просто не замечают. А ведь это не шутка, и может очень плохо закончиться для тех, кто решил, что в столь тяжелое для страны время имитировать бурную деятельность, выискивая с лупой не несущие никакой опасности формальные нарушения, пользуясь двусмысленностями или недоработками местечковых документов – это легче, чем отстаивать ее интересы по настоящему.

P.S. Уже после подготовки данного материала выяснилось, что по данному вопросу начинает складываться определенная судебная практика – как минимум одно из дел, сформированных в этом году Шереметьевской таможней по признакам нарушения Приказа 444, признал незаконным Арбитражный суд Московской области.

Несмотря на все это, новостей об отмене или хотя бы временном ограничении действия Приказа №444 пока не слышно.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 22.11.2023 17:43
Комментарии 0
Наверх