Версия // Власть // Поправки в Конституцию меняют смысл местного самоуправления

Поправки в Конституцию меняют смысл местного самоуправления

13816

Публичная вертикаль

Поправки в Конституцию меняют смысл местного самоуправления (художник: Темур Козаев)
В разделе

«Обнуление» президентского срока и тезисы о Боге оказались в центре дискуссии по поправкам в Конституцию. Эти громкие темы вытеснили из общественного внимания полную реформу восьмой главы, которая описывает устройство местной власти. А между тем муниципалитеты теряют независимость от исполнительной вертикали. Они больше не будут механизмом для выстраивания баланса между властью и обществом.

Ещё в 1998 году Россия ратифицировала Европейскую хартию местного самоуправления (МСУ). Так поступили до и после этого абсолютно все 47 стран – участниц Совета Европы. Основной принцип, которому обязалась следовать и наша страна, – выбирать местную власть только снизу. Она должна быть подотчётна только избирателям, не должна относиться к органам государственной власти, а значит, служить противовесом их централизованной вертикали. В нынешней России децентрализация не в почёте, а посему институт МСУ уже давно подвергается разрушению со стороны государственной власти, которая старается – шаг за шагом – взять его полностью под контроль.

В 2014 году Госдума приняла закон о реформе МСУ, который изменил механизм замещения должности мэров городов. В итоге сейчас их прямые выборы жителями сохранились лишь в семи (!) областных центрах. Во всех остальных субъектах РФ глав их крупнейших городов выбирают местные депутаты – из своего состава. Однако просто переподчинить местную власть региональной и федеральной не позволяла Конституция. Губернаторам приходилось идти на всякие ухищрения, чтобы контролировать мэров и глав районов. И те время от времени начинали «свою игру». Но теперь конституционная защита ликвидируется.

Начнём с того, что в статье 132 теперь новый пункт – о том, что и органы МСУ, и органы федеральной и региональной государственной власти образуют некую «единую систему публичной власти» – понятие, которое прежде в российском законодательстве вообще не существовало. Получается, найдена возможность встроить МСУ в единую властную вертикаль. В статью 131 введён пункт о том, что «особенности осуществления публичной власти… могут устанавливаться федеральным законом». То есть калитка для любых изменений в принципах действия МСУ отворена настежь. Там же, в статье 131, теперь прямо значится: «Органы государственной власти могут участвовать в формировании органов местного самоуправления, назначении на должность и освобождении от должности должностных лиц местного самоуправления...» Как уже, впрочем, и происходило на практике, но негласно. Сжимаются, как шагреневая кожа, и полномочия МСУ, перечисленные в статье 132 Конституции РФ. Местная власть, к примеру, лишается возможности осуществлять охрану общественного порядка. В статье 12 Конституции остаются тезисы о самостоятельности местного самоуправления в пределах своих полномочий. И о том, что оно не входит в систему органов государственной власти. После редактирования восьмой главы смысл этих положений изменился едва ли не на противоположный.

Елена Лукьянова, профессор кафедры конституционного и административного права НИУ «Высшая школа экономики»:

– Уничтожается местное самоуправление. Одна из причин состоит в том, что оппозиционно настроенная молодёжь стала находить способы побеждать на муниципальных выборах. МСУ – это основа низовой демократии. Провозглашение тезиса о «единой публичной власти» – это обманка, терминологические игры. И государственная, и муниципальная власти – публичные. Но при этом вторая независима от первой. Теперь же, объединяя их, пытаются МСУ встроить в единую систему государственной власти.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 30.03.2020 09:04
Комментарии 0
Наверх