Версия // Общество // Поиски «золотого Яркенда» и сокровищ «чуди белоглазой»

Поиски «золотого Яркенда» и сокровищ «чуди белоглазой»

2893

Сибирская утопия Петра I

Поиски «золотого Яркенда» и сокровищ «чуди белоглазой»
В разделе

Среди многочисленных заслуг Петра Великого выделяют его усилия по освоению Сибири. Принято считать, что этот интерес был вызван желанием царя расширить территорию своих владений, а заодно отыскать полезные ископаемые, необходимые для развития страны. Однако может быть, что, говоря так, Петру приписывают совсем не те намерения, которые у него имелись в реальности.

Знал ли царь-реформатор о том, что находится на Дальнем Востоке его державы? Сомневаюсь. Сомневаюсь, что знал хоть что-то реальное о Камчатке, несмотря на то, что в самом начале его правления, в 1697–1698 годах, казак и приказчик Анадырского острога (по нашим меркам – командир крепости) Владимир Атласов исследовал Камчатку, узнал о её богатствах, прошёл вдоль почти всего камчатского побережья и основал Верхнекамчатское зимовье – первый посёлок русских людей на Камчатке. Однако Атласов в 1701 году был арестован за разбойные нападения, отчего его сведения о земле Камчатской царю скорее всего не докладывали. Сомневаюсь и в том, что царь Пётр знал что-либо о Чукотке, ибо, если б знал, то не стал бы посылать в те края экспедицию Витуса Беринга с целью «выведать, где оная земля с Америкой соединяется».

Неудача за неудачей

Кстати, а зачем Петру была так нужна Сибирь? Экономического эффекта от развития торговли пушниной из Сибири и с Дальнего Востока Пётр вообще не ждал. Меховая торговля России тогда приходила в упадок, поскольку её душили конкуренты. В 1713 году по условиям Утрехтского мира Британия заняла Ньюфаундленд, Лабрадор, Акадию и Землю Руперта – огромную меховую кладовую! С учётом быстроходности английских судов, развитой логистики и знания европейского рынка бритты успешно вытеснили неповоротливых русских купчин с европейского мехового рынка.

Неудачу Россия пыталась компенсировать торговлей с Китаем. С 1698 года началась монопольная государственная караванная торговля: туда везли мех, оттуда – чай, шёлк и фарфор. Сначала торговля была относительно прибыльной, караваны приносили от 100 до 270 тыс. рублей барыша, но затем интерес к русским товарам в Китае иссяк, и к 1719 году торговля стала убыточной.

Что же касается попытки Петра развивать в Сибири металлургическую и оборонную промышленность, то это выглядит круто только в кино. Да, между Нижним Тагилом и Екатеринбургом в 1696 году был основан Невьянский железоделательный завод , но производимый им чугун и железо были низкого качества.

В 1702 году из этого железа попытались было делать фузеи немецкого образца на созданном в том же году Тобольском оружейном заводе, но затея оказалась неудачной. Завод давал армии всего около 300 фузей в год, в то время как за границей закупалось не менее 115 тыс. фузей и мушкетов. Одним словом, и невьянское железо, и тобольские ружья не сделали погоды.

В 1703 году рядом с Тобольском были найдены залежи селитры, в связи с чем в городе наладили производство пороха. Но производство важнейшего стратегического сырья могло вызвать (и, конечно же, вызывало) подозрения центра в сепаратистских намерениях местных губернаторов. Потому, от греха подальше, крупные администраторы решили не связываться с разработкой компонентов пороха.

По теме

Как управлять огромной безлюдной Сибирью, Пётр тоже не знал. Была чехарда с созданием и ликвидацией приказов, коллегий, губерний, наместничеств, провинций. Апофеозом административной неразберихи можно считать ссылку в 1718 году в Архангельск по обвинению в сотрудничестве с опальным царевичем Алексеем князя Василия Алексеевича Сибирского, наследника хана Кучума, близкого родственника Петра I, создававшего для правящей династии видимость легитимности правления Романовых в Сибири и видимость некоей преемственности её от Кучума.

А также казнь первого сибирского губернатора Матвея Гагарина в 1721 году, обвинённого в мздоимстве и сепаратизме. На самом деле казнили его за то, что попытался противодействовать идущему в гору клану Долгоруковых. То есть тех, кто мог по закону и совести управлять Сибирью, Пётр отправил в тюрьму и на тот свет.

Паралич управления Сибирью дополнялся просто разбойным беспределом на Камчатке, где восставшие ительмены уничтожили в 1703 году Большерецкое зимовье. Восстание шло до 1712 года, а посланные на подавление восстания правительственные войска взбунтовались, перебили часть командиров и создали на территории Камчатки «казацкое государство» Данилы Анцыферова, просуществовавшее около года.

Одним словом, всё у Петра в Сибири шло наперекосяк. Чем же руководствовался царь в своей сибирской политике, что так влекло его в Сибирь? Это очень интересный вопрос, ибо он ведёт к парадоксальному ответу. Пётр руководствовался абсолютно утопическими представлениями о Сибири, но при этом благодаря им были реализованы фантастически успешные реальные проекты!

Мечтать не вредно

Какие? Первой утопической идеей Петра была попытка захвата «золотого Яркенда». Увлекающийся царь всерьёз верил, что где-то на западе Китая существует этакое «восточное Эльдорадо» – некий город Яркенд, полный золота.

В рассказах о «золотом Яркенде» фигурировала и «золотоносная» река Аму-Дарья, и озеро Зайсан, которое на картах того времени располагалось рядом с мифической Шамбалой. В реальности существования этого места Петра убедил скорее всего первый сибирский губернатор Матвей Гагарин. Почему он это сделал – неведомо. То ли хотел приблизиться к царю, то ли хотел затянуть следствие о коррупции, начатое против него, то ли действительно верил в «золотой Яркенд». На поиск и завоевание сего чудного города в 1714 году была отправлена экспедиция Ивана Бухгольца, состоявшая почти из 3 тыс. человек, а в 1720 году экспедиция Ивана Лихарева, состоявшая из 440 человек. Однако обе экспедиции были встречены джунгарами, и первая оказалась почти наголову истреблена, а вторая с трудом смогла уйти в Россию. В итоге «золотого Яркенда» русские не нашли, зато в ходе этих экспедиций были основаны: в 1716 году – Омск, в 1718-м – Семипалатинск и в 1720-м – Усть-Каменогорск – города, давшие значительный импульс к развитию юга Сибири.

Второй утопической идеей был поиск сокровищ «белоглазой чуди». Легенды об этом народе, населявшем в древности Сибирь, ходили вовсю. Рассказывали, что чудь занималась в основном рудокопством, а потому накопила несметные богатства, которые хранились в подземных кладовых. При этом народ был хоть и мирный, но гордый и непокорный, а потому, как только русские завоеватели пришли на его земли, «чудь белоглазая» заперлась в своих бесчисленных кладовых и «ушла в землю». Пётр этой красивой сказке верил. Верил, ибо в 1717 году всё тот же неугомонный губернатор сибирский Матвей Гагарин подарил Петру аж 96 золотых вещиц немыслимой красоты и древности весом почти полтора пуда, найденных в скифских курганах юга Сибири. У Петра загорелись глаза, и в том же году была организована экспедиция на поиски кладовых «чуди белоглазой». Кладовых она, как и в случае с «золотым Яркендом», не нашла, зато обнаружила на Алтае крупные залежи серебра и меди, благодаря чему Алтай стал давать треть серебра Российской империи.

Наконец, третьей утопической идеей Петра была его уверенность в возможности захвата Америки. На страницах «Нашей Версии» я уже рассказывал о том, что в бумагах Петра I остался любопытный документ о возможности захвата русскими Америки-«Магеллании». Автор проекта считал, что для этого необходимо сосредоточить 16 тыс. солдат и драгун на 100 кораблях. Пётр имел в наличии такое количество войск, вот только у него не было флота на Тихом океане для перевозки десанта. Но для Петра не было ничего невозможного. Будучи уверенным, что Камчатка то ли остров в Тихом океане, то ли часть той самой «Магеллании», Пётр в 1716 году повелел строить в Охотске корабли для постоянной связи с Камчаткой, заложив тем самым основу Тихоокеанского флота России.

В том же году Пётр повелел восстановить Большерецкое зимовье, чуть ранее, в 1713 году, велел основать Нижнекамчатское зимовье, а также подавил и восстание ительменов, и казачьи камчатские бунты в 1712 и в 1718 годах, положив начало реальному освоению Камчатки. Позже, в 1725 году, на Камчатку отправилась экспедиция Витуса Беринга, которая должна была стать ударной силой для прокладывания пути в «Магелланию». Но, увы, она обнаружила лишь малозаселённые Командорские и Алеутские острова, холодную Аляску и почти не судоходный пролив между Азией и Америкой. Экспедиция по захвату Америки не состоялась – состоялось основание тихоокеанского русского флота и русской Камчатки.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 25.05.2022 11:00
Комментарии 0
Наверх