Версия // Общество // Почему США и Великобритания провалили борьбу с коронавирусом

Почему США и Великобритания провалили борьбу с коронавирусом

4718

Уроки жестокого управления

В разделе

Covid-19 преподнес несколько неприятных, но полезных уроков по вопросам управления. Многие богатые страны не справились с кризисом, тогда как многие бедные, густонаселенные и уязвимые страны удивили. Этот контраст поднимает важные вопросы не только о состоянии общественного здравоохранения, но и об управлении в крупнейших и старейших демократиях мира.

Незадолго до пандемии коалиция крупных фондов опубликовала Глобальный индекс безопасности в области здравоохранения (GHSI), где оценивается способность стран предотвращать, обнаруживать и сообщать об инфекциях, а также быстро реагировать на вспышки заболеваний. «Неудивительно, - отмечали тогда эксперты, - что страны с более высокими доходами, как правило, занимали более высокие места в рейтинге». Возглавили список «лучше всего подготовленных к борьбе с пандемией» США и Великобритания.

Теперь эти рейтинги кажутся фарсом. Согласно последнему исследованию, «10 стран, наиболее пострадавших от Covid-19 с точки зрения количества смертей на миллион, входят в число 20 стран с наилучшими показателями GHSI».

Конечно, преждевременно идеализировать «успешную модель» борьбы с пандемией. Новые волны эпидемии обрушиваются даже на страны, которые думали, что победили вирус. Но очевидно, что некоторые правительства использовали свои ресурсы, навыки и институты гораздо эффективнее, чем другие. Особенно интересны три страны, которые занимают одно из самых низких мест по GHSI.

Возьмем Сенегал. С населением чуть более 15 миллионов человек и ВВП на душу населения около $1500 он занял 95-е место в рейтинге GHSI с результатом 37,9 (первое место США - 83,5). Однако в январе 2020 года, когда Всемирная организация здравоохранения впервые объявила о международной чрезвычайной ситуации в области общественного здравоохранения, Сенегал уже был готов.

Когда 2 марта Сенегал выявил свой первый случай заражения Covid-19, он развернул мобильные группы тестирования (с результатами в течение 24 часов), установил систему отслеживания контактов и создал карантинные помещения в клиниках, больницах и гостиницах. Правительство также немедленно запретило публичные мероприятия, ввело комендантский час, ограничило внутренние поездки и приостановило международные коммерческие рейсы. К апрелю маски стали обязательными во всех общественных местах. По состоянию на октябрь в стране было зарегистрировано около 15000 случаев заболевания и 300 смертей.

Конечно, не все шло гладко. Беспорядки прошлым летом привели к ослаблению ограничений, но страна быстро адаптировалась. Центр операций по чрезвычайным ситуациям в области здравоохранения по-прежнему открыт и прозрачен. Через средства массовой информации, религиозные группы, деревенских и общинных лидеров и другие каналы он информировал общественность об эволюции эпидемии, узнав о важности четкого и прямого обмена сообщениями во время кризиса Эболы 2013-2016 годов.

Еще одна страна, которая превзошла ожидания - Шри-Ланка. С населением 21,5 миллиона человек Шри-Ланка заняла 120-е место в рейтинге GHSI, но быстро отреагировала на первые сообщения о вирусе. Направив военных на помощь, правительство развернуло местные экспресс-тесты (с результатами в течение 24 часов) и тестирование методом случайной полимеразной цепной реакции (ПЦР) в густонаселенных районах. Установлен строгий режим отслеживания контактов, оказана поддержка тем, кто находится в изоляции, разрешено использование масок в общественных местах, ограничены путешествия, а также установлен комендантский час на всей территории острова. И, как и в Сенегале, правительство Шри-Ланки развернуло масштабную кампанию по информированию общественности. В результате зарегистрированных случаев смерти от Covid-19 там можно пересчитать по пальцам.

По теме

Третья страна, которую стоит выделить - Вьетнам. С населением в 95 миллионов человек и слаборазвитой системой здравоохранения он занял 50-е место в рейтинге GHSI, но при первых новостях о вирусе в соседнем Китае продвинулся с впечатляющей скоростью. Вскоре после регистрации первых случаев Вьетнам подготовил лаборатории и тесты и ввел ограничения для всех посетителей из Китая. За этими мерами последовало экспресс-тестирование, отслеживание контактов, госпитализация инфицированных людей и изоляция всех лиц, контактировавших с ними. К октябрю в стране было зарегистрировано всего 35 смертей.

Если эти бедные страны могли так хорошо справляться, почему США и Великобритания потерпели неудачу? Недавний опыт борьбы с инфекционными заболеваниями явно сыграл роль в обеспечении готовности на страновом уровне. Так же как Сенегал пережил Эболу в 2013–2016 годах, Вьетнам и Шри-Ланка усвоили уроки SARS (2003) и MERS (2012). Каждый из них создал инфраструктуру для борьбы со вспышками (а у некоторых групп населения мог развиться иммунитет к коронавирусу).

Но одна история не объясняет, почему эти три страны справились с ковидом намного лучше, чем США и Великобритания. Почему в этих богатых странах не были внедрены процедуры быстрого тестирования, отслеживания контактов и изоляции? Почему они не санкционировали использование масок и не сделали больше для предотвращения поездок и личных встреч? Долгое время после того, как данные показали, что перечисленные меры эффективны, США и Великобритания продолжали сомневаться.

Есть и более глубокие уроки. В Сенегале, Шри-Ланке и Вьетнаме каждое правительство объединилось вокруг стратегии, сосредоточило внимание на четких общественных коммуникациях и установило партнерские отношения с общественными сетями. Напротив, ни США, ни Великобритания не оказались в состоянии мобилизовать свои ведущие мировые институты на основе согласованной национальной стратегии. Вместо этого правительства обеих стран стали жертвами вражды между элитами.

Когда дело дошло до стратегии, разногласия внутри Республиканской партии США и Консервативной партии Великобритании вынудили их лидеров метаться от одного подхода к другому. Консультирующие их эксперты соревновались за внимание и влияние, продвигали свои собственные модели и исследования, и часто им не хватало смирения, чтобы обратиться за советом к передовым работникам и другим странам, имеющим соответствующий опыт.

Когда дело дошло до доставки вакцины, Центры США по контролю заболеваний и общественного здравоохранения Англии настаивали на том, чтобы они в одиночку разрабатывали и контролировали режим тестирования в своей юрисдикции. Этот подход потерпел неудачу в обеих странах, в то время как подход, основанный на сотрудничестве, работал в других. Вместо того чтобы строить локальные сети для отслеживания контактов (что полезно для будущих пандемий), правительство Великобритании передало эту задачу на аутсорсинг корпоративному гиганту Serco и компании под названием Sitel. Результатом стали национальный колл-центр и онлайновая система отслеживания, которые не смогли работать рядом с очагами, как и местные группы по охране здоровья в более успешных странах.

В конце концов Covid-19 выявил слабость стратегий, направленных на политическую популярность, а не на пандемию. Точно так же он показал безрассудство попытки управлять централизованным командованием, а не сотрудничеством. Канцелярия премьер-министра Великобритании поссорилась с мэром Манчестера, а президент США - с губернатором Мичигана. Ресурсы не перетекали из центра в те области, где они были больше всего нужны.

Пандемия выявила острую необходимость в создании соединительной ткани между правительствами и национальными и субнациональными учреждениями. Это так же важно для борьбы с пандемией, как и для обеспечения успешного восстановления после нее.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 03.06.2021 16:00
Комментарии 0
Общероссийская газета независимых журналистских расследований «Наша версия» Газета «Наша версия» основана Артёмом Боровиком в 1998 году как газета расследований. Официальный сайт «Нашей версии» публикует материалы штатных и внештатных журналистов газеты и пристально следит за событиями и новостями, происходящими в России, Украине, странах СНГ, Америке и других государств, с которыми пересекается внешняя политика РФ.
Наверх