// // Почему 100 лет назад революция в России не могла не свершиться

Почему 100 лет назад революция в России не могла не свершиться

2275

Власть, которая зарвалась

2
В разделе

«Кто начал царствовать Ходынкой, тот кончит, встав на эшафот», – напророчил Константин Бальмонт за 10 лет до революции, предвосхитив судьбу последнего российского императора. Впрочем, современникам классика русского символизма было очевидно, что «Николай Последний» кончит плохо. Слишком предсказуемы были последствия его действий, равно как и бездействия.

Революция, как отмечал советский писатель Валентин Пикуль, просто не могла не произойти, и сегодня, спустя столетие, имеет смысл ещё раз обернуться, окинув пытливым взглядом те события, – чтобы не повторить прошлых ошибок.

«Наш царь – Мукден, наш царь – Цусима, наш царь – кровавое пятно». Проигранные сражения русско-японской войны воспринимались обществом с обидой и недоумением. Как так, ведь наша армия могла шапками закидать этих япошек?! Маньчжурия – наша сакральная земля, а Ляодунский полуостров, Дальний и Порт-Артур – гордость русского флота. Сдать всё это микадо ещё обиднее, чем продуть Севастополь французам и англичанам. А ведь продули, а ведь сдали. Но мог ли подумать император, что это станет началом его конца? А ведь, как отмечал очевидец тех событий, британский журналист Эллис Бартлетт, «ни в области стратегии, ни в области военного искусства не было проявлено со стороны японцев ничего выдающегося или особенно замечательного», за Порт-Артур поначалу вообще шли вялые позиционные бои (не втягивает ли и сейчас нас уже Украина в подобную ситуацию?). Но пока генерал Роман Кондратенко, как мог, оборонял крепость, комендант Стессель сдал крепость японцам без боя, повторив свою же сдачу Дальнего. Говорят, у Стесселя был хитрый план, но он по каким-то причинам не сработал, и это привело к огромным жертвам и позорному поражению России.

Они задохнулись

Да, а началось всё с Ходынки – массовой давки на Ходынском поле в Москве 18 мая 1896 года. В честь коронации Николая II объявили народные гулянья. Тридцать тысяч вёдер пива выкатили москвичам царедворцы, кроме того, обещали бесплатно раздать 400 тыс. подарочных наборов с колбасой, пряниками да ситцевыми платками. К халяве у нас традиционно неравнодушны – на Ходынское поле пожаловало полмиллиона горожан. Быстро смекнув, что подарков на такую ораву наверняка не хватит, гуляющие устремились к «буфетам» – пунктам раздачи подарков. В давке погибли 1389 человек, ещё около 1300 были покалечены. И мало того что император, узнав о трагедии, не отменил дальнейших торжеств, – на следующий день он, как ни в чём не бывало, отправился на Ходынку, уже отмытую от крови, – под бравурную игру оркестра. Действительно, чего драматизировать-то? Они задохнулись. В давке. И ладно.

Были у Николая и другие серь­ёзные ошибки помимо Цусимы с Ходынкой. Он раздавал должности своим приближённым, отключив при этом все социальные лифты и жёстко ограничив свой ближний круг. Разумеется, это сказалось и на росте коррупции, и на качестве управления. Губернаторы и градоначальники были максимально безынициативны, противились инновациям и широко практиковали местничество. Знати – всё, прочим – закон! Чиновники из ближнего круга императора никогда не выпадали из системы государственного управления. Премьер Владимир Коковцев успел послужить и госсекретарём, и министром финансов, причём дважды, а Ивана Горемыкина дважды определяли в главы правительства. Ещё один николаевский премьер, Борис Штюрмер, побывал и министром внутренних дел, и главой дипломатического ведомства, а Сергей Витте – министром финансов и министром путей сообщения. Крупных управленцев тасовали, как карты в колоде, но крайне редко выводили за рамки системы, «бросая на низовку», как, к примеру, замминистра внутренних дел Степана Белецкого, и практически никогда не сажали. Разумеется, народ это видел, и восторгов подобная политика ни у кого не вызывала. Между тем коррупция в России цвела буйным цветом, но журналистам писать о ней воспрещалось. Дабы не будоражить чернь.

По теме

Они прятали деньги за границей

А ещё Николай II развил и укрепил репрессивные органы, которые оказались не в состоянии справиться с реальными угрозами режиму, зато восстановили против режима широкие слои среднего класса и пролетариата и в конечном итоге стали играть свою игру, уничтожая даже высших чиновников и заигрывая с самыми опасными элементами. Жандармские «охранные отделения» появились не только в Питере, Москве и Варшаве, но и в Вильнюсе, Днепропетровске, Казани, Киеве, Одессе, Саратове, Тбилиси и Харькове. К 1908 году их насчитывалось уже не три, как за пять лет до этого, а 27. Разрастался и штат жандармского ведомства, именовавшегося до этого «внутренней стражей», которая сегодня, к слову, считается прообразом Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации – Росгвардии. Силовики получали жалованье, в 2–3 раза превышающее оклады гражданских. Но, как показала дальнейшая история, так и не смогли удержать страну от бунта.

Одновременно окружение императорской семьи выводило свои капиталы за рубеж, отдавая предпочтение германским банкам, – повальное бегство капиталов из России началось осенью 1905 года. Ну ещё бы, кайзер – кузен Николая II, и уж с кем с кем, а с Германией у нас войны быть не может, не так ли? Так что деньги хранить безопаснее всего в Берлине – это вам любой подтвердит. А государственную казну, которую предшественникам Николая II и в голову бы не пришло хранить за границей, стали потихоньку перетаскивать в Великобританию. С конца 1914-го и вплоть до февраля 1917 года в Bank of England из России поступило 68 млн фунтов стерлингов, и, как отмечают эксперты, это были отнюдь не личные средства российского императора, а государственные активы. Одновременно Россия выво­зила за границу своё зерно – до 30% ежегодного урожая. Выручка тратилась на финансирование роскоши двора, обогащение приближённых и вооружение (как оказалось – бессмысленное).

Они «качали бабло» из недр

Казалось бы, в стране не ограничивалась предпринимательская деятельность – купечество торговало чем хотело и с кем хотело. Но при этом ровным счётом ничего не делалось для улучшения предпринимательского климата. Попытки Столыпина затащить на Дальний Восток крестьян, соблазнив их землёй (не каким-то гектаром, а огромными наделами), обернулись неудачей – люди было поехали, но быстро вернулись назад. В итоге сравнительно высокие темпы роста экономики достигались почти исключительно за счёт добычи природных ресурсов. Начинался бум нефтедобычи – новоизобретённые автомобили и самолёты требовали топлива. Но ни у кого и в мыслях не было переходить от сырьевой экономики к многоукладной, по примеру той же Америки. Сойдёт и так, на наш век хватит природных запасов! Но даже в выкачивании нефти из недр не было никакого прогресса. Сравните: в 1901 году доля России в мировой неф­тедобыче составляла 50%. Америки – 41%. Но уже через пять лет ситуация изменилась: на долю империи приходилось 28%, в то время как Северо-Американские Соединённые Штаты добывали порядка 58% нефти от мировых показателей! А к 1913 году ситуация ещё больше усугубилась – российские 18% против американских 63! Как говорится, все совпадения случайны.

Акцент

Царь-надёжа превратился в царя-сатрапа

Можно ещё долго перечислять факторы, приведшие к революции: лютую «распутинщину», обеспечивающую проходимцам милость двора и множество выгод, политику антисемитизма, проводимую двором, подталкивавшую молодых евреев к революционной борьбе. А ещё – рост религиозного радикализма, ура-патриотический угар на фоне мнимых побед во внешней политике. Общий итог – кризис доверия. Буквально за каких-то два года, прошедших с начала Первой империалистической, царь-надёжа Николай превратился в царя-сатрапа Николашку Кровавого. А его подданные, ещё вчера отбивавшие поклоны за его здравие, были готовы растерзать своего кесаря – во славу революции. «Своим отказом слышать и видеть проблемы и что-либо менять Николай довёл свой рейтинг до близкого к нулю уровня, – считает сотрудник Московского центра Карнеги экономист Андрей Мовчан, – допустил деклассирование большой доли населения, фактически полностью потерял управление страной и отдал власть не под напором неприятеля или разъярённой толпы». А под давлением своего ближнего круга – советников и высших чиновников.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 25.09.2017 08:44
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Новости партнеров
Еще на сайте
Общероссийская газета независимых журналистских расследований «Наша версия» Газета «Наша версия» основана Артёмом Боровиком в 1998 году как газета расследований. Официальный сайт «Нашей версии» публикует материалы штатных и внештатных журналистов газеты и пристально следит за событиями и новостями, происходящими в России, Украине, странах СНГ, Америке и других государств, с которыми пересекается внешняя политика РФ.
Наверх