// // Немецкие органы опеки пытаются отнять у россиянки ещё не родившегося ребёнка

Немецкие органы опеки пытаются отнять у россиянки ещё не родившегося ребёнка

1309

Кошмар семьи Майеров

Немецкие органы опеки пытаются отнять у россиянки ещё не родившегося ребёнка
В разделе

В Германии разгорается серьёзный скандал, связанный с лишением родительских прав и изъятием из семьи двух детей. Органы опеки настаивают на том, что над малютками издевались в их родном доме. Однако неоспоримые доказательства тому не удалось найти даже полиции. Правозащитники и адвокаты не исключают, что всё дело в русофобских настроениях немецких чиновников.

В октябре прошлого года Верховный земельный суд города Халле лишил супругов Анжелину и Даниэля де Майер родительских прав. Их двое детей: дочь Эбби и сын Джеми сегодня находятся в приёмных семьях, и теперь скорее всего будут переданы на усыновление.

Защита Анжелины де Майер подала жалобу в Конституционный суд, однако адвокаты уверены, что шансов на положительный исход дела в системе немецкого правосудия практически нет. «Суд в этом случае не руководствовался исключительно буквой закона, а действовал в интересах государственной машины по незаконному отъёму детей из семей их законных родителей, – убеждён президент Европейского информационного центра прав человека (ЕИЦПЧ) Гарри Мурей, занимающийся делом Анжелины де Майер. – Своими действиями суд не только нарушил основной закон ФРГ, но и создал угрозу для здоровья и жизни малолетных детей де Майеров, передав их в руки органов ювенальной юстиции».

Не возлагая особых надежд на будущее решение КС Германии, юристы сегодня уже готовят соответствующее обращение в Европейскую Комиссию в Брюсселе, а также петиции в Комитеты по внутренней политике и конституционным вопросам Европарламента в Страсбурге.

Сама Анжелина де Майер, имеющая также и паспорт гражданина России, уже обратилась за защитой к президенту Владимиру Путину. По слухам, когда немецким чиновникам стало известно об этом, они тут же пригрозили Анжелине прямо в роддоме изъять у неё и третьего ребёнка, который ещё только должен появиться на свет в июле этого года.

На новой родине всё пошло не так

Анжелина де Майер (в девичестве Квиринг) попала в Германию трёхлетней девочкой в 1995 году. «Мы, немцы из России, переехали в Германию из Немецкого района Алтайского края. Тогда, 20 лет назад, я думала, что мы делаем всё правильно. Казалось, что вся жизнь впереди, – рассказывает мать Анжелины. – Как миллионы наших

соотечественников, мы жили тихо и спокойно, часто вспоминая нашу жизнь в России, и сравнивали. Как день и ночь. Всё чисто и красиво, с голоду не дадут умереть, но как быть с душевным состоянием? Когда боишься говорить по-русски, когда берут на самую низкооплачиваемую работу, когда с высшим образованием моют полы и ухаживают за стариками. И только немногие работают по профессии. Успокаивало только одно: детям здесь будет хорошо. Как мы ошибались!».

В 2011 году 19-летняя Анжелина познакомилась с Даниэлем де Майером. Спустя год у них появился сын Джеми, а в январе 2014 года родилась маленькая Эбби. Первые несколько недель после рождения Эбби семью де Майеров навещала акушерка – госпожа Гросс. Дело в том, что Эбби появилась на свет при помощи кесарева сечения и ей требовался интенсивный уход.

В полиции дело развалилось

В конце марта 2014 года, то есть спустя всего месяц с небольшим после того, как акушерка перестала навещать семью де Майер, случилось страшное. Сначала вроде бы ничего не предвещало беды: у Эбби немного опухло бедро и сознательные родители тут же помчались в клинику. По словам врачей, в результате рентгеновское обследование показало, что у малышки Эбби есть многочисленные (!) переломы костей. Врачи тут же заподозрили издевательство над ребёнком и вызвали органы опеки, которые, в свою очередь, тут же изъяли у Майеров и сына и дочь. Как заявили чиновники, для безопасности самих же детей.

По теме

Что интересно: по словам адвокатов Анжелины де Майер, злополучное рентгеновское исследование, ссылки на которое фигурируют во всех материалах дела, на самом деле… никто не видел. Включая и самих судей. Как получилось, что ключевое доказательство по делу отсутствует, не очень понятно. Впрочем, это далеко не единственная нестыковка в этом деле.

Сразу после того как органы опеки изъяли детей, к делу подключилась полиция. Жестокое обращение с малолетними – это уголовная статья. Расследование тянется уже около двух лет, однако обвинения Майерам так и не было предъявлено. Более того, как рассказали «Нашей Версии» в ЕИЦПЧ, хотя полицейское дело де-юре не было закрыто, де-факто расследование заморожено. «С самого начала действия ювенального ведомства Падеборна были незаконны, – говорит Гарри Мурей. – Мало того, дети были изъяты до окончательного решения судебных инстанций и вопреки проведённому расследованию полицией, которая прекратила преследовать родителей девочки за недоказанностью вины».

Показательно, что, как только стало известно о том, что Анжелина де Майер намерена обжаловать решение по своему делу в Конституционном суде, органы опеки запрещают ей и её мужу короткие свидания с детьми. Однако уже 24 февраля опека принимает новое решение: родителям будет позволено видеться с Эбби, однако свидания с Джеми по-прежнему запрещены. «Если следовать логике органов опеки, это ведь именно Эбби подвергалась издевательствам родителей. Но её навещать можно, а Джеми, с которым всё было в порядке, – нельзя, – негодует пресс-секретарь ЕИЦПЧ Дмитрий Рудковский. – Дело в том, что с мальчиком, похоже, беда. У Джеми астма, и не исключено, что из-за всего случившегося он чувствует себя очень плохо. Мальчик тяжело болен, но что с ним и где он сегодня, мы не знаем».

Ищите русофобский след

Правозащитники и адвокаты Анжелины де Майер уверены, что причина такого, мягко говоря, странного судебного разбирательства кроется в русском происхождении самой Анжелины. «За последние несколько лет неприязнь, а местами и откровенная ненависть со стороны государственных органов и чиновников по отношению к русскоязычному сообществу просто захлестнула Германию, – говорит Гарри Мурей. – Конечно, уровень русофобии в Германии всегда был один из самых высоких в Европе, но сегодня он просто зашкаливает и выходит за рамки разумного. Действия по отношению к русскоязычному меньшинству в стране, как мне кажется, всё больше начинает напоминать политику апартеида против темнокожих граждан страны, проводившуюся властями ЮАР в середине прошлого века».

Из отчёта о беседе с госпожой Гросс, проведённой в рамках психологической экспертизы по семейному делу де Майеров.

Оба родителя были открыты и общительны, каждый из них рассказывал о своих детских воспоминаниях и о своих семьях. Они всегда задавали много вопросов, были открыты и благодарны за советы, которым они без проблем следовали. У госпожи де Майер, несмотря на боли и гормональную перестройку, не было признаков депрессии, она не была апатичной или эмоционально нестабильной.

В отношении Эбби всё было в порядке. В связи с тяжёлыми родами и временным применением вакуумного экстрактора у неё образовалась блокада в области шейных позвонков, что не было необычным. Она порекомендовала родителям показать Эбби доктору Пеппелю. В остальном Эбби хорошо набирала вес и нормально развивалась. Она сама два раза купала Эбби и во время каждого визита на дому взвешивала, не заметив при этом никаких отклонений. Внешний вид и её поведение были нормальными.

Конкретно

Конечно, правозащитников и адвокатов можно было бы обвинить в излишней подозрительности. Однако тогда возникает вопрос. Почему, например, в ходе двухлетнего (!) разбирательства этого дела суд так и не назначил проведения ни одной дополнительной медицинской экспертизы, предпочитая основывать свои доводы на, напомним, отсутствующем в деле рентгеновском исследовании. Не очень понятно и то, на каком основании дети де Майеров сегодня находятся в приёмных семьях – ведь пока что решение суда не вступило в законную силу.

Ну, и наконец. Выводы психологической судебной экспертизы говорят скорее в пользу де Майеров, нежели в пользу их обвинителей. «Признаки психиатрических отклонений у родителей на основании имеющейся в распоряжении информации не обнаружены», – весьма недвусмысленно указывает эксперт. Более того, в тексте более чем 60-страничного заключения не сделано ни одного однозначного вывода, даже сам факт издевательства над дочерью упоминается лишь в сослагательном наклонении.

Опубликовано:
Отредактировано: 15.03.2016 12:46
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх