Версия // Власть // Карелии грозит безработица и голод

Карелии грозит безработица и голод

10204

«Карел – кору ел»

Карелии грозит безработица и голод
(фото: Андрей Васильев/РИА Новости, ТАСС)
В разделе

Одним из самых пострадавших регионов России в результате действия санкций может оказаться граничащая с Евросоюзом Республика Карелия. Дотационный регион, главной опорой которого было несколько крупных, ориентированных на экспорт предприятий, переживает нынче серьёзный промышленный спад. Власти республики пытаются решать проблему, однако кажется, что ничего, кроме заграничных командировок за бюджетный счёт и надежды на подачки Москвы, чиновники придумать не могут.

Несмотря на санкции, промышленное производство в России, по официальным данным, за первое полугодие 2022 года выросло на 2%. Зато в Карелии сложилась обратная ситуация – за то же время спад составил 4,6%, к третьему кварталу увеличился до 7%, а каков будет годовой итог, никто пока предсказать не в состоянии. При этом ключевые для Карелии отрасли «валились» даже быстрее, чем в среднем по региону, – обрабатывающая отрасль упала на 9%, а деревообработка – и вовсе почти на 16%. Причина очевидна: приграничная республика все годы своего постсоветского существования делала основную ставку на экспорт в страны Запада, прежде всего в Финляндию. В первые годы экспортировали главным образом сырьё – тот же лес-кругляк. Затем появились перерабатывающие производства, отчего на депрессивной в целом территории региона возникло несколько точек роста, где и зарплаты были приличными, и жить стало относительно комфортно. Проблемой стало то, что никто не подумал: а если однажды Европа окажется недоступной?

Примером может служить ситуация в Костомукше. 40 лет назад финские специалисты построили там современный горно-обогатительный комбинат по добыче железной руды, за что советская сторона расплатилась с ними золотом и окатышами с того самого предприятия. После перестройки завод вошёл в состав «Северстали», при этом железные окатыши пошли на экспорт. Труд на предприятии тяжёлый, преимущественно мужской, потому жёны работников ГОКа находили себе другую работу на территории города. Выбором для многих стало предприятие «АЕК» – дочерняя компания индийской Samvardhana Motherson International Ltd, специализирующаяся на выпуске жгутов и электропроводки для Volvo, Skania, MAN и John Deere. Предприятие стабильно давало работу примерно 700 жителям 40-тысячной Костомукши, но теперь оно фактически остановилось из-за санкций. 11 октября на заводе «АЕК» прошло собрание работников, на котором сообщили о предстоящем массовом сокращении. По предварительной информации, оно начнётся в январе 2023 года и коснётся 75% сотрудников. Индийское руководство компании обещает что-то придумать и предлагает карельскому предприятию переориентироваться на отечественный рынок, но потребностей в таком количестве автомобильной электропроводки, которую выпускал «АЕК», в России нет.

Уходят на Восток

Поставили крест санкции и на амбициозном проекте по развитию другого карельского моногорода – Сегежи. Здешнее ЦБК лихорадило много лет, однако в середине 2014 года сюда зашла АФК «Система» и была создана Segezha Group, ставшая одним из лидеров в производстве фанеры, бумажной упаковки и древесных плит. Инвестиционным планом предусматривалось дальнейшее развитие предприятия – компания рассчитывала запустить в конце 2024 – начале 2025 года новый завод «Сегежа-Запад», рассчитанный на 1,5 млн тонн продукции и стоимостью 150 млрд рублей. Однако теперь приоритеты изменились. «Этот проект должен был находиться в Карелии, соответственно ориентирован был бы на рынок Европы. Сейчас рынок Европы для нас закрыт. Везти из Карелии в Китай или прочие рынки с точки зрения логистики супернеэффективно», – описала причины принятого решения директор Segezha по работе с инвесторами Елена Романова.

По теме

Спад промышленности в Карелии уже отразился на бюджете региона – республиканская казна недополучила в этом году почти 2 млрд налога на прибыль организаций. В следующем году ситуация обещает оказаться ещё тяжелее. Властям неизбежно придётся увеличивать расходы казны (хотя бы для повышения зарплат бюджетникам) – в целом это грозит региону, который и так каждый второй рубль получал от федерального центра в виде тех или иных дотаций, настоящим финансовым коллапсом.

Оптимизм и попрошайничество

Пытается ли региональная власть что-то сделать с надвигающейся угрозой? Пока что губернатор Карелии Артур Парфенчиков лишь демонстрирует казённый оптимизм.

«Сегодня в целом ситуация в экономике достаточно устойчивая. И важнейшая задача этого года – в условиях мощного санкционного давления не допустить её ухудшения, поддержать адаптацию бизнеса к новым экономическим реалиям», – рассуждает он. Интересно, согласятся ли с его словами те несколько сотен жительниц Костомукши, которые в январе окажутся без работы, с незакрытыми кредитами и детьми на руках?

Одновременно карельские власти демонстрируют бурную деятельность. Так, представительная делегация карельских чиновников отправилась в Иран, чтобы рассказать персидским бизнесменам про радужные перспективы сотрудничества с далёкой северной республикой, которую мало кто из ближневосточных жителей найдёт на карте без подсказок. Любопытно, что содержание переговоров с иранскими партнёрами коллеги Парфенчикова предусмотрительно раскрывать не стали. Вице-премьер республиканского правительства Дмитрий Родионов лишь рассказал в соцсетях, что благодаря его делегации уже появились «реальные наработки в сфере камнеобработки и поставок оборудования». Зато иранцы не стали молчать и на голубом глазу поведали, что карельскую делегацию интересовал вопрос поставок не в Иран, а из Ирана – прежде всего ставших дефицитными после закрытия западных границ кормов для знаменитой карельской форели, которая поставляется по всей Центральной России. Никаких иных итогов от этой познавательной поездки карельских чиновников за счёт казны спустя полгода так и не появилось.

Ещё один способ борьбы с дефицитом казны предложил спикер республиканского парламента Элиссан Шандалович. Не особо мудрствуя, он предложил просто-напросто выпросить деньги у федерального центра. На благую цель – обустройство приграничных территорий, которые должны стать «витриной России» на враждебно ощетинившейся границе с вступающей в НАТО Финляндией. «Совместно с главой Карелии мы добивались включения республики в Стратегию пространственного развития Российской Федерации. И вот первый результат: в список приграничных муниципальных образований с приоритетной господдержкой включён Муезерский район», – радостно сообщил в октябре Шандалович. По словам спикера Заксобрания, развитие приграничных территорий планируется обеспечить за счёт улучшения транспортной доступности и жилищных условий граждан, повышения качества предоставления услуг в сферах образования, здравоохранения, культуры, спорта и др. На эти цели должны будут выделяться субсидии из федерального бюджета.

Что ж, в предложениях Шандаловича есть железная, хоть и не проговариваемая вслух логика – пусть Карелия жила бедно, но с учётом открытых границ и сотрудничества с Евросоюзом могла рассчитывать на постепенное улучшение ситуации в экономике и медленный рост доходов. Однако текущая ситуация эти планы похоронила. И раз на республиканскую власть надеяться нечего, то будет справедливым, если Москва так или иначе поддержит регион, который начал финансово тонуть, и не только по своей вине. Пускай хотя бы в виде обустройства приграничных территорий. Чтобы жители этого самого приграничья не вспомнили от голода популярную некогда народную потешку «карел – кору ел».

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 22.11.2022 12:00
Комментарии 0
Наверх