Версия // Власть // Как силовые ведомства освещают свою работу в спецоперации

Как силовые ведомства освещают свою работу в спецоперации

13128

Кто на фронте?

Как силовые ведомства освещают свою работу в спецоперации
(коллаж: рисунок - Темур Козаев, фото - Виктор Антонюк/РИА Новости, РИА Новости, YouTube.com)
В разделе

Больше полугода проводится военная спецоперация, но обществу по-прежнему неведомы все фигуранты викторий и ретирад. Попробуем разобраться, кто же находится на переднем крае. Как ведомства освещают свою работу?

Росгвардия – тут и там

Ведомство Виктора Золотова – пожалуй, единственная силовая структура, открыто сообщающая о своих погибших сотрудниках. В информационной ленте на сайте Росгвардии то и дело попадаются упоминания о траурных церемониях в регионах. Вообще сайт этого ведомства можно посчитать самым искренним. Вот сообщение от 22 сентября – в ЛНР «росгвардейцы при ведении воздушной оптико-электронной разведки обнаружили установку РСЗО «Град» и склад боеприпасов». То есть силы Росгвардии проводят разведку с использованием коптеров. От 21 сентября – «Росгвардия выявила крупные схроны с оружием в Херсонской и Запорожской областях». Тоже зафиксировали. В тот же день ещё сообщение – «В ДНР при участии спецназа Росгвардии уничтожено около 30 боевиков». Ставим галочку. И суммируем: другими словами, подшефные Золотова не только ведут боевые действия на переднем крае (в сообщениях из открытых источников об отступлении из Харьковской области признавалось, что оборону там держали росгвардейцы и мобилизованные из ЛНР), но и проводят разведку, уничтожают склады с оружием и ликвидируют диверсантов. А вот сообщение от 20 сентября: «При содействии Росгвардии ведётся контрбатарейная борьба с артиллерией ВСУ в ЛНР». Фигаро – там, Фигаро – тут.

Армия – без огласки

Открываем сайт военного ведомства. В ленте новостей о спецоперации ежедневные сводки с театра военных действий без указания на участвующие в них подразделения Минобороны. Сообщая вперемежку и о действиях соединений народных республик, и о росгвардейцах, и о ЧВК. Если хорошенько прошерстить ленту сообщений, можно найти упоминание об инженерно-разведывательных подразделениях ЦВО, обеспечивающих расчистку местности от мин-«лепестков», о действиях ВКС и о противодействии подразделений ВДВ попыткам прорыва ВСУ МО предпочитает не освещать сложные темы. На сайте не найти сообщений ни о геройски погибших офицерах, ни о чествовании отличившихся войсковых частей.

Полиция – обеспечивает порядок в тылу

Сотрудники полиции проводят профилактические мероприятия с прибывающими в российские регионы беженцами из народных республик и с присоединённых территорий. Подразделения МВД обеспечивают порядок на приграничных территориях, зачастую сталкиваясь лоб в лоб с украинскими ДРГ. Мартиролог, увы, открыт. Работу на бывших украинских территориях МВД РФ пока не ведёт. По данным представителя военно-гражданской администрации Запорожской области Владимира Рогова: порядок поддерживает Росгвардия (часто совместно с бывшими украинскими полицейскими, неподведомственными МВД РФ), с террористами борются спецподразделения ФСБ, а расследование преступлений ведёт СКР. А полноценная полиция, по всей видимости, появится после референдумов.

По теме

Органы следствия – в незримом бою

По сути, вся оперативно-следственная работа на освобождённых территориях ведётся сотрудниками Следственного комитета. Фиксируется каждый «прилёт» с украинской стороны, гибель каждого местного жителя, как в народных республиках, так и на юге. Попутно следователи устанавливают, кто из украинских военных персонально отдавал тот или иной приказ об обстреле. Возбуждают уголовные дела, собирают доказательства – рутина, казалось бы. Но этой рутины изрядно, а людей не хватает. Приходится подключать сотрудников из российской глубинки. Регулярно бывает в народных республиках и глава ведомства Александр Бастрыкин. Ещё одна сфера деятельности – расследования покушений и убийств представителей местных администраций, совершённых по приказу из Киева. Насколько успешно они проводятся, сказать сложно – причастные устанавливаются в единичных случаях. Почему так – несложно понять. На освобождённых территориях практически не ведётся оперативная работа. А раз нет полноценной полиции, нет и «оперативки». Не разорваться же следователям. Итог – покушений становится больше, хотя остальная преступность вроде как в рамках мирного времени, как это ни странно.

Контрразведка – в засаде, и не только

Сайт ФСБ изобилует сообщениями на украинскую тематику. Преобладают новости о разоблачении пособников киевского режима на территории РФ. Шпионаж, передача секретных сведений, организация террористических сообществ – целый спектр событий. Что же до работы на освобождённых территориях, то и она ведётся – накануне, к примеру, изобличили и задержали гражданина Украины, готовившего убийства сотрудников администрации Херсонской области. Казалось бы, на передовой контрразведчики не воюют, но это не так. Пограничная служба ФСБ «не является непосредственным участником спецоперации», разъяснил бывший глава погранслужбы Николай Бордюжа, это прерогатива Минобороны и Росгвардии. Однако этот факт «не исключает их участия как такового». «В сложившейся ситуации у ведомства есть формальное право обеспечивать порядок на освобождённой территории – на том расстоянии, которое обеспечит безопасность наших граждан, это может быть и 10 километров, и 20». «Речь идёт лишь о тех мерах, которые позволят исключить случаи вооружённых провокаций», – отметил Бордюжа. «Это могут быть и засадные действия, и рейды в районы возможного размещения тех же миномётов. Подобный опыт имелся в Афганистане: пограничники мобильно действовали на удалении до 80 километров. В основном перехватывали и уничтожали караваны с оружием, наиболее агрессивных моджахедов». Сейчас, по признанию Бордюжи, происходит то же самое.

«Территориальные формирования» – чьи они?

Казалось бы, есть два ведомства, которые принимают непосредственное участие в спецоперации, – Минобороны и Росгвардия. При подключении пограничников ФСБ, о чём выше поведал Николай Бордюжа. Но начинаешь разбираться в историях с появлением региональных боевых подразделений – и понимаешь, что не всё так, как на бумаге. Скажем, чеченские подразделения формально подчинены Росгвардии. Глава региона Рамзан Кадыров – генерал-лейтенант ведомства Золотова. Но стоит копнуть, кто же оплачивает и экипирует пополнение, как начинаются удивительные открытия. Оказывается, Кадыров нередко выкладывает свои кровные – и за экипировку, и за спецсредства, а уж функционирование центров, где проходят подготовку новобранцы, и подавно осуществляется за негосударственный кошт. С одной стороны, это похвально. Но с другой – а при чём здесь Росгвардия? Впрочем, это Чечня, там многое непросто. А вот Башкирия. Республика подготовила два мотострелковых батальона для СВО. Только «республика» – это как-то расплывчато, кто конкретно – военные или росгвардейцы? Или, может быть, контрразведчики? А ни те ни другие. «О формировании первого батальона, имени Минигали Шаймуратова (советский военачальник времён Великой Отечественной войны), заявила республиканская организация «Ветераны морской пехоты и спецназа ВМФ». А другая организация – «Ветераны десантных войск и спецназа Башкортостана» – сообщила о создании батальона имени Александра Доставлатова (уфимец, погибший во второй чеченской кампании). «Глава республики Радий Хабиров говорил, что общая численность двух батальонов превышает 800 человек», – сообщает «Коммерсантъ». Но позвольте, а кому эти подразделения подчиняются? Тому, кто ими командует, или тем, кто их сформировал? Или их военачальник – Хабиров? Увы, башкирский случай далеко не единичный. Разбираться, видимо, некогда – давайте, что ли, после победы? Дальше – больше. Два крымских добровольческих соединения общей численностью в 2500 штыков отправились на южный фронт силами местных казачьих организаций. Командуют ими – совершенно точно – казаки. Не военные и не росгвардейцы. А с кого тогда спрос, если что? С казачьего круга?

По теме

Уже не секрет, что хорошо зарекомендовавшие себя в Сирии частные военные компании отметились и на украинском театре военных действий. Обычно упоминают один «оркестр музыкантов», но на самом деле их там как минимум три.

Частные военные компании – герои, которых нет

В общем, это уже не секрет, что хорошо зарекомендовавшие себя в Сирии частные военные компании отметились и на украинском театре военных действий. Обычно упоминают один «оркестр музыкантов», но на самом деле их там как минимум три. Как правило, «дикие гуси» появляются на передовой в самых горячих местах, именно они основной наступательный ресурс, как показали последние месяцы. В этой связи надо бы понять, а кто они, собственно, эти герои? Ни Росгвардии, ни Минобороны они непосредственно не подчинены. Согласуют ли они свои действия с Федеральным оперативным штабом – тоже неясно, об этом нет никакой информации в принципе. Представители народной милиции ЛНР разъяснили на правах анонимности, что действия с «музыкантами» согласуют тогда, когда они появляются на том или ином участке фронта – в оперативном режиме. О стратегическом планировании , в таком случае, сложно вести речь. Во всяком случае специалисты Генштаба, с которыми автору довелось обсуждать ситуацию, прибегали к обильной жестикуляции и к инвективной лексике, описывая свои попытки добиться войсковой слаженности. Впрочем, возникла проблема – с пополнением. Как следует из видеозаписей, размещённых в открытых источниках, ЧВК время от времени бывают в исправительных заведениях (а точнее в «красных» зонах), встречаются там с заключёнными – с согласия представителей ФСИН, предлагают махнуть на фронт добровольцами. Отслужил полгода верой и правдой – тюремный срок заменяют условным. Прослужил дольше – могут судимость погасить. Откровенных рецидивистов, вроде бы, не ангажируют, но от тех, кто сидит за особо тяжкие преступления, почём зря не отмахиваются. Есть, конечно, риск, что обученные военному делу сидельцы после спецоперации могут воспользоваться своими навыками не по назначению, но пока что решаются задачи более высокого приоритета. Впрочем, есть же опыт Великой Отечественной войны – и тогда на фронт призывали заключённых. Хрестоматийный пример – герой Советского Союза Александр Матросов, бросившийся на вражеский дзот своей грудью, чтобы прикрыть наступление красноармейцев. Навскидку другой пример – бывший заключённый Рыбинлага Алексей Отставнов, также заслуживший золотую звезду героя в бою. «Эти жестокие преступники сражались как никто, – вспоминал актёр Евгений Вестник. – Они первыми перетаскивали артиллерийские орудия под огонь, первыми строили наблюдательные вышки. Они сражались как звери! Я говорил с ними, представил их к наградам. И были результаты».

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 29.09.2022 15:58
Комментарии 0
Наверх