// // Итоги угольных аукционов фактически определили будущую группу аутсайдеров металлургической отрасли

Итоги угольных аукционов фактически определили будущую группу аутсайдеров металлургической отрасли

177

Уголь падения

В разделе

О стабилизации российской экономики можно забыть. По мнению специалистов, отечественную промышленность ждёт новый передел собственности. Политика тут ни при чём: на этот раз причиной кризиса одной из стратегически важных отраслей станет банальная нехватка сырья. Последние аукционы, на которых с молотка ушли ведущие предприятия угольной отрасли, ясно обозначили группу металлургических компаний, оставшихся без собственных запасов топлива. Нехватка коксующегося угля может стоить экономической свободы даже таким гигантам, как объединение «Северсталь».

Каменный уголь называют после руды главным компонентом плавки. Для металлургов это «чёрное золото» не только энергоноситель, но и один из видов сырья. Неудивительно, что перспективы развития отечественной металлургии сегодня напрямую зависят от степени доступности коксующегося угля для ведущих предприятий отрасли. Дело в том, что мировые запасы коксующихся углей ограниченны: за своё долгое существование металлурги серьёзно выработали этот невосполнимый ресурс.

Особенно заметно дефицит угля проявился около года назад, что вызвало небывалый рост цен на этот вид сырья. Так, за 2004 год цена коксующегося угля подскочила на 50%. Обладание собственными разработками стало для металлургов главным конкурентным преимуществом. Предприятия, которые не имели в своём составе угольных месторождений, были вынуждены покупать сырьё практически по мировым ценам, что заметно увеличило себестоимость продукции.

Ажиотажный спрос на уголь привёл к вполне прогнозируемому результату: крупные металлургические предприятия, пытаясь обеспечить себя коксом, начали самую настоящую охоту за угольными активами. Сегодня из 75 млн. тонн коксующегося угля, ежегодно добываемых в России, 60% приходится на предприятия, входящие в состав крупных металлургических компаний. Прибыльность добычи угля заставила металлургов рассматривать её как самостоятельный высокодоходный вид бизнеса. Зато предприятия, проигравшие битву за уголь, обречены на потерю самостоятельности: зависимость от поставок сырья сделает их марионетками в руках более обеспеченных конкурентов. Тем временем, как отмечают специалисты, выставленных на продажу и готовых к эксплуатации месторождений в России почти не осталось.

Местом схватки металлургов стали аукционы по продаже угольных предприятий. Неудивительно, что большинство торгов так или иначе заканчивается скандалом. Конкуренция принимает самые жёсткие формы: сильные игроки буквально выжимают соперников из бизнеса. Типичным примером такой стратегии можно считать историю участия в аукционах группы «Северсталь», которую фактически «не пустили» в серьёзный угольный бизнес.

Эту компанию вполне заслуженно считают тяжеловесом российской металлургии. По своей капитализации среди крупнейших российских компаний предприятие Алексея Мордашова занимает почётное, 15-е место. Зато на отечественном рынке чёрной металлургии компания традиционно конкурирует с ММК за 1—2-е место. Комбинат регулярно входит в первую двадцатку мирового рейтинга International Iron & Steel Institute, причём его рейтинг имеет тенденцию к повышению. О масштабе предприятия лучше всего говорят цифры. В отчётном, 2003 году производство проката составило здесь 8,8 млн. тонн, а производство стали — 9,89 млн. тонн.

Благодаря росту цен на металлы финансовые показатели «Северстали» расцениваются специалистами как выдающиеся. Так, за тот же 2003 год выручка компании составила $1,533 млрд., а чистая прибыль достигла $269,6 миллиона. Большую часть своих доходов «Северсталь» получила на внутреннем рынке. При этом международные позиции компании Алексея Мордашова более чем устойчивы: благоприятная конъюнктура позволяет предприятию планомерно расширять рынки сбыта своей продукции. Единственное, что в обозримом будущем может ограничить рост компании, — зависимость от сырья. В частности, от поставок коксующегося угля.

По теме

До недавнего времени позиции «Северстали» на угольном рынке считались вполне устойчивыми. В целом компания самостоятельно покрывает свою потребность в коксующемся угле. Тем не менее работа на перспективу, заключающаяся в попытках приобретения новых угольных месторождений, всякий раз наталкивается на ожесточённое и успешное сопротивление конкурентов. Контролируя собственные угледобывающие предприятия, «Северсталь» не может расширить свои позиции в этой стратегически важной отрасли. Дальнейшее отставание в наращивании угольных активов может закончиться самым печальным образом: дисбаланс производственных и добывающих мощностей может поставить предприятие на грань сырьевого голода.

Размер активов, выставленных на угольных аукционах, вчистую проигранных «Северсталью», может впечатлить даже неспециалиста. Так, поражением для компании закончилось участие в недавних торгах по продаже государственного пакета акций Магнитки. Тогда на пути команды Алексея Мордашова встали менеджеры самого Магнитогорского комбината. Показательной можно считать неудачу «Северстали» на аукционе по продаже предприятия «Якутуголь» — последнего из крупных неприватизированных угольных активов, который к тому же находился не в федеральной, а в республиканской собственности. Тогда поведение «Северстали» стало темой для многочисленных пересудов: компания отступила уже на отметке в $160 миллионов.

Конечно, каждый угольный аукцион можно рассматривать как честное соревнование инвесторов, где победителя определяет размер вложений. Тем не менее целый ряд неудач, преследующих попытки «Северстали» упрочить своё положение в угольном бизнесе, позволяет предположить наличие некоего сговора между ведущими игроками рынка. К тому же даже редкие удачи этой компании на ниве приобретения угольных активов сопровождаются громкими скандалами. Самый известный из них связан с компанией «Воркутауголь», контроль над которой «Северсталь» получила на одном из редких для себя удачных аукционов.

Назвать этот угольный актив чрезвычайно перспективным не смогли бы самые завзятые оптимисты. По информации в СМИ, одна налоговая недоимка за I квартал 2003 года только по шахте «Воргашорская» составляла 1 млрд. 226,4 млн. рублей. Выкупив акции предприятия, компания Алексея Мордашова пообещала незамедлительно исправить положение. Тем не менее после торгов в конце 2003 года сумма бюджетного долга сначала достигла 2 млрд. 950 млн. рублей, а потом, уже в 2004 году, выросла до 3 млрд. 192,3 млн. рублей. Секрет такого демонстративного неуспеха разгадало Управление по налоговым преступлениям МВД Республики Коми. Как следует из отчёта, более 80% средств, полученных от продажи угля в первом полугодии 2004 года, были выведены из налогооблагаемой базы с помощью специально разработанных схем, а уголь, отправляемый на экспорт, продавался специальной офшорной компании-посреднику по цене ниже рыночной.

Понятно, что участие такого инвестора в угольных аукционах расценивается акционерами угледобывающих компаний как недопустимый риск. При нынешнем уровне прозрачности отечественного бизнеса это серьёзно играет на руку конкурентам «Северстали» из числа отечественных металлургических предприятий. К тому же важным сдерживающим фактором, ограничивающим возможность дальнейшего завоевания угольной отрасли, для компании Мордашова становится явная недостаточность связей её руководства среди представителей отрасли. Проще говоря, сегодня каждый металлург должен быть немного угольщиком. Тем временем приоритетным направлением развития «Северстали» остаётся наращивание выпуска проката и стали.

По мнению учёных, в обозримом будущем основной технологией получения чугуна останется доменная плавка. А коксующийся уголь по-прежнему будет играть в ней главную роль восстановителя и источника тепла. Именно поэтому перспективы дальнейшего развития компании «Северсталь» не внушают особого оптимизма. Потолок роста компании чётко ограничен имеющимися у неё запасами угля. А контролируемые череповецким предприятием месторождения небездонны. Заметная нерасторопность «Северстали» на угольном рынке может стоить ей очень дорого: нехватка коксующегося угля при нынешних объёмах производства приведёт компанию к необходимости закупок сырья у своих прямых конкурентов, успевших вовремя расширить свои угольные владения. Как это отразится на рентабельности производства, остаётся только догадываться. В лучшем случае это может привести к превращению компании в некий цех готовой продукции, работающий на давальческом сырье. При худшем варианте развития событий «Северсталь» может окончательно утратить лидирующие позиции на рынке чёрной металлургии.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 20.10.2016 14:00
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Новости партнеров
Еще на сайте
Наверх