// // Инсульт Шарона смешал все карты его союзникам и оппонентам

Инсульт Шарона смешал все карты его союзникам и оппонентам

18

Израиль без бульдозера

Инсульт Шарона смешал все карты его союзникам и оппонентам
В разделе

Ещё несколько недель назад исход мартовских выборов в кнессет казался столь же предсказуемым, как борьба Израиля с терроризмом. В минувшем году Ариэль Шарон, несмотря на сопротивление внутри страны, отстоял план одностороннего размежевания со спорными территориями сектора Газа и Западного берега реки Иордан. Что ожидает этот неоднозначный проект после парламентских выборов в марте, которые пройдут, судя по заявлениям врачей, без Шарона? Радикальные палестинские лидеры сочли болезнь премьер-министра «божьим даром». Однако их оптимизм может оказаться необоснованным: политика Израиля в отношении палестинцев радикально не изменится. Зато политический ландшафт самого Израиля без Бульдозера, а именно так прозвали Шарона за его неуступчивость, изменения претерпит. По-другому и быть не может, поскольку в его руках было сосредоточено столько власти, сколько не снилось его предшественникам за последние 10 лет.

Парламентские выборы в Израиле назначены на 28 марта. И тройка лидеров уже очевидна: шароновская «Кадима» во главе с Эхудом Ольмертом, левая «Авода» с Амиром Перецом, правый «Ликуд» с Биньямином Нетаньяху. Но если до инсульта Шарона «Ликуд», поддерживающий жёсткую линию в отношении палестинцев, и «Авода», выступающая за вывод поселений, шансов на победу практически не имели, то сейчас расклад сил иной.

«Ликуд», который до выхода из него Шарона, определял политику Израиля, с приходом Нетаньяху сместился вправо, потеряв большую часть электората. Однако сейчас эта партия может вернуть тех, кто принял сторону «Кадимы» только из-за Шарона. По оценкам израильских экспертов, «Кадима» — аналог «Единой России»: она объединила многих популярных политиков, но не выработала чёткой идеологии, став, по существу, партией одного человека — Ариэля Шарона. После его инсульта её влиятельные члены, и прежде всего нобелевский лауреат Шимон Перес, не стали бороться за лидерство, а объединились вокруг Эхуда Ольмерта, кандидата номер два в избирательном списке «Кадимы», унаследовавшего к тому же и 12 министерских портфелей больного премьера.

Однако политологи не исключают, что ещё до выборов партия Шарона может распасться.

— Ситуация далеко не окончательно сложилась, сейчас начнётся борьба за беглецов, за тех, кто ушёл в партию «Кадима» в надежде на победу Шарона. Они бы не ушли, если бы знали о его политической смерти. Но согласятся ли они вернуться и на каких условиях — пока трудно судить. Перец, со своей стороны, постарается вернуть беглецов из Рабочей партии. Судьба курса Шарона зависит от того, сумеет ли Ольмерт удержать партию, когда ему будет противостоять умелый оппонент. Нетаньяху всегда мог переиграть Ольмерта в партии, посмотрим, как ему это удастся сделать сейчас, — сказал «Версии» русский израильтянин, политолог и журналист Исраэль Шамир.

По данным опроса, который был проведён сразу после инсульта премьер-министра, «Кадима» способна получить 40—42 мандата из 120 — почти столько же, сколько ей обещали до ухода кандидата номер один с политической арены. Однако высокий рейтинг центристской партии сразу после происшедшего аналитики объясняют, во-первых, солидарностью с Шароном, а во-вторых, тем, что не все избиратели осознали последствия инсульта: по словам врачей, в ближайшие месяцы об активной политической деятельности не может быть и речи. Впрочем, «если удастся сохранить жизнь Шарона, то он останется номером один в списке. Конечно, это вещь церемониальная, но возможная.

Но эксперты сходятся во мнениях, что, кто бы ни победил — «Ликуд» или «Кадима», — на израильско-палестинский конфликт это не повлияет: разница между «Ликудом» и «Кадимой» не так уж велика, несмотря на риторические разногласия.

— Нетаньяху был премьер-министром, и не очень удачным. Сейчас он обещает отбомбиться по Ирану, но и это зависит не только от него. Относительно палестинцев: все силовые приёмы, включая дуст, на них уже были испробованы и самим Нетаньяху, и Шароном. Их уже ничем не удивишь. Поэтому, по всей видимости, ждать результатов выборов затаив дыхание не следует, — продолжает Шамир.

Существует, однако, и третья сила — левые. Партия «Авода» во главе с Амиром Перецом входит в тройку предполагаемых лидеров: по данным разных опросов, она может рассчитывать в марте на 16—23 мандата, а возможно, и больше. Кстати, в случае победы Перец уже пообещал пригласить в правительство арабские партии и «покончить с оккупацией». Поддерживая размежевание, он внёс на рассмотрение кнессета законопроект о компенсациях тем поселенцам из Иудеи и Самарии, которые пожелают добровольно оставить спорные территории. Не факт, что его избрание даст реальный толчок к миру на Ближнем Востоке, но и остальные кандидаты этого не гарантируют.

Поскольку инсульт главы государства практически выравнял шансы всех трёх партий, не исключено, что следующее правительство будет коалиционным. Как показал опыт нынешнего правительства, им сложно будет договориться: в прошлом году из кабинета Шарона вышли все 12 министров от «Аводы». Ушёл в отставку Нетаньяху, протестуя против вывода поселений. В январе планировался выход из правительства и остальных членов «Ликуда». Однако в отсутствие Бульдозера такое коалиционное правительство может и вовсе оказаться неспособным на решительные шаги.

Опубликовано:
Отредактировано: 23.11.2016 19:57
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх