// // Государство и частный сектор не спешат разведывать новые месторождения

Государство и частный сектор не спешат разведывать новые месторождения

3594

Брошенные недра

фото: Виктор Драчёв/ТАСС
В разделе

В России год от года уменьшается прирост разведанных месторождений полезных ископаемых. В 2017 году прирост запасов нефти в стране составил 550 млн тонн – на 4% меньше, чем годом ранее. К тому же меньше половины этого объёма (260 млн тонн) приходится на новые месторождения. Геологи бьют тревогу: если так пойдёт и дальше, не за горами день, когда разведанных запасов нефти не хватит даже для поддержания текущих уровней добычи. С другими видами ископаемых ситуация не лучше.

Глава Федерального агентства по недропользованию (Роснедра) Евгений Киселёв объясняет ситуацию просто. По его словам, государство сегодня тратит на геологоразведку в 4 раза меньше, чем необходимо. Цифры, которые озвучил чиновник, на первый взгляд выглядят шокирующими: в 2017 году из федерального бюджета на геолого-разведочные работы было выделено 18 млрд рублей. Однако Киселёв считает, что для нормального воспроизводства минерально-сырьевой базы страна должна ежегодно тратить не менее 80 млрд руб­лей. Если верить главе Роснедр, то только на разведку золота необходимо не менее 20–22 млрд рублей в год.

Действительно, последние четверть века российская добывающая отрасль жила во многом за счёт наследства, которое оставила ей советская геология. Начиная с 1991 года государственные программы по геологическому изучению недр сократились многократно – по сравнению с 1970–80-ми нынешние масштабы разведки выглядят просто смешно. При этом рыночные модели воспроизводства минерально-сырьевой базы, в которых ключевую роль играют добывающие компании, как это устроено, например, в США, Канаде и Австралии, в нашей стране толком не заработали. По некоторым оценкам, сегодня неисследованными остаются недра примерно на 50% принадлежащей России суши, а с учётом предполагаемых запасов на шельфе этот процент ещё выше. Поскольку речь идёт в основном о полезных ископаемых Восточной Сибири, Дальнего Востока и Арктики, проблема с их разведкой и добычей может иметь для России не только экономические, но и политические риски.

Глава Роснедр считает, что если государство не может выделить достаточный объём средств на геолого-разведочные работы, изучение отдалённых территорий должно идти за счёт инвестиций частного сектора. Однако уже сейчас российские компании тратят на эти цели в десятки раз больше, чем государство. В 2017 году затраты нефтегазовых компаний в геологоразведку выросли на 21% и составили 314 млрд рублей. В чём же тогда проблема? Почему вопреки многомиллиардным инвестициям геологическая карта страны почти не меняется?

Деньги есть

Чиновники профильных ведомств отвечают: оказывается, добывающие компании вкладывают деньги «не туда». Значительная доля правды в этом есть. Частный сектор не торопится заходить в труднодоступные районы, в которых проведение геолого-разведочных работ связано с колоссальными затратами на инфраструктуру. Компании предпочитают вести разведку рядом с действующими месторождениями – там, где риски минимальны.

Может показаться, что вот здесь государство и должно сыграть решающую роль. При разработке Стратегии развития минерально-сырьевой базы звучали предложения превратить холдинг «Росгеология» в полноценную госкорпорацию и соответственно на порядок увеличить её финансирование. Однако здесь стоит отметить, что холдинг, объединяющий почти четыре десятка государственных геолого-разведочных предприятий, и так фактически монополизировал рынок.

«Росгеология» на внеконкурсной основе получает подряды от Роснедр. Ежегодно холдингу достаётся из бюджета почти по 30 млрд рублей, но даже эти деньги качественно освоить он не может.

По теме

По состоянию на 1 января 2017 года остатки средств по контрактам с Роснедрами составили 2,3 млрд рублей, а на 1 января 2018 года – 3,7 млрд рублей. Счётная палата установила, что причиной появления 95% этих остатков стало «несвоевременное выполнение «Росгеологией» предусмотренных контрактами работ». А потому можно предположить, что рост денежных потоков государственного геологического холдинга не исправит ситуацию с разведкой новых месторождений.

Кстати, несмотря на проблемы с эффективностью, государственная «Росгеология» – единственная организация в России, получившая право вести первичную разведку запасов в регионах «по разрешительному механизму» – без лицензии. В начале года крупнейшие горнодобывающие компании – золотодобытчики Kinross и Polymetal, разработчик алмазных месторождений России АЛРОСА и добытчик никеля и платины «Норникель» – попросили правительство разрешить им первичную разведку на тех же условиях. Минприроды выступило против инициативы бизнеса, опасаясь, что «разрешительный механизм» может привести к монополизации разведки крупными компаниями, особенно в неф­тегазовом секторе. Логика чиновников понятна: пусть отрасль работает плохо, зато она находится под контролем.

Впрочем, сказать, что государство никак не пытается стимулировать частные инвестиции в геолого-разведочные работы, тоже нельзя. В конце марта комитет Госдумы по бюджету и налогам обсудил проект закона о введении налога на добавленный доход для нефтяников. Законодатели предлагают снизить фискальную нагрузку на сырьевые компании, которые собираются осваивать месторождения в труднодоступной местности. Но сами сырьевики на отраслевых конференциях который год обсуждают другую проблему – отсутствие сквозных лицензий по примеру Канады и Австралии. Проще говоря, речь идёт о порядке, при котором добычей занимается тот, кто первым нашёл новое месторождение. В России дела обстоят иначе.

Никаких гарантий

В нынешних условиях компании необходимо потратить несколько лет, а также десятки и сотни миллионов рублей на создание инфраструктуры и разведку запасов в труднодоступном районе. Однако после этого государство выставляет месторождение на конкурс или аукцион, победителем которого может стать другое предприятие. Причём существует очень большая вероятность, что конкурс может выиграть предприятие, не обладающее необходимой базой и ресурсами, зато имеющее за спиной административную поддержку.

Лидерами по объёму частных инвестиций в разведку месторождений в России по-прежнему остаются нефтяники. 185 млрд рублей, то есть почти две трети средств, потраченных на эти цели в 2017 году, приходится на «Роснефть», «Газпром» и «Сургутнефтегаз». В большинстве случаев компании, которые профинансировали разведку, в итоге и получают лицензию на недропользование. Но риск проиграть конкурс или аукцион на месторождение, обнаруженное в труднодоступном районе, вынуждает бизнес топтаться в более-менее изученных регионах и работать не столько на увеличение запасов, сколько на поддержание текущих уровней добычи.

Есть и другая сторона медали: компания, которая вела разведку, вынуждена создавать инфраструктуру: дороги, трубопроводы и аэропорты. Так зачем искать новую компанию и строить вторично необходимые технические объекты? При таком раскладе разработка месторождения может затянуться на неопределённый срок, создавая угрозу не только для отдельно взятых корпораций, но и в целом для экономики страны.

Именно это и случилось в 2012 году с южным участком месторождения «Норильск-1», на которое претендовал работающий на соседнем участке «Норникель». Конкурс выиграла другая компания, которой в итоге всё равно пришлось создавать совместное предприятие с главным недропользователем Норильского промышленного района. В недалёком будущем это совместное предприятие должно вывести Россию в число лидеров на рынке металлов платиновой группы. Если бы не избыточно сложный порядок получения лицензий на разработку нового месторождения, это производство начало бы работать ещё шесть лет назад и сегодня страна бы уже видела конкретные результаты. Кстати, один только «Норникель» за эти годы потратил на геологоразведку более 6 млрд рублей.

КОНКРЕТНО

Рост инвестиций в разведку, продемонстрированный компаниями по итогам 2017 года, говорит о том, что частный сектор готов вкладываться в поиск новых месторождений. Если государство упростит порядок получения лицензий на добычу, финансирование геологических работ может вырасти на порядок. В противном случае, как бы парадоксально это ни звучало, наша экономика не сможет слезть с «сырьевой иглы», ведь для развития современных высокотехнологичных производств России потребуется нарастить производство металлов и энергии.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 18.04.2018 14:42
Комментарии 0
Еще на сайте
Общероссийская газета независимых журналистских расследований «Наша версия» Газета «Наша версия» основана Артёмом Боровиком в 1998 году как газета расследований. Официальный сайт «Нашей версии» публикует материалы штатных и внештатных журналистов газеты и пристально следит за событиями и новостями, происходящими в России, Украине, странах СНГ, Америке и других государств, с которыми пересекается внешняя политика РФ.
Наверх