// // Главари преступной милицейской группировки по-прежнему на свободе

Главари преступной милицейской группировки по-прежнему на свободе

181

Квартирная банда в погонах

В разделе

На минувшей неделе в Москве милиция и спецслужбы провели крупную антикоррупционную операцию. Оперативники Управления собственной безопасности МВД России и сотрудники ФСБ при поддержке бойцов спецназа «Альфа» и «Вымпел» провели одновременно более десятка обысков и задержаний в столице бывших сотрудников московской милиции. Все задержанные подозреваются в организации заказных убийств.

Вроде бы вот он, результат того, что работа по выявлению преступников среди сотрудников МВД ведётся — и ведётся вполне удачно. Однако мы имеем все основания полагать, что число преступлений, совершаемых действующими сотрудниками правоохранительных органов, растёт с каждым месяцем. И что крупные преступники в погонах, доказать виновность которых возможно, почему-то до сих пор на свободе. Они, уверенные в своей безнаказанности, продолжают беспредел.

Юрию Александровичу Антипину почти 70. Он профессор, преподаёт в вузе и ведёт исследовательскую работу в одном из институтов Российской академии наук. В 2-комнатной квартире учёного на окраине Москвы нищета сквозит из каждого угла. Мы пьём чай за древним столиком, на табуретке рядом — стопка листов, исписанных формулами.

— Готовлюсь к очень важному для себя семинару, — говорит Антипин. — Я, конечно, далеко не крупный химик, но всё же кое-что делаю в своём направлении.

И в этом «кое-что» есть определённая гордость. Когда-то миллионная армия таких вот «не крупных» трудяг делала великую науку Советского Союза. Сегодня же профессор Антипин, несмотря на пенсию и зарплату, выживает только благодаря торговле макулатурой.

— Собственно, из-за макулатуры мы и познакомились с Татьяной, — похлопывает старик по одной из многочисленных пачек старых газет, заполняющих в квартире всё свободное пространство.

В 1994 году профессор торговал газетами левого толка возле метро «Менделеевская». Там же периодикой занималась и одинокая Татьяна.

— Я грешник, у меня была семья, двое взрослых детей, а я стал жить с Таней. Ей тогда не было и 40, — говорит Антипин и пытается смотреть мне прямо в глаза.

21 июля 1995 года Юрий Александрович и Татьяна Сергеевна расписались. Уже потом, разбираясь в многочисленных документах, соображаю: мы пили чай с Антипиным в канун 10-летия его брака. В неопрятной, захламлённой квартире старика трудно судить о том, сколько счастья и достатка было в этом союзе. Но эти люди заключили его, когда в стране в чести были самые низменные чувства, и пронесли свои отношения сквозь эти годы нетронутыми. Однако это значит бесконечно далеко забежать вперёд: Татьяна Сергеевна Антипина не дожила до юбилейной даты ровно полгода.

Квартиру отобрали «в связи с захламлённостью»

Татьяна, уже будучи Антипиной, жила фактически на две квартиры — в Новогирееве осталась её старая мама. В ноябре прошлого года мама умерла, а уже 14 декабря позвонил сосед и сказал, что неизвестные люди, представившиеся сотрудниками милиции и прокуратуры, вскрыли её квартиру. Соседу милиционеры сообщили, что решением властей квартира у Татьяны Сергеевны отобрана «в связи с большой захламлённостью» (цитата из протокола допроса потерпевшего Антипина) и оставили визитки, по которым Татьяне Сергеевне следовало позвонить.

— Таня всё восприняла очень серьёзно, — сказал Юрий Александрович. — У неё и тени сомнений не возникло, что квартиру не имели права отбирать, она только очень сокрушалась, что потеряны старые фотографии мамы — милиционеры сразу врезали новый замок.

По теме

Утром 15 декабря Татьяна Сергеевна позвонила по оставленному на визитке телефону и познакомилась с участковым Сысоевым. В 6 вечера женщина пошла к Сысоеву на приём. А дальше случилось почти невозможное. Узнав, что у женщины есть муж, участковый сразу извинился и сообщил, что никакого решения о выселении не было, а поломанную дверь (почему-то за счёт РЭУ) в виде компенсации заменят на железную. Далее Сысоев заверил, что если Татьяна приедет на следующий день к полудню к своей квартире, то ей отдадут ключи. Вообще-то, Антипиным следовало насторожиться уже тогда: где вы видели милиционера, сразу признающего свои ошибки?

— А мы как-то сразу поверили, и я даже утром Таню пораньше отправил, сказал: не опоздай. Получается, сам отправил её на смерть, — говорит Юрий Александрович.

В следующий раз он увидел свою супругу только на фотографии в начале августа. Вернее, то, что от неё осталось.

Чиновники утверждали, что никакого исчезновения не было

Юрий Александрович приехал в ОВД «Новогиреево» с заявлением о пропаже жены 17 декабря. В тот же вечер он побывал «на приёме» у участкового Сысоева. Милиционер рассказал, что вскрывал квартиру с двумя сотрудниками РЭУ (но почему-то их имён Сысоев не запомнил) из-за жалоб соседей на сильное задымление. Правда, когда на следующий день оперативники пришли с Юрием Александровичем осматривать злополучную квартиру, соседи заявили, что никаких жалоб на задымление они не подавали. И, кроме того, рассказали, что накануне из квартиры неизвестные люди вывезли два грузовика вещей.

Не нужно быть большим сыщиком, чтобы понять, что круг замкнулся. Учитывая, что именно Сысоев вскрывал квартиру, вызывал женщину «на приём» и всё остальное, любой сыщик должен был уловить связь между исчезновением женщины и явным захватом чужой квартиры.

Прошло почти два месяца после исчезновения Татьяны Сергеевны, а милиционер Сысоев по-прежнему заботился о порядке на вверенном ему участке. Старый профессор писал куда только можно, апеллировал к прессе, но ему отвечали, что Сысоев очень хороший сотрудник, преданный присяге страж порядка, а Антипин просто заблуждается. Однажды Юрий Александрович пришёл на приём к руководящему чину Новогиреевского ОВД и поинтересовался, как быть с исчезновением его жены. Чин улыбнулся и начал выдвигать версии, что скорее всего никакого исчезновения не было, а сама Татьяна Сергеевна явно нездорова (об этом якобы тоже рассказывали её соседи) и скорее всего проходит лечение в одном из учреждений закрытого типа, или, говоря проще, в сумасшедшем доме. Одним словом, старый пройдоха упрятал свою свихнувшуюся жёнушку, а теперь мутит воду с целью завладения симпатичной собственностью.

Это очень важный момент, запомните его, мы к нему ещё вернёмся. А пока Юрий Александрович упёрся в стену: куда бы он ни обращался, везде отказ. Даже в газетах на него смотрели как на явного сумасшедшего — уж слишком кошмарной была его история. Мы все знаем, что у нас, мягко говоря, не всё в порядке с правоохранителями. Но всё же поверить в такое — банда ментов, вырезающая беззащитных стариков?.. Кровь стынет...

За квартирами одиноких стариков охотилась целая банда

Вероятно, Антипин до сих пор обивал бы высокие пороги, но случилось чудо. Одно из писем Юрий Александрович написал депутату Владимиру Васильеву, бывшему заместителю министра внутренних дел. Депутат куда-то позвонил, и дело сдвинулось с мёртвой точки. Материалы и заявления Антипина были переданы в прокуратуру Юго-Западного округа, и спустя почти два месяца после исчезновения женщины её начали реально искать.

Для начала оперативники окружного угрозыска устроили на квартире Татьяны Сергеевны засаду. И с поличным при проникновении в квартиру арестовали участкового Сысоева и ещё нескольких сотрудников Новогиреевского ОВД.

Вот тогда-то и начал разматываться весь клубок. По горячим следам оперативники провели ещё несколько обысков у предполагаемых соучастников преступления. После того как на одной из квартир нашли списки одиноких стариков и инвалидов района, стало понятно, что в Новогирееве действовала целая милицейская банда, охотившаяся за чужими квартирами. И, судя по отметкам в найденных бумагах, Татьяна Сергеевна была как минимум восьмой жертвой.

По теме

Кстати говоря, до сих пор точно неизвестно, что делали милиционеры со своими жертвами. Сначала предполагали, что их прятали в подмосковных домах для умалишённых. Но после проверки этих заведений от этой версии отказались. А в конце июля, практически в годовщину их свадьбы, Юрия Александровича пригласили в прокуратуру. Оперативники в подмосковном лесу нашли труп женщины. Собственно, от человека почти ничего не осталось, и Юрию Александровичу предложили для опознания фотографии фрагментов одежды, оставшейся на трупе.

— Это было очень похоже на то, в чём она уходила из дому, — говорит убитым голосом старик. — Я почти не сомневаюсь, что это Таня.

Несколько лет назад в мордовской деревне Ковыляй мне довелось встретить Василия Алексеевича Петрова. Всю жизнь он работал помощником сталевара в подмосковной Электростали. В 55 вышел на заслуженный отдых, а через год к одинокому пенсионеру пришли крепкие ребята и переселили в полусгнивший дом в глухой деревне. Доживая свой нелёгкий век истопником при женском монастыре, старик Василий, лишившийся всего в жизни, не сетовал на судьбу и лишь вздохнул, когда я спросил его про милицию:

— Да кто ж к ним ходит-то по нынешним временам, а так спасибо, оставили доживать...

Тогда слова старика воспринимались как скепсис человека, потерявшего всякую надежду. И только теперь понимаю, что он знал, о чём говорил: подмосковные бандюги действительно пожалели старика, хотя и лишили его последнего. А московские милиционеры не оставили старикам даже этой малости — возможности дожить отпущенные годы.

За бандитами-участковыми стоит начальство

В России страшно жить. Особенно инвалидам, старикам и просто слабым, беззащитным людям. Официально считается, что у нас каждый год пропадает без вести до 30 тыс. человек — население небольшого города. Несколько лет назад появились листовки: «Вы преклонных лет и больны? Позвольте нам заботиться о вас. Мы будем платить за вашу квартиру до конца ваших дней. Единственное условие — завещайте её нам». Многие люди, поддавшиеся на эту или на другую подобную аферу, вскоре умерли насильственной смертью. Для заключения такой сделки гангстеры нуждались в помощи местных должностных лиц: начальника милиции, заведующего паспортным столом, управдома — тех, кто способен указать им одиноких стариков, больных и алкоголиков. Эти должностные лица прекрасно знали, что ничего хорошего старикам и инвалидам интерес гангстеров не сулит. Но им было всё равно — их безразличие было куплено взятками.

Даже человек, идеализирующий отечественную милицию, поддавшись обаянию сериала «Улицы разбитых фонарей», думаю, понимает, что за участковым Сысоевым стоят более крупные милицейские особи. Ведь каким-то образом душегубы доставали списки беспомощных людей, каким-то образом паспортный стол списывал пропавших стариков и прописывал в их квартирах посторонних людей. Кто-то ведь отдавал приказ на всё это?

Кстати говоря, как только следователи из Юго-Западного округа задались этим вопросом, следствие по делу Антипина волшебным образом замялось. Успешную следственную бригаду расформировали, а дело передали в другой округ, где оно благополучно подыхает. Мне так и не удалось поговорить об этом ни с одним ответственным правоохранителем — прокуратура и милиция упорно отказывались общаться. Зато знакомый человек в больших погонах из Министерства внутренних дел очень сильно обиделся, когда я попросил его помочь мне встретиться с операми, расследовавшими это дело.

— Почему ты всегда мажешь грязью всю милицию? Ведь это отдельные негодяи, они есть везде. А большинство людей служат на совесть...

Честно говоря, тогда не смог найти ответ, хотя он лежит на поверхности: милицейская система сегодня защищает прежде всего тех анонимных начальников, которые отдавали приказ уничтожать несчастных стариков. Ведь по большому счёту истинных виновников трагедии в Новогирееве ничего не стоит найти и задержать. Они, собственно, и не особенно скрываются. И в этом весь ужас ситуации: эти упыри продолжают сидеть на своих местах и прекрасно знают, что система их защитит в любом случае.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 17.11.2016 15:44
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Новости партнеров
Еще на сайте
Общероссийская газета независимых журналистских расследований «Наша версия» Газета «Наша версия» основана Артёмом Боровиком в 1998 году как газета расследований. Официальный сайт «Нашей версии» публикует материалы штатных и внештатных журналистов газеты и пристально следит за событиями и новостями, происходящими в России, Украине, странах СНГ, Америке и других государств, с которыми пересекается внешняя политика РФ.
Наверх