// // Елена Привалова-Эпштейн: «Я живу этим фестивалем уже 10 лет»

Елена Привалова-Эпштейн: «Я живу этим фестивалем уже 10 лет»

3682
4
В разделе

В бывшей подмосковной резиденции Шереметевых близится к завершению юбилейный, Х летний музыкальный фестиваль «Органные вечера в Кусково». Орган, «король музыкальных инструментов», впервые зазвучал здесь в 2010 году. С тех пор ежегодно в течение трех летних месяцев в Кусково выступают ведущие российские органисты, звезды оперной сцены, солисты-инструменталисты и ансамбли старинной музыки. За десять лет концерты фестиваля посетило более 40 тысяч человек. Инициатор и бессменный художественный руководитель фестиваля — известный музыкант Елена Привалова-Эпштейн, являющаяся главной органисткой рижской церкви Св. Павла. В августе она выступит в Кусково дважды – 14 августа и на закрытии фестиваля 31 августа.

Елена, вы столько лет занимаетесь органом - для вас в нем уже нет никаких секретов? Или все-таки иногда он вам сюрпризы преподносит?

Сюрприз в том, что надо постоянно заниматься. Говорят, что мужчины – лучшие исполнители, чем женщины. Но тут виноваты неравные стартовые условия. Женщина выходит замуж, рожает ребенка, у нее резко увеличивается круг обязанностей и дел, и ей сложно найти возможность заниматься столько же, сколько и мужчине. А помимо ребенка, у меня огромное количество времени занимает организация концертов. Поэтому, когда я занимаюсь на органе, мне приходится отключать телефон и откладывать все прочие дела, чтобы ни на что не отвлекаться.

Для меня до сих пор открыт вопрос – как заставить слушателя пойти за тобой? Чтобы с первой ноты заставить его тебя слышать. Органистам это еще сложнее. Музыкант, которого ты видишь на сцене, может тебя движением зацепить или эффектным имиджем, а органист – он на хорах, его не видно. Приходится предельно концентрироваться. Ну, и конечно, очень важно тщательно разобрать произведение, чтобы научиться проживать его до сцены - и тут мне очень помогает мое первое, музыковедческое образование. Слушатели это оценили: подходят и говорят, что я их как будто гипнотизирую, и они полностью погружаются в музыку.

А как к вам пришла идея организовать фестиваль?

Можно сказать, что ее подсказала сама жизнь. Когда я училась в аспирантуре, я купила себе цифровой орган Viscount Jubilate. Передо мной стоял выбор: становиться профессиональным музыкантом – и тогда встает необходимость приобретения собственного инструмента, чтобы иметь возможность нормально заниматься, а не кое-как урывками в консерватории, - или поставить крест на карьере органистки. Мне повезло – одна очень состоятельная дама как раз продавала орган, который был куплен для ее дома на Рублевке. Орган совершенно новый, но он достался мне гораздо дешевле, чем стоил изначально. И когда я привезла его домой и опробовала, я сказала себе: «Прекрасный инструмент. Три мануала, (т.е. клавиатуры. – Прим. ред.), чудесные тембры - на нем можно давать концерты!»

А сколько мануалов бывает обычно?

Минимум 2, но бывает и 3, и 4, самое большое количество - 7, но это уже неудобно... А внизу ещё педальная клавиатура для ног на 2,5 октавы. Одним словом, идею фестиваля подсказал мне орган. Надо сказать, все мои идеи приходят мне в голову именно во время занятий на органе – так он меня вдохновляет! Кусково возникло тоже неслучайно: после того, как я закончила консерваторию, и перед тем, как поступить в аспирантуру, у меня был перерыв на год, и я работала PR-менеджером Миши Рахлевского и его Камерного оркестра Kremlin. Мы сделали феерический фестиваль «Серенады в Кусково». Было огромное количество публикаций, постоянные аншлаги. Для меня это был невероятно ценный опыт – я научилась делать все сама, практически «под ключ», и это очень пригодилось, когда я стала устраивать концерты уже самостоятельно. Все сложилось: у меня теперь был отличный инструмент, замечательное место для проведения фестиваля, и первый фестиваль мы довольно легко сделали буквально вдвоем с моей подругой. Получилась такая камерная история: 10 или 14 концертов, в которых приняли участие молодые органисты – студенты и недавние выпускники консерватории и Академии Гнесиных. Из состоявшихся музыкантов был только Константин Волостнов, он открывал фестиваль.

По теме

Как сильно за прошедшее время концепция фестиваля отошла от первоначальной?

Можно сказать, что фестиваль рос вместе со своими участниками. Тех, кто участвовал в первых «Органных вечерах» и с тех пор выступает у нас регулярно, совсем немного – это Мария Лесовиченко и Олеся Кравченко. На втором фестивале к ним присоединился Алексей Шевченко, замечательный музыкант и педагог, я многим ему обязана. Постепенно собирался костяк «ветеранов» фестиваля, которых я приглашаю из года в год. Мне очень приятно, что в наши ряды влился Алексей Шмитов, один из лучших российских органистов, и Александр Князев, наша виолончельная звезда, но и в качестве органиста он тоже очень известен.

Какой по счету фестиваль было организовать сложнее всего?

Сложнее стало, когда я вышла замуж и переехала к мужу в Ригу. Я опасалась, что с моим переездом фестиваль постепенно «сдуется». Мне, конечно, этого не хотелось, и на пятом фестивале я привлекла стороннюю организацию, которая занималась пиаром и реализацией билетов. С одной стороны, был всплеск интереса СМИ, компания хорошо сработала, но их услуги стоили дорого, и мне это оказалось финансово невыгодно. Тогда я приняла решение вспомнить свое прошлое пиар-менеджера, и шестым фестивалем занялась сама. Этот шестой фестиваль был самым тяжелым для меня психологически. Тогда же я поняла, что мне не хватает звезд на фестивале. При составлении афиши фестиваля я всегда отталкивалась в первую очередь от органистов, от профессиональных и талантливых музыкантов. Но органисты - не звезды, они «заслонены» своим инструментом. Как правило, слушатель идет именно на орган, а личность исполнителя оказывается в тени. Я столкнулась с этим и в Латвии, и теперь понимаю, что сделать из органиста звезду достаточно сложно. Гарри Гродберг – единственный, кому удалось стать известным органистом. Тогда, в 2016 году, я поняла, что нужно привлекать известных исполнителей, инструменталистов и певцов.

С кем из музыкантов было сложно договориться? О ком вы мечтаете, кто пока - недостижимая величина?

Если говорить об органистах - я ни о ком не мечтаю: все, с кем я хочу сотрудничать, уже участвуют в фестивале. Есть большое количество иностранцев, которые просятся играть на фестивале в Москве, но пока я им отказываю из-за финансирования. Они согласны играть чуть ли не бесплатно, но все равно: перелет, виза, встретить, поселить - это большие административные ресурсы, которыми я пока не располагаю. Мне хотелось бы снова увидеть среди участников «Органных вечеров» замечательного скрипача Айлена Притчина – однажды он уже играл у меня, но это было давно. Теперь он уже большая звезда, и, наверное, в Кусково ему не очень интересно играть: нужно учить специально что-то новое из репертуара для скрипки и органа – а он достаточно специфический, где его потом играть? Мне бы очень хотелось посотрудничать с певицей Дилярой Идрисовой. Мы начинали переговоры еще в позапрошлом году. А сейчас она уже нарасхват. Такие музыканты – раскрученные, яркие - это уже другой уровень. Наверное, для таких, как Айлен или Диляра, стоило бы найти спонсорские деньги… С другой стороны, в нашем фестивале участвуют такие замечательные музыканты как вокальный ансамбль «Интрада» и моя любимая барочная капелла «Золотой век», солистка Большого театра – единственная победительница премии «Певец мира» - Екатерина Щербаченко. Это все звезды, музыканты первой величины, и все-таки они находят смысл в том, чтобы принять участие в таком камерном, небольшом формате, как мой фестиваль в Кусково.

А не наступит ли момент, когда на «Органных вечерах» будут одни звезды, а молодых артистов вы перестанете звать?

Такой момент не наступит. Мы будем продолжать приглашать молодых ярких артистов, но это действительно будут яркие артисты, потому что у меня есть ответственность перед слушателями.

По теме

А как вы узнаёте о существовании этих самых «молодых и ярких?»

Конечно, когда живешь в другом городе, это сложнее. Но многое дают социальные сети. Молодые профессионалы, только выпустившиеся, выкладывают свои записи, чтобы их скорее заметили. И сейчас наступил момент, когда я слушаю записи музыкантов, с которыми я совсем не знакома или о которых даже не слышала. Поэтому первостепенное значение имеют для меня видео и фото. Мы живем в интересное время – сейчас как никогда важным становится визуальный ряд. Продукт, который ты делаешь, приходится продвигать. Мне, как организатору, нужно продать билеты на концерт, чтобы заплатить аренду, гонорары музыкантам, оплатить работу всех сотрудников фестиваля. А если артист присылает мне фотографию весом 19 Кб – что прикажете с ней делать? Её даже как этикетку на спичечный коробок не напечатать… Так что мой настойчивый совет молодым музыкантам - заблаговременно озадачиться качественным портфолио.

А кто ваша аудитория? Меняется ли она с течением времени?

Вначале это была, что называется, классическая филармоническая публика, в основном бабушки. Тогда для нас счастьем было, если в зале собиралось 50 человек. Первый аншлаг случился на втором фестивале… Сейчас к нам приходит самая разная аудитория. Публика и меняется, и в то же время есть костяк, который ходит из года в год. В первые годы, когда я сама продавала программки, отрывала контроль на билетах, все делала сама - я всех знала, а потом, когда фестиваль подрос, когда я уехала в Ригу и не могла больше администрировать, связь с публикой подрастерялась. После концертов ко мне часто подходят люди с цветами и благодарностями, говорят, что они постоянные слушатели фестиваля. Но я уже, бывает, не всех узнаю… Постоянных слушателей наблюдаю также в соцсетях. Я веду соцсети сама, и там одни и те же люди постоянно пишут отзывы, выигрывают билеты на концерты, размещают фотографии. Начинают еще зимой писать мне и на страницу фестиваля, спрашивают, когда будет известна программа. Люди ждут, и мне это, как организатору, очень приятно.

Еще одна особенность нашего фестиваля – я регулирую цены на билеты. Когда выступают молодые исполнители и когда звезды – цена билета примерно одинаковая, хоть за эти годы и выросла немного. Начинали мы с цен от 200 до 500 рублей. Я вижу, какие цены на органные концерты у моих коллег, и понимаю, что Москва – город контрастов. Тем не менее, большинство любителей классической музыки, к сожалению, даже не средний класс, да и такого понятия, как мне кажется, уже не существует. Поэтому мы держим среднюю цену в 500-600 рублей за билет.

Ваш фестиваль существует исключительно на самоокупаемости?

Да, мне так удобнее. Возможно, наступит время, когда я смогу найти спонсора, которому будет интересно работать именно со мной. Конечно, мы не «Пасхальный фестиваль» Гергиева и не «Декабрьские вечера», чьей альтернативой «Органные вечера» несколько лет назад назвали. Но зачем нам быть альтернативой чего-то? Мы самодостаточный фестиваль, и сейчас нам удается выдерживать конкуренцию со многими другими схожими проектами, в том числе и государственными – они тоже исполняют музыку в усадьбах, и там тоже иногда присутствует орган. Им не надо платить за аренду, у них бюджет выше моего - но они не имеют такого внимания прессы и публики. Я отношусь к своему проекту как к главному своему детищу – вот уже десять лет я этим живу. И мне кажется, именно благодаря этому отношению мой фестиваль выделяется на фоне других проектов. В нем есть душа.

Хотя недавно я поймала себя на мысли: а буду ли я проводить этот фестиваль еще через десять лет? Мне будет тогда почти 50… Когда тебе нет 30-ти, и ты делаешь первый фестиваль – это одно, сейчас мне под 40 и десятый фестиваль – это уже совсем другое…

Так что решили - будете продолжать дальше?

Буду. Во-первых, хочется дать музыкантам играть. В Москве не так много мест, где можно выступать органистам. К тому же, у фестиваля есть постоянные слушатели и сложившаяся команда, и у меня есть определенная ответственность перед ними. В общем, нужно делать - главное, чтобы были силы и здоровье.

Фестиваль продлится до 31 августа. Подробная программа на www.organconcert.ru

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 08.08.2019 15:19
Комментарии 0
Общероссийская газета независимых журналистских расследований «Наша версия» Газета «Наша версия» основана Артёмом Боровиком в 1998 году как газета расследований. Официальный сайт «Нашей версии» публикует материалы штатных и внештатных журналистов газеты и пристально следит за событиями и новостями, происходящими в России, Украине, странах СНГ, Америке и других государств, с которыми пересекается внешняя политика РФ.
Наверх