Версия // Власть // Договор о присоединении к России ЛНР, ДНР, Херсонской и Запорожской областей подписан в Георгиевском зале Кремля 30 сентября

Договор о присоединении к России ЛНР, ДНР, Херсонской и Запорожской областей подписан в Георгиевском зале Кремля 30 сентября

11443

Присоединили

Россия обещает найти необходимый бюджет, чтобы восстановить экономику новых регионов
(фото: kremlin.ru)
В разделе

В церемонии участвовали президент России и главы присоединяемых регионов. Таким образом был закреплён результат проведённых ранее на бывших украинских территориях референдумов. Теперь соответствующие конституционные законы по каждому новому субъекту РФ должно принять Федеральное собрание России.

Пока статус и административное деление новых территорий не определены. Есть предложение образовать из них регион Новороссия, а также включить часть территории в Республику Крым.

Владимир Путин, в частности, сказал:

  • Советского Союза нет, прошлого не вернуть, да и России современной этой не нужно, мы к этому не стремимся
  • Люди, живущие в ДНР, ЛНР, Херсоне и Запорожье, становятся нашими гражданами. Навсегда! (бурные овации)
  • Мы призываем Киев немедленно прекратить огонь и войну, которую он развязал еще в 2014 году, и вернутся за стол переговоров. Мы к этому готовы. Но выбор народа мы обсуждать не будем, он сделан, Россия народ не предаст.
  • Мы отстроим все разрушенные города и поселки. Будем развивать предприятия, инфраструктуру, системы здравоохранения.

Россия обещает найти необходимый бюджет, чтобы восстановить экономику новых регионов

Четыре новых субъекта – Запорожская и Херсонская области, а также Донецкая и Луганская республики вкупе с Республикой Крым составят новый федеральный округ России. Регионы сильные. Но нужны средства на их восстановление. Сколько? И кто поможет распределить бюджетные вливания?

«Это ложь, – отозвался бывший глава «Роскосмоса» Дмитрий Рогозин на новость о том, что он якобы отказывается от назначения президентским полпредом. – В это грозное для нашей страны время я готов выполнить любую задачу, которую поставит Родина». Готовность Рогозина в любой ситуации взять под козырёк похвальна для управленца. Ещё недавно сей выпускник гуманитарного вуза несколько лет кряду ракеты в космос запускал. Но укрощать околоземное пространство много проще, чем пятерых матёрых хозяйственников, да ещё со специфическим украинским опытом. Может, не все среди них тяжеловесы, но деньги они считают, будь здоров!

Отнять у Крыма и поделить?

Между тем именно деньги могут вскоре всех их рассорить. «Вы спросили, выдержит ли бюджет? Выдержит, – заверил на днях пресс-секретарь президента Дмитрий Песков, оценивая перспективы финансовой поддержки новоприбывших, и почему-то добавил: – Предстоит серьёзная работа». Что подразумевалось, можно только предполагать. Вот давайте и предположим исходя из понимания текущей обстановки. Прежде всего, предстоит заново переделить деньги. Федеральная целевая программа по развитию Крыма и Севастополя, запущенная в 2014 году, имеет объём финансирования в 1,37 трлн рублей, напоминает бывший депутат Рады, а ныне севастопольский политик Вадим Колесниченко. Очевидно, что с приёмом в состав России четырёх новых субъектов, средствами на развитие Крыму придётся поделиться. К тому же дополнительные ручейки финансирования поступают на полуостров не только из госбюджета, но и из нескольких ведомственных программ, курируемых вице-премьером Маратом Хуснуллиным. А у Хуснуллина с недавних пор есть новое приоритетное направление – восстановление Мариуполя. В общем перспектива такова, что Крым может недополучить бюджетных средств, загодя поделенных всеми республиканскими игроками.

И если Запорожской и Херсонской областям, не так чтобы сильно разрушенным в ходе спецоперации, серьёзных финансовых вливаний не требуется, иное дело – Донбасс. Там – разруха. Программу восстановления ЛНР её глава Леонид Пасечник оценил в 1,5 трлн рублей, а премьер ДНР Виталий Хоценко сообщил накануне, что «Россия в течение двух лет вложит в экономику республики 2 триллиона». Аппетиты, как видно, изрядные – под стать разрушениям. Но пока, указывают экономисты, можно говорить лишь о том, что «крымские» 1,5 трлн распилят на пять явно неравных частей, чтобы хоть как-то насытить всех.

Впрочем, не следует забывать, что включённые в состав России регионы на Украине считались чуть ли не самыми зажиточными – пятая часть украинской экономики, как-никак.

(фото: kremlin.ru)
(фото: kremlin.ru)

Пятеро неравных

При этом возможности у пяти окружных субъектов изначально неравные. У Крыма есть свои представители в Госдуме, а вот у соседей по округу отстаивать местные интересы на уровне нижней палаты парламента будет некому. И до 2026 года ничего не изменится, заверил первый зампред фракции «Единой России» Дмитрий Вяткин. Правда, в верхней палате ситуация будет иной: «Количество членов Совета Федерации, – разъяснил Вяткин, – определяется исходя из количества субъектов России. Появляются четыре новых субъекта, не забегая, естественно, вперёд, – органы государственной власти могут назначить сенаторов от этих территорий». Тут главное – действовать быстро, чтобы успеть внести коррективы в проект госбюджета на 2023–2025 годы, уже поступивший в Госдуму. Но если с назначением сенаторов затянут, новоприбывшим будет непросто. Крым-то свои интересы в Москве отстоит, так сказать, системно. А соседям ничего не останется, как довольствоваться остатками со стола. Во всяком случае, пока не отладят, как следует всю вертикаль.

Есть ещё одна сложность, о которой пока все помалкивают. Дело в том, что ни у республик, ни у областей нет перспективных планов финансирования. Куда и сколько денег нужно вложить и что там дальше маячит на выходе. Почему этим не озаботились в Мелитополе и Херсоне, несложно понять – шла спецоперация, некогда было. Сложнее разобраться, почему в Донецке и Луганске за восемь лет не удосужились разработать и согласовать такие планы. Будут ли восстанавливать шахты в Донбассе? А производства? Одна только ясность, что с портами. Говорят, надо бы восстановить всё, как было, но никто не может внятно объяснить, что имеет смысл восстанавливать, а что – нет. И каковы будут правовые последствия, если у этих полуразрушенных производств отыщутся хозяева (и не только на Украине, к слову). Очевидно, что субъекты снова окажутся в неравном положении. И если Тавриду наверняка возьмёт на буксир Крым (это уже происходит и даёт результаты и в области сельского хозяйства, и по линии морских грузоперевозок), преследуя целью налаживание единой кластерной экономической цепочки «курорт – его снабжение», то у народных республик перспективы не так хороши. Мало того, что Крыму от них никакого толку, так в ДНР уже начинают озвучивать претензии к Мелитополю с Бердянском. Так может и до открытого столкновения интересов дойти. И что будет делать Рогозин? Аксёнова уговаривать? Да они с ним в равном весе, пожалуй. Это мягко говоря.

Впрочем, за эти годы Аксёнов стал опытным управленцем, его часто ставят в пример другим губернаторам. Уж он-то точно не станет раскачивать лодку. Ну, и Рогозину опыта тоже не занимать.

(фото: kremlin.ru)
(фото: kremlin.ru)

«Огромная дыра»

Воссоединение четырёх регионов с Россией не стоит измерять экономическими эффектами, подчёркивает Вадим Колесниченко, и с ним не поспоришь. Но эффектов пока никто и не ждёт – речь о том, чтобы субъекты обжились в России. А вы видели, какие дороги в Мелитополе или Бердянске? А в Херсоне? Не говоря о Геническе со Скадовском – эти курорты буквально в руинах, хотя боевых действий там не велось. Обязательно придётся восстанавливать железную дорогу из Крыма, и только это «отъест» несколько десятков миллиардов рублей. Что же до республик, то с ними будет сложнее всего. «В ближайшие пять-шесть лет новые субъекты – огромная дыра, в которую нам надо вкладывать колоссальные деньги, – отмечает Вадим Колесниченко. – Это надо делать, и мы будем это делать». Где бы только денег найти, чтобы на всё хватило. Бюджет, стоит повториться, уже свёрстан и нет никаких сигналов, что его скорректируют. В этом случае всё, на что могут рассчитывать новоприбывшие, – ведомственные финансовые ручейки. Так что на Марата Хуснуллина им придётся буквально молиться. По оценке Колесниченко, на «подтягивание» новых субъектов к общероссийскому уровню потребуется сумма в 4–5 раз больше, чем получает по федеральной программе Крым. То есть порядка 6–7 трлн рублей.

(фото: kremlin.ru)
(фото: kremlin.ru)

Кстати

Говоря об управленческих рисках, нельзя обойти вниманием и человеческий фактор. Главы Херсонской и Запорожской областей Владимир Сальдо и Евгений Балицкий – выходцы из «Партии регионов» Виктора Януковича. Более коррумпированной партийной структуры не было даже на Украине. Кстати, Балицкого четыре года назад внесли в санкционный список России и вроде бы так и не исключили оттуда. И речь тут даже не о прежних привычках. Оба – и Сальдо, и Балицкий – привыкли действовать в парадигме, заданной при Януковиче. Помните экс-министра культуры Крыма Арину Новосельскую, угодившую за решётку? Она ведь из той же управленческой обоймы. Совладает ли с их крутым нравом Рогозин, сумеет ли? Не говоря уже о главах республик – с их-то военным опытом.

Никита Кричевский, экономист

– Совокупный экономический потенциал ДНР, ЛНР, Херсонской и Запорожской областей – до 130 млрд долларов. Пятая часть украинской экономики. По моим прикидкам, присоединение четырёх новых субъектов позволит прибавить примерно 2,9% к экономике России. Потребуются, конечно, финансовые вливания: только в республики придётся впрыснуть порядка 3,5 трлн рублей. Следует помнить и о том, что экономика этих регионов изрядно потрёпана боевыми действиями и украинским управлением. В позапрошлом году производство в ДНР обвалилось на 40%, правда, год спустя смогло отыграть 26%. Там хороший человеческий капитал и неплохая высшая школа. В ДНР и ЛНР в секторе научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ заняты более 3 тыс. докторов и кандидатов наук.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 30.09.2022 22:38
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх