Версия // Бизнес // Бизнес-цикл сегодня функционирует так, как в бытность Пола Волкера главой ФРС

Бизнес-цикл сегодня функционирует так, как в бытность Пола Волкера главой ФРС

1250

Похвала Волкера

В разделе

Возглавляя в 1980-х годах ФРС, Пол Волкер проводил решительную кампанию по сдерживанию двузначной инфляции. Даже после ухода с поста он еще два десятилетия оказывал значительное влияние на экономическую политику США. Несколько лет назад он подробно коснулся темы инфляционного потенциала «абэномики» - стратегии экономических реформ Синдзо Абэ. Но, несмотря на похвалу Волкера, стоит задуматься об актуальности подхода в условиях низкой инфляции.

В 1936 году, когда Джон Мейнард Кейнс опубликовал работу «Общая теория занятости, процента и денег», глобальные колебания цен были незначительными. Исходя из инфляционных ожиданий прошлых лет, Кейнс предположил, что в случае сверхнизкой инфляции правительства столкнулся с крупными бюджетными расходами. Это помогло странам избежать дефляции в Великой депрессии. Но после начала Второй мировой войны в 1939 году инфляция выросла во многих странах, включая Грецию, Венгрию и Филиппины. В Соединенных Штатах инфляция достигла двузначных показателей в 1942 и 1947 годах.

Когда Волкер стал председателем ФРС в августе 1979 года, инфляция в США снова оказалась двузначной - 11,35%, и росла. Чтобы обуздать ее и стабилизировать глобальную экономику, ФРС подняла процентные ставки, несмотря на негативную реакцию некоторых отраслей промышленности США. Когда Волкер покинул свой пост в 1987 году, уровень инфляции стал ниже 4% (его пик с тех пор составляет 5,4% в 1990 году).

В тот же период Роберт Лукас, который в 1995 году удостоился Нобелевской премии по экономике, сумел убедить большую часть ученых-экономистов в том, что их ожидания ошибочны: согласно его «модели рациональных ожиданий», прогнозы экономического агента, а не исторический опыт имеет значение. Согласно этому подходу, денежно-кредитная политика - особенно предсказуемая - имеет не так много возможностей для использования мощностей или распределения ресурсов.

При этом контркейнсианская макроэкономическая революция оказалась успешной. В середине 1980-х годов колебания делового цикла в развитых странах стали значительно менее волатильными, а распределение ресурсов определялось механизмом цен.

Но «Великая умеренность» внезапно закончилась в 2008 году, когда кризис субстандартного ипотечного кредитования в США быстро вызвал глобальный финансово-экономический кризис, который. Вскоре последовало возрождение кейнсианства, когда многие из наиболее влиятельных экономик мира приняли меры стимулирования, будь то фискальные (как в Китае) или, чаще, монетарные (как в Европе, Японии, Великобритании и США).

В то время как все крупные центральные банки с развитой экономикой в мире быстро расширяли свои балансы, Япония отставала. В конце концов ее ипотечный рынок не постигли столь масштабные потрясения, которые имели место в США и Еврозоне. Но этот дисбаланс поставил местную промышленность в невыгодное конкурентное положение, поскольку иена выросла по отношению к другим основным валютам. Абэномика, запущенная в 2013 году, помогла исправить этот дисбаланс, поскольку начавший стремительно расти баланс Банка Японии ослабил обменный курс и давление на японскую промышленность.

С 2008 года изменения мировой инфляции и ожиданий относительно будущих цен сочетались с моделью, наблюдавшейся в начале 1980-х годов. Центральные банки продолжают стремится к инфляции в 2%, еврозона и Япония, в частности, пытаются достичь этой цели. (США удалось достичь годовой инфляции чуть более 2% с 2017 года.)

По теме

В отличие от эпохи Волкера, цены усугубили инфляционную инерцию, поскольку формирование цен стало стратегическим решением в условиях избыточного спроса. Как недавно заявил один японский бизнесмен, он решил не повышать цены после того, как в октябре вырос на 2% налог потребление, потому что ожидал аналогичных действий от конкурентов.

Почему механизм бизнес-циклов так глубоко изменился или изменилась лишь наша интерпретация событий, это сложные вопросы. Но есть концепция, которая может помочь ответить на них: теория рационального или поведенческого невнимания.

Как подметил нобелевский лауреат, экономист Кристофер Симс, в прошлом считалось, что экономические агенты ничем неограниченны. Но правда в том, что люди имеют ограниченные возможности обработки информации, поэтому, как отметил немецкий феноменолог Эдмунд Гуссерль, человеческий мозг не способен учесть всю доступную информацию. Наше поведение - рациональное или нет - определяется не всей доступной информацией, а только той, на которую мы обращаем внимание.

Во время правления Пола Волкера люди четко осознавали стоимость инфляции, выражаемой двузначным числом, поэтому они могли замечать и даже реагировать – порой чрезмерно - на любое развитие, которое, казалось бы, отдаленно способно стимулировать инфляцию. Поскольку сегодняшние экономические субъекты определяют собственные ожидания, они вполне могут обращать внимание на самые разнообразные события. Учитывая мощную роль ожиданий в определении экономических результатов, этого может быть достаточно, чтобы изменить работу делового цикла.

Экономисты, такие как Пол Кругман и Киминори Мацуяма, утверждают, что существует два типа макроэкономического равновесия: в первом ожидания связаны с историческим опытом, во втором – с рациональными ожиданиями. Понимание того, какие критерии используют экономические субъекты чтобы определить, какую информацию обрабатывать или игнорировать, может иметь большое значение для выявления важности исторического опыта и ожиданий в определении равновесия, помогая тем самым политикам избежать дорогостоящих дисбалансов. Волкер наверняка одобрит такой подход.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 18.05.2020 15:48
Комментарии 0
Общероссийская газета независимых журналистских расследований «Наша версия» Газета «Наша версия» основана Артёмом Боровиком в 1998 году как газета расследований. Официальный сайт «Нашей версии» публикует материалы штатных и внештатных журналистов газеты и пристально следит за событиями и новостями, происходящими в России, Украине, странах СНГ, Америке и других государств, с которыми пересекается внешняя политика РФ.
Наверх