Версия // Общество // Австралийские моряки захватили советский теплоход, перевозивший медь для Германии

Австралийские моряки захватили советский теплоход, перевозивший медь для Германии

21349

Захваты советских теплоходов

В разделе

В начале Второй мировой войны, с 1 сентября 1939 года по 22 июня 1941, Советский Союз не был втянут в противостояние между Германией и союзниками. Боевые действия проходили во всех океанах, но морская торговля стран, пока не участвовавших в этой войне, в числе которых был и СССР, продолжалась.

По международным конвенциям, на бортах гражданских судов рисовали национальные флаги и писали название страны крупными буквами. Нейтральные гражданские суда пропускались, но они подвергались тщательной проверке на предмет возможной военной контрабанды. Гражданские моряки нейтральных стран были вынуждены мириться с новыми реалиями. Но бывали случаи задержания и ареста нейтральных судов. Такое происходило, если военные подозревали в грузе контрабанду для одной из воюющих сторон. В этой статье пойдет речь о неизвестных широкой публике двух случаях, когда советские суда были задержаны на Дальнем Востоке по подозрению в контрабанде металлов в фашистскую Германию.

«Владимир Маяковский»

Во второй половине 20-х – начале 30-х годов в СССР был бум гражданского судостроения. Ни до – в царской России, ни после 1945 года в СССР, ни в современной России массово не строили гражданские суда. Исключением было строительство ледоколов. С 1930 по 1936 годы в Ленинграде были построены восемь грузовых теплоходов для так называемой Черноморско-Балтийской линии. Поток экспортных и импортных грузов между Черным и Балтийским морями и Европой требовал новых современных универсальных сухогрузных теплоходов. Теплоходы этого типа были четырех серий. В так называемые 1 и 2 серии входил теплоход «Белла Кун». Это было судно водоизмещением 8 300 тонн и скоростью 10,5 узлов. Оно было построено в 1931 году. Вначале теплоход работал из Балтийского моря и был приписан к Балтийской главной конторе Совторгфлота. В 1937 году он был переведен на Черное море в Черноморское морское пароходство с портом приписки Одесса. В 1940 году теплоход переименовали во «Владимир Маяковский». В том же году было принято решение о переводе теплохода на Дальний Восток. В Европе уже бушевала война, Черноморско-Балтийская линия перестала работать. Руководству Совторгфлота пришлось задуматься о выводе избыточного тоннажа из охваченной войной Европы. Чтобы переход был прибыльным, теплоход шёл достаточно сложным маршрутом, последним этапом которого был переход из американского порта на тихоокеанском побережье США во Владивосток. Перевозимым грузом на «Владимире Маяковском» была медь.

Для понимания последующих событий, необходимо сделать пояснение:

Документальных доказательств, что медь предназначалась для Германии, нет. Но многие источники указывают конечным получателем груза Германию. В 1940 году в этом не было ничего необычного. С одной стороны, между Германией и США в межвоенный период существовали тесные экономические связи, которые не прервались даже тогда, когда в 1933 году в Германии к власти пришел Гитлер. Так что поставки меди из США в Германию в начале Второй мировой войны до вступления США в войну были вполне правдоподобными. С другой стороны, именно в 1939 и 1940 годах резко активизировалось торговое и военное сотрудничество между СССР и Германией. В качестве подтверждения можно вспомнить о существовании военной «Базы Норд» на Кольском полуострове и проводку немецкого рейдера «Комет» по Северному морскому пути. Поэтому можно вполне предположить, что такой дальний путь был единственным реальным способом доставить стратегический груз из США в Германию.

По теме

Сайт ВМФ Австралии в своем историческом разделе пишет, что англичанам было известно о транспортировке этого груза, и что перехват «Маяковского» был целенаправленным. В качестве перехватчика был направлен вспомогательный крейсер, до войны пассажирский лайнер, HMS «Kanimbla». Этот пассажирский теплоход водоизмещением 11 000 тонн и скоростью 19 узлов был построен в 1936 году и эксплуатировался как пассажирское судно в австралийских водах до 1939 года. При переоборудовании во вспомогательный крейсер его вооружили семью орудиями калибра 152 мм и двумя 76-мм зенитными пушками. Его основным заданием на начальном этапе войны было патрулирование азиатских вод. После захвата немцами различных европейских стран, HMS «Kanimbla» занимался поиском и задержанием грузовых кораблей, принадлежавших захваченным странам в азиатских водах, с целью не допустить их попадания в руки немцев. Так что командир вспомогательного крейсера был специалистом по перехватам торговых судов в океане. Дальнейшая история достаточно мутная. Достоверно известно лишь то, что перехват состоялся 15 марта 1940 года в Японском море. «Маяковский» почти дошел до Владивостока. Вспомогательному крейсеру пришлось дать предупредительный залп, чтобы остановить наш теплоход. Дальше разные источники излагают различные версии. Одни утверждают, что теплоход был задержан и отконвоирован в Гонконг. Судя по всему, эта версия ошибочна. ВМФ Австралии настаивают на том, что «Маяковский» был передан французскому вспомогательному крейсеру и отконвоирован им в порт Сайгон. Вообще, роль Франции в этой истории туманна. Медь - очень ценное сырье во время войны, и несколько тысяч тонн меди – лакомый трофей. Если предположить, что медь действительно была не для СССР, а для Германии, то не понятна позиция Великобритании (австралийские ВМФ во время войны входили в состав английского флота). Отдать такой ценный приз французам? Надо понимать, что в Сайгоне были представители правительства Виши, которые заключили соглашение с Гитлером, и на дух не переносили Де Голля. Однако есть свидетельства, о них мы расскажем чуть ниже, что «Маяковский» действительно находился в порту Сайгона. Когда он был освобожден, был ли возвращен груз, или нет – неизвестно. Достоверно можно сказать, что в 1945 году «Маяковский» был уже во Владивостоке.

Судьбы героев этого рассказа сложились вполне благополучно. После войны «Владимир Маяковский» вошёл в состав Дальневосточного Государственного морского пароходства, где прослужил еще более 20 лет. Теплоход был списан в 1967 году.

HMS «Kanimbla» активно служил в качестве вспомогательного крейсера. В августе 1941-го года он участвовал в захвате иранского порта Bandar Shahpur, где укрывались 8 немецких и итальянских грузовых судна. В 1942-м году он участвовал в эвакуации Сингапура, а потом водил конвои в австралийских водах. В феврале 1943 года его переделали в десантный транспорт. Он перевозил 1280 солдат и нес 24 десантных катера.

В этой роли он участвовал в высадках в Новой Гвинее, в заливе Лейте, в заливе Лингаен и Борнео. После войны он в течение пяти лет занимался перевозкой солдат, военнопленных и беженцев. В 1950-м году был возвращен владельцам, после чего он проработал еще 23 года пассажирским лайнером, и в 1973-м году был продан на слом.

«Селенга»

«Селенга» был построен в 1919 году в Англии, как стандартный сухогрузный пароход типа «Н». он имел водоизмещение 4 000 тонн и скорость 10 узлов. Пароход был заложен как "War Apple". До 1927 года назывался "Bellas", до 1934 г. - "Neath Abbey" и принадлежал португальской и английской судоходным компаниям. В 1934 году был куплен Наркомводом, назван «Селенга». Пароход был включен в состав Балтийской Главной конторы Совторгфлота. С 1935 года входил в состав Дальневосточного Государственного морского пароходства. В октябре 1939 года «Селенга» вышел из Владивостока курсом на Филлипины. В Маниле на борт был погружен груз – молибденовая и вольфрамовая руда и 1 600 тонн кофе. 5 ноября пароход взял курс на Владивосток. Во время стоянки манильская пресса сообщала, что погруженная руда предназначена для Германии. Насколько в данном случае это было правдой, сказать сложно. Если руда была собственностью американской или японской компании – в это можно поверить. Если европейской – то маловероятно, чтобы конечным получателем была Германия. На подходе к острову Формоза (Тайвань) пароход догнал английский легкий крейсер «Ливерпуль» HMS «Liverpool». Крейсер остановил пароход и высадил на борт досмотровую команду. Радист «Селенги» успел передать радио во Владивосток о захвате. Английский офицер объявил о контрабандном характере груза и потребовал зайти для разбирательства в порт Гонконга. Капитану «Селенги» А.П. Яскевичу пришлось подчиниться. 12 ноября «Селенга» встала на якорь в военном порту Гонконга и на борт поднялась военная полиция. Прибыла комиссия, которая сфотографировала трюмы с грузом, сняла копии с судовых документов, опечатала радиорубку и покинула борт. Советские моряки находились в странном положении. С одной стороны, пароход был задержан и находился в военной гавани под охраной. С другой – экипажу бы разрешён беспрепятственный сход на берег. Этим на следующий день воспользовался капитан, разыскав в городе представителя «Экспортлеса» - очень непростой структуры в системе советской внешней торговли. Через него он послал две телеграммы о задержании судна – одну начальнику Дальневосточного Государственного пароходства, а вторую – послу СССР в Великобритании. Потянулись дни ожидания. После месяца стоянки заболели трое членов экипажа парохода. Они были отправлены во Владивосток на норвежском судне. С ними было передано подробное донесение о том, что произошло. 12 января английская сторона объявила, что по указанию из Лондона «Селенга» может следовать во Владивосток. Но 14 января, перед самым выходом на борт поднялись два офицера: английский и французский. Англичанин объявил, что у Великобритании ни к грузу, ни к экипажу претензий нет, а у Франции есть. После этого англичанин покинул борт парохода. История повторилась. На борт поднялись матросы с французского вспомогательного крейсера «Арамис». До войны «Арамис» MS «Aramis» был пассажирским лайнером известной компании «Мессажери маритим» и работал на линии Средиземное море – Индокитай. Водоизмещение лайнера было 18 000 тонн, скорость – 19 узлов. Как и в случае с «Kanimbla» после начала войны «Арамис» был переоборудован во вспомогательный крейсер. Его вооружили восемью 138-мм пушками, двумя 75-мм и двумя 37-мм зенитными орудиями. Экипаж «Селенги» отказался следовать за «Арамисом» и вывел из строя главный двигатель. После чего матросов загнали в один из трюмов, а офицеров заперли в каюте. «Арамису» пришлось 4 дня буксировать «Селенгу» в Сайгон. Экипаж на моторных ботах отвезли вверх по течению реки Сайгон и разместили в карантинных бараках. Там экипаж «Селенги» встретил экипаж «Маяковского», тоже стоявшего под арестом в Сайгоне. Капитаны двух судов написали совместный протест французскому губернатору Индокитая, но ответа не было. Тогда два экипажа объявили голодовку. Первоначально охрана лагеря относилась к ней не серьезно, по после двух суток командир охраны лагеря забеспокоился. На встречу прибыл представитель губернатора в чине контр-адмирала. Капитаны настаивали на том, что экипажи не военнопленные, а временно интернированные граждане нейтральной страны. На основе этого, они требовали улучшения условий содержания. Адмирал согласился. Он приказал перевести экипажи в другое, более приспособленное место, распорядился выдать морякам тропическую форму одежды и установил рацион питания, как в ВМФ Франции. На следующий день два экипажа перевезли на машинах на каучуковую плантацию. Условия на ней были удовлетворительные, но сама плантация охранялась вьетнамскими солдатами под руководством французских офицеров. Через четыре месяца Париж принял решение по советским судам, и это решение дошло до Сайгона. Пароходы отпускали, но груз французы решили оставить в Сайгоне до окончания войны. Еще через полтора месяца моряков доставили на свои суда. Они уже были разгружены. Еще месяц экипаж «Селенги» приводил свой пароход в порядок. В мае 1940 года «Селенга» вышла из Сайгона и взяла курс на Гонконг. Там был взят на борт груз орехов, бобов и масла. 30 июня 1940 года пароход зашел в гавань Владивостока. Когда вернулся домой теплоход «Маяковский» точно не известно. После возвращения во Владивосток, «Селенга» работала на дальневосточных линиях. В 1942 году с грузом для снабжения арктических портов и метеостанций пароход перешел по Северному морскому пути из США в Белое море. После перехода «Селенга» была переведена на баланс Северного Государственного морского пароходства. С 1944 года пароход входил в состав Северного флота в качестве военного транспорта. К мирной жизни он вернулся в 1948 году и перевозил грузы до 1965 года, когда был разделан на металл.

По теме

Судьба вспомогательного крейсера «Арамис» более печальна. В 1942 году он был захвачен Японией и переименован в «Тейа Мару». В 1944 году он был потоплен союзниками.

Заключение

Что же это было? Тривиальная попытка захватить особо ценный во время войны груз у нейтральной тогда страны? Или действительно в 1940 году советские торговые суда перевозили стратегические грузы для Германии? И почему в этой истории такая активная роль у Франции? По поводу последнего вопроса есть версия. Дело в том, что СССР активно вел переговоры с Великобританией по поводу задержанных судов. Есть протоколы встреч посла СССР в Великобритании Майского с заместителем министра иностранных дел Великобритании по этому вопросу. Возможно, англичане были вынуждены отпустить советские суда. Французское официальное правительство в тот период – это правительство Виши маршала Петена, которое заключило с Гитлером мирный договор. На него оказать давление было значительно труднее. Узнаем мы правду, или нет – покажет время.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 07.12.2019 10:00
Комментарии 3
Еще на сайте
Общероссийская газета независимых журналистских расследований «Наша версия» Газета «Наша версия» основана Артёмом Боровиком в 1998 году как газета расследований. Официальный сайт «Нашей версии» публикует материалы штатных и внештатных журналистов газеты и пристально следит за событиями и новостями, происходящими в России, Украине, странах СНГ, Америке и других государств, с которыми пересекается внешняя политика РФ.
Наверх