// // АСВ хочет сделать всё, чтобы Рустаму Минниханову не пришлось отвечать за долги Татфондбанка?

АСВ хочет сделать всё, чтобы Рустаму Минниханову не пришлось отвечать за долги Татфондбанка?

10012

«Были ваши, станут наши»

фото: РИА Новости
В разделе

Клиенты Татфондбанка и Интехбанка получили повестки в суд. От них требуют вернуть деньги в прогоревшие кредитные учреждения. Речь идёт не о займах, а о собственных средствах вкладчиков. В то же время Агентство по страхованию вкладов (АСВ) готово «простить» многомиллионную задолженность партнёру лопнувшего банка. Всё это выглядит так, будто АСВ защищает не пострадавших клиентов, а заигравшихся банкиров и чиновников региона во главе с Рустамом Миннихановым.

История о масштабной «зачистке» банковского сектора обрастает новыми подробностями. Случай с Татфондбанком (ТФБ) и его дочерними структурами изначально выглядел уникальным. Обычно ЦБ отзывает у проблемного банка лицензию. Далее суд признаёт организацию несостоятельной, а её собственники и топ-менеджеры сбегают из страны. Выведенные активы уже не вернуть, поэтому АСВ приходится раздавать обманутым вкладчикам де-факто государственные деньги. Второй вариант – восстановить баланс банка через санацию, – как показала практика, применяется только к избранным структурам.

Вкладчики испытали шок

События вокруг Татфондбанка не вписываются ни в одну из этих схем: организацию обанкротили, ключевой собственник – правительство Татарстана – никуда не сбежал, но рассчитываться с людьми не спешит. Похоже, что такая ситуация устраивает Агентство по страхованию вкладов, которое решило взять деньги для вкладчиков… у самих вкладчиков. АСВ подало в Арбитражный суд Татарстана более 500 исков против клиентов проблемных учреждений. Так, конкурсный управляющий Татфондбанк­ом (он представляет интересы АСВ) требует вернуть на счета деньги, которые клиенты сняли или перевели в конце ноября – начале декабря 2016 года. Вероятно, управляющий считает, что люди могли воспользоваться «инсайдерской» информацией и, зная о проблемах кредитного учреждения, решили спасти накопления.

Претензии адресованы как к юридическим, так и к физическим лицам. В ряде случаев фигурируют и вовсе незначительные суммы: люди оплачивали коммунальные услуги, погашали кредиты в других банках; кто-то снял деньги, чтобы сделать ремонт в квартире или починить автомобиль, оплатить лечение родителей или учёбу детей. Теперь им придётся через суд доказать право распоряжаться своими собственными деньгами.

Получив повестки, многие вкладчики испытали шок. «Почему АСВ занимается нами, а не ищет, куда исчезли миллиарды?» – такие комментарии оставляют они в соцсетях. Представители агентства уверяют, что речь идёт о формальности, которой нельзя избежать при банкротстве банка. Всем, кому это положено, деньги обещают вернуть.

О проблемах в Татфондбанке стало известно в конце 2016 года. 15 декабря ЦБ ввёл в нём временную администрацию, далее последовали отключение банкоматов и мораторий на расчётно-кассовые операции.
Временная администрация установила, что «дыра» в капитале ТФБ составляет 96,7 млрд рублей. По состоянию на начало февраля 2017 года высоколиквидные активы оценивались в 8 млрд рублей, а сумма обязательств банка – в 189,7 млрд рублей. Проще говоря, активы испарились, а долги остались. 3 марта 2017 года ЦБ отозвал у Татфондбанка лицензию. 11 апреля кредитное учреждение, входившее в топ-50 банков России, было признано банкротом.

«Сначала заберём, потом отдадим, но не всем»

В ответе на запрос казанских журналистов АСВ сообщило, что при подаче исков руководствовалось ст. 61.3 федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)». Банковские операции будут оспорены, если они выходили за рамки обычной хозяйственной деятельности. А потому люди, которым нужно было снять деньги со своих счетов для оплаты ремонта или лечения, смогут это доказать. В противном случае им придётся вернуть деньги в конкурсную массу банка, но тогда обязательства ТФБ перед ними будут восстановлены, и вкладчики смогут рассчитывать на компенсацию в пределах 1,4 млн рублей.

По теме

Но это касается только «физиков». Деньги предпринимателей не подпадают под закон о страховании вкладов. Поэтому они видят в действиях АСВ попытку «отбить» многомиллионные потери банков за счёт малого и среднего бизнеса. Ну а что ему ещё делать? Глава Татарстана Рустам Минниханов сразу признал, что самостоятельно заткнуть дыру в капитале ТФБ он не сможет. В республике создали компенсационный фонд, который наполняют за счёт продажи земли, но удовлетворить все требования кредиторов таким способом вряд ли удастся.

Власти региона просили ЦБ не допустить банкротства и начать санацию Татфондбанка, но получили отказ. Причины его тоже понятны: временная администрация выявила в банке забалансовые вклады, деньги с которых могли присваиваться крупными предприятиями Татарстана. Вернуть их обратно непросто, да и «уважаемые люди» в республике могут обидеться. Проще обвинить мелких коммерсантов в том, что они узнали о проблемах в банке, побежали забирать деньги, что и привело к его крушению.

Однако знать о грядущей катастрофе в Татфондбанке могли лишь единицы. Чтобы оценить финансовое положение ТФБ, необходимо было иметь доступ к большому числу показателей, в том числе знать объём средств на корреспондентском счёте. Ни одно кредитное учреждение не раскрывает эту информацию своим вкладчикам. Большинство клиентов ТФБ, включая предприятия малого и среднего бизнеса, узнали о проблемах в банке одновременно с введением временной администрации.

В ряде случаев требование АСВ поставит бизнес на грань выживания. Если компания погасила со счёта в ТФБ кредит в другом банке, то отменить транзакцию она не сможет. Средства в конкурсную массу придётся вносить из резервов, которые есть далеко не у всех либо недостаточны.

Забрать копейки, «простить» миллиарды

На фоне всего этого кредито­ров Татфондбанка поразила очередная инициатива конкурсного управляющего. Фактически он предложил «простить» сотни миллионов рублей одному из крупнейших должников ТФБ, а именно ПАО «Нижегородский коммерческий банк «Радиотехбанк».

В рамках дела о банкротстве Татфондбанка Арбитражный суд Татарстана должен был рассмотреть пять заявлений конкурсного управляющего об оспаривании сделок между ТФБ и Радиотехбанком. Накануне введения временной администрации казанский банк переуступил нижегородскому права требования по 11 кредитным договорам на общую сумму более 410 млн рублей. 30 ноября 2016 года со счетов Радиотехбанка в Татфондбанке были списаны 35 млн рублей и 50,7 млн рублей, предназначенные для погашения межбанковского кредита. Двумя днями ранее нижегородский банк вывел из ТФБ 60 млн рублей. Примерно в это же время с валютного счёта Радиотехбанка в ТФБ были переведены 401 тыс. евро на его счёт в ПАО «Банк ВТБ».

Вдобавок к этому конкурсный управляющий собирался оспорить вывод Радиотехбанком со счетов в ТФБ средств на общую сумму 94,4 млн рублей, которые были проведены в период с 30 ноября по 12 декабря 2016 года. То есть буквально накануне введения временной администрации нижегородский банк вывел из Татфондбанка более 650 млн рублей. Однако решивший было оспорить эти операции конкурсный управляющий внезапно предложил заключить с должником мировое соглашение.

Объясняет он это следующим образом: Радиотехбанк заявил, что выполнение всех этих требований угрожает его устойчивости. Проще говоря, он лопнет, если вернёт деньги. Обращение нижегородских банкиров к конкурсному управляющему ТФБ подкреплено письмами из правительства региона, которое заявляет о высокой значимости этого банка для финансовой системы и социальной жизни Нижегородской области.

В свою очередь, конкурсный управляющий Татфондбанка готов заключить мировое соглашение с Радиотехбанком при условии, что тот вернёт ТФБ права требования по кредитным договорам на общую сумму 84,3 млн рублей. От требований по оставшейся сумме долгов представитель АСВ готов отказаться. Предложение управляющего будет рассмотрено комитетом кредиторов Татфондбанка 2 февраля 2018 года. На фоне судебных исков к физлицам – бывшим вкладчикам ТФБ ситуация выглядит пикантной. Особенно, если учесть, что одним из бенефициаров Радиотехбанка до сих пор считают бывшего председателя правления Татфондбанка Роберта Мусина, который ранее также был министром финансов Татарстана и депутатом республиканского Госсовета.

В день подготовки этого материала господин Мусин признал свою вину в мошенничестве, злоупотреблении полномочиями и отмывании денег. Но можно предположить, что бывшего министра сделали «стрелочником», а конечные бенефициары крушения Татфондбанка и его «дочек» чувствуют себя вполне комфортно.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 30.01.2018 15:07
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Общероссийская газета независимых журналистских расследований «Наша версия» Газета «Наша версия» основана Артёмом Боровиком в 1998 году как газета расследований. Официальный сайт «Нашей версии» публикует материалы штатных и внештатных журналистов газеты и пристально следит за событиями и новостями, происходящими в России, Украине, странах СНГ, Америке и других государств, с которыми пересекается внешняя политика РФ.
Наверх