Версия // Власть // Жильё в Крыму подорожало за пять лет в 10 раз

Жильё в Крыму подорожало за пять лет в 10 раз

2572

Крымницца

3
В разделе

Нынешний Крым легко описать одним словом – дорого! Магазинные цены уж несколько лет как сравнялись со столичными, приучив местных жителей отовариваться на рынках. Но даже не это самое страшное – кратно подорожала недвижимость, и не только у моря. А огромный торговый молл в центре Симферополя, где нет моря, торгует шикарными яхтами – их раскупают как горячие пирожки.

Зарплаты в Крыму чуть выше, чем в среднем по России. Кассир в супермаркете, работая посменно и особо не перетруждая себя, зарабатывает «чистыми» до 40 тыс. рублей в месяц. В магазине средней руки – 30–35 тысяч. Молодёжь ищет работу от полусотни тысяч в месяц и часто находит. А весь Южный берег в сезон обслуживает приезжих и за лето «поднимает» до полумиллиона рублей в одни руки. Если ещё и угол сдавать в частном секторе, то даже больше выходит. В итоге полуостров до отказа забит легковыми автомобилями: с 2014 года их количество выросло впятеро! Но вот о том, чтобы купить квартиру, теперь можно только мечтать, тогда как в украинские времена в нотариальные конторы выстраивались длиннющие очереди регистрировать сделки купли-продажи недвижимости. Теперь и нотариальных контор стало вчетверо меньше, а те, что ещё работают, чаще закрыты: клиентуры всё равно нет.

Советская дача по ценам Рублёвки

Лет 10 назад «двушка» средней руки в старой части Симферополя – той, что стали застраивать ещё при Екатерине Великой, сейчас это самый центр – стоила порядка 20 тыс. долларов. Можно было купить и дешевле – предложения были. Теперь такой «двушке» цены не сложат – от 8 до 15 млн рублей, и не меньше. Крохотная кухня, смежные комнаты, потолки чуть выше, чем в стандартной «хрущёвке». 10 миллионов! В новостройках квартиры, конечно, дешевле, но симферопольские новостройки, они на окраинах. Причём в самых диких местах: в микрорайонах «Живые и мёртвые» – у городского кладбища Абдал, «Унесённые ветром» – на горе, на выезде из города по пути в Николаевку и «Приказано выжить» – на плато в районе завода «Пневматика». Троллейбусной линии, чтобы доехать до центра города, там нет, как и пресной воды, – её дают по часам и тончайшей струйкой. Но «однушку» миллиона так за три-четыре купить там, пожалуй, можно. Раньше было дешевле – тысяч за шесть-семь долларов могли уступить.

На курортах, понятно, разгул цен того пуще. Автор этих строк лет 10 назад долго присматривался к эллингу под Алуштой, в сторону, противоположную от ЮБК – там чуть больше места на пляжах в сезон. За нишу в эллинге просили порядка 10 тыс. долларов. Казалось дороговато. При том, что с оформлением эллингов нередко возникают юридические нестыковки – строят-то их как стоянку для лодок, а используют как жилую недвижимость. Но тот алуштинский эллинг, видимо, оформили по всем правилам – сегодня ячейка в нём стоит (не падайте!) 15 млн рублей. Для сравнения: небольшая дачка в противоположной стороне, в Рабочем уголке (меньше типового одноэтажного домишки советских времён), на горе обойдётся не меньше 25 миллионов. А дача приличных размеров и в два этажа (но тоже советской застройки) – порядка 40 миллионов. И покупают!

Нет, не крымчане – приезжие с Украины, из Казахстана, Узбекистана, Грузии и Армении. Россияне Рабочий уголок, как и в целом Алушту, не жалуют. Им, как правило, интереснее Коктебель, Голубой залив с Симеизом или Большая Ялта – от Гурзуфа до Байдарских ворот. Цены там вообще астрономические. В Гурзуфе в прежние времена компактно селились военные отставники – Минобороны предоставляло кому квартиру, а кому и домик (чаще – домик на две или четыре семьи, в один или два этажа). Дети и внуки этих военных после «русской весны» в одночасье озолотились. А везунчики, у кого бабушки с дедушками жили, скажем, в Никите – рядом со знаменитым Ботаническим садом или даже на его территории (там было немало домов для сотрудников), теперь могут запросто переселиться на Рублёвку, а на разницу в стоимости жилья прикупить себе «Бентли». И это не шутка – стоимость типового двухэтажного домика профессуры в Никитском саду (в одном таком жил лауреат Госпремии СССР энтомолог с мировым именем Иссахар Лившиц) сегодня стартует от 100 млн рублей!

Посторонним вход запрещён

При таких умопомрачительных ценах было бы странно, если бы крымские власти обошли вниманием заповедные зоны, где застройка при Украине была категорически запрещена. Это и мыс Айя, и мыс Фиолент, и Симеиз. Два года назад власти Севастополя передали живописнейшие мыс Сарыч и урочище Ласпи – особо охраняемые законом природные территории – в ведение федерального центра. «В рамках комитетов Госдумы и Совета Федерации наши коллеги ездят, принимают участие, высказывают предложения», – расплывчато пояснила суть перемен спикер Заксобрания Севастополя Екатерина Алтабаева. И верно, городу от этих живописных мест ничего, кроме головной боли. Застройка ведётся, а кем – поди знай. Остановить принудительно? Пробовали. Не удалось. Строительство на мысе Айя огородили забором, да так, что с 2015 года даже депутаты Госдумы в рамках своих проверок не могут туда просочиться. Строительство якобы числится за питерским ООО «Шанс», конечным собственником которого выступает, как сообщают СМИ, банк «Россия» братьев Ковальчук. В общем, проще сбросить с себя ответственность, решили севастопольские депутаты, чем настаивать на соблюдении законности. Но если бы дело было в одной даче! В заповедные места потянулись и другие застройщики: раз одним можно, почему нельзя другим? Между тем уже озвучены цены на двухэтажные коттеджи на Фиоленте, которые даже пока не построили, – 80 млн рублей. Объясняют: построят – будет вдвое дороже.

В этом году местные власти Бахчисарая, Ялты, Феодосии и Судака собираются выдавать разрешения на застройку в заповедных местах – буквально на территории действующих заповедников. Мотивируют так: денег на то, чтобы как следует обслуживать заповедники, у них не хватает, и якобы застройщики, уплатив деньги в городскую казну, возьмут часть проблем на себя. Озвучена примерная цена лицензии на строительство – 30 млн рублей. Эксклюзив, как-никак! За немалые деньги.

Кстати

Место для лодки с подвесным мотором на лодочной станции под Севастополем, в бухте Казачьей, стоит нынче 200–300 тыс. рублей. Плюс помесячная оплата от 9 до 15 тыс. за лодку. За яхту ещё дороже. А Казачка, в общем-то, дикое место. И там к тому же бывает довольно волнительно – в смысле огромные волны. Как, впрочем, повсюду на западном побережье. Дюралевую моторку даже если чутка притопит, так не беда, если загодя снять подвесной мотор. А вот яхтам и катерам со стационарными движками – тоска-печаль. То ли дело Балаклава: бухта там полноценная, морских волн никогда не бывает – тишь да гладь. Только там свободных мест нет. Хотя желающих – валом. Поговаривают, что цены за место стартуют от 10 млн рублей – цена неплохой московской квартиры. В Гурзуфе немногим дешевле. Но если купил плавсредство в Крыму, платить придётся постоянно. Час стоянки на рейде в Балаклаве – 7 тыс. рублей. В живописной, но почти безлюдной бухте Айя, чуть севернее – столько же. Местные, у кого с советских времён имелись моторки, в море практически не выходят – удовольствие не по карману. Кинул якорь не в том месте – обдерут как липку. Говорят, при Украине такого не было. Точно, не было. И за постой на рейде у какой-нибудь бухты денег тоже не драли. Не додумались.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 08.02.2021 11:00
Комментарии 0
Еще на сайте
Общероссийская газета независимых журналистских расследований «Наша версия» Газета «Наша версия» основана Артёмом Боровиком в 1998 году как газета расследований. Официальный сайт «Нашей версии» публикует материалы штатных и внештатных журналистов газеты и пристально следит за событиями и новостями, происходящими в России, Украине, странах СНГ, Америке и других государств, с которыми пересекается внешняя политика РФ.
Наверх