Версия // Общество // Хозяина сгоревшего в Костроме клуба «Полигон» единоросса Мирзоева взяли под стражу

Хозяина сгоревшего в Костроме клуба «Полигон» единоросса Мирзоева взяли под стражу

7341

Погорел погорелец

Хозяина сгоревшего в Костроме клуба «Полигон» единоросса Мирзоева взяли под стражу
(фото: МЧС России/ТАСС)
В разделе

Можно ли надеяться, что теперь, после того как задержали Мирзоева, в стране перестанут пылать развлекательные заведения? Ведь до этого подобные сюжеты заканчивались обычно – за всё отдувались «стрелочники». Но, по всей видимости, в этот раз решено дожимать. Или это только видимость?

Сюжет: Коррупция

Поначалу ничто не предвещало проблем – после того, как сгорел «Полигон», депутата Костромской областной думы Ихтияра Мирзоева сразу же объявили свидетелем по возбуждённому в этой связи уголовному делу. Таким образом стало ясно, что отдуваться за ЧП будут арендаторы, а не владелец. Когда 10 ноября Мирзоева вызвали на допрос, он объяснял как по писаному: я-де только сдавал помещения фирме «Империя», а уж эта контора, оператор клуба, и занималась всеми вопросами эксплуатации. И лицензии на торговлю «алкашкой» оформляла сама, и решала вопросы пожарной безопасности. Так что взяли директора клуба Белоногову – вот она пускай и сидит!

Сгорел сарай, гори и бизнес

«Полигон» загорелся в ночь на 5 ноября. Завсегдатай клуба военнослужащий Станислав Ионкин, в конце лета комиссованный с фронтов украинской спецоперации, пронёс в клуб ракетницу. Как вышло, что она не «зазвенела» на входе, где была установлена рамка металлоискателя, неясно – возможно, Ионкин воспользовался тем, что в клубе его знали. То ли в ходе возникшего пьяного спора, то ли «по приколу» Ионкин выстрелил из ракетницы. Клуб загорелся. На дворе была ночь, но людей в клубе было много, порядка 300 человек. Как и в других похожих случаях, аварийные выходы оказались закрыты, внутри горящего помещения началась паника, и если бы один из посетителей не высадил закрытую дверь пожарного выхода, жертв оказалось бы намного больше, чем 13 человек. В общем, те, кто находился в зале, выжили (скончался только один посетитель ресторана). Не повезло тем, кого беда застала в курительной комнате, там – восемь трупов. Ещё трёх покойников вынесли из туалета и одного – из кухонного помещения. Все они умерли, задохнувшись продуктами горения.

В провинции таких «полигонов» – вагон и маленькая тележка. Днём это дешёвая забегаловка, в которой можно не только закусить, но и как следует выпить, а ночью – развлекательное заведение с танцами и девицами. Держать такой шалман могут два вида хозяев. Либо те, кто якшается с бандитами, либо те, у кого в друзьях и знакомых есть представители власти. Иначе сложности, и не столько с лицензиями на выпивку, сколько с контингентом. Клуб ведь не примоднённый и не молодёжный, понятно же, кто в него ходит, не так ли? Посетители «Полигона» жаловались на турникеты-вертушки, установленные на входе, мол, «как в тюрьме», просачиваться приходится по одному. А потому, что за вход нужно было платить, а контингент не особо кредитоспособный, норовили проскочить на халяву. Сообщают, что в клубе нередко возникали конфликты и пьяные потасовки. По ночам было шумно, жильцы близлежащих домов часто жаловались. А ещё в «Полигоне» курили прямо за столиками, и охрана смотрела на это сквозь пальцы.

Директор эксплуатировавшей здание компании Наталья Белоногова не могла не знать о рисках своего бизнеса. Сейчас её арестовали на два месяца по решению Свердловского районного суда, обвинив в оказании услуг, не отвечающих требованиям безопасности. По версии следствия, именно она допустила нарушения правил противопожарной безопасности, в результате чего при пожаре в клубе погибли люди. Белоногова очень сетовала на то, что занялась «не тем бизнесом», но просила суд оставить её под домашним арестом. Не оставили.

Неизбежные жертвы «неприкасаемых»

По теме

В «Полигоне» повторилась история кемеровского торгово-развлекательного центра «Зимняя вишня»: отдыхающие не смогли вовремя покинуть горящее здание из-за запертых эвакуационных выходов. Из семи пожарных выходов оказались открытыми три. Но на всех были установлены турникеты, замедлявшие выход. Потолок в «Полигоне», как и в сгоревшем пермском клубе «Хромая лошадь», был из пластика – полыхнуло мгновенно. Вообще, если сравнивать с «Хромой лошадью», сгоревшей 13 лет назад, посетителям «Полигона» ещё сильно повезло. В Костроме отдыхающих было три сотни, а в Перми – на полсотни больше, почти одинаково. Но в Костроме погибли 13 человек, а в Перми – 101 в день пожара и ещё полсотни позднее, в больницах, от ожогов и травм. В том и в другом случаях пострадавшие надышались угарным газом, который источал пластиковый потолок. Оба клуба должны были быть оборудованы системами автоматического пожаротушения, но их не было ни в Перми, ни в Костроме. Таким образом, вывод: за 13 лет, прошедших с трагедии в «Хромой лошади», выводов сделано не было.

Но главное, что повторилось в обеих печальных историях, – изменение судеб владельцев после вмешательства федерального центра. Кого поначалу задержали после пожара в «Хромой лошади»? Арт-директора, исполнительного директора и поставщика пиротехники – индивидуального предпринимателя. «Стрелочников». А соучредитель клуба Анатолий Зак, прихватив израильский паспорт, тем временем преспокойно отбыл из города в сторону Екатеринбурга, откуда чуть было не улетел за границу. Его компаньону Константину Мрыхину повезло больше: он добрался до Екатеринбурга и улетел в Барселону до того, как Моск­ва призвала разобраться по всей строгости и местные силовики по этой причине «очнулись». Депортировали Мрыхина испанские власти в 2011-м. Супруге Ихтияра Мирзоева следовало бы знать об этой истории.

И ещё уместно напомнить в связи с «Хромой лошадью» заявление советника председателя Конституционного суда генерал-майора милиции Владимира Овчинского по горячим следам трагедии: «Реальный владелец клуба возглавлял общественный экономический совет при губернаторе края и являлся лицом, на региональном уровне, из числа неприкасаемых. Вот почему «Хромую лошадь» обходили стороной. А если даже и делали предписания, то не проверяли, насколько точно они исполнены». Почти как под копирку с костромским инцидентом! И вот ещё немного Овчинского 13-летней давности, тоже, пожалуй, к месту: «Что представляют собой «ночные клубы» подобного рода? Это места, где распространяются и потребляются наркотики. Не случайно пресса сообщает, что при обследовании погибших в их одежде найдено значительное количество наркотических средств – таблеток, травки и прочего». Чувствуете взаимосвязь? Шалманы, подобные «Хромой лошади» и «Полигону», имеют возможность распространять дурманящую заразу (травку ли, алкоголь – без разницы) лишь благодаря тому, что их хозяева – «неприкасаемые», близкие местным властям. Бизнес на крови.

Конкретно

Общее во всех трёх трагедиях одно – за владельцев бизнесов берутся только после того, как поступит гневный окрик из Москвы. За Мирзоева взялись после того, как Александр Бастрыкин взял дело на личный контроль и поручил заняться им столичным следователям. Разве их костромские коллеги не знали, как следует поступать? Знали конечно. Так же, как знали и пермские силовики, и кемеровские. Но только ни у кого даже не появилась мысль попытаться привлечь Мирзоева. Ведь он депутат областной думы, власть! Точно так же «Полигон» не замечали пожарные и прочие правоохранители, которые должны были поинтересоваться, что там вообще творится. И потому задержание Мирзоева само по себе значит мало. Под следствием должны оказаться все, кто закрывал глаза. Если этого не случится, то «Хромые лошади» и «Полигоны» будут случаться снова и снова.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 21.11.2022 12:57
Комментарии 0
Наверх