// // Тайна наследства Леонида Рожецкина не менее интересна, чем загадочные обстоятельства его смерти

Тайна наследства Леонида Рожецкина не менее интересна, чем загадочные обстоятельства его смерти

3538

Жизнь инвестбанкира как детективный роман

Рожецкин хорошо усвоил главное правило российского бизнеса тех лет: «Спеши кинуть ближнего своего, пока не кинули тебя».
Рожецкин хорошо усвоил главное правило российского бизнеса тех лет: «Спеши кинуть ближнего своего, пока не кинули тебя».

Только в конце октября этого года стало известно, что останки скандально известного инвестбанкира Леонида Рожецкина привезли из Латвии в Санкт-Петербург. Спустя четыре года после таинственного исчезновения Рожецкина в Юрмале, урну с его прахом (кремация состоялась в Риге) захоронили в могиле отца. Церемония похорон прошла на удивление скромно. Не нашлось денег у распорядителей имущества легендарного американского специалиста по приватизации российской госсобственности 90-х и на отдельный колумбарий. Хотя состояние Рожецкина на момент его безвременной кончины или убийства (это неясно до сих пор) насчитывало не одну сотню миллионов долларов. Куда же подевалось все, что было нажито непосильным трудом бывшим совладельцем сотового оператора «Мегафон» и некогда любимцем всего новорусского бомонда французской Ривьеры? Тайна наследства Леонида Рожецкина не менее интересна, чем загадочные обстоятельства его смерти.

13-летним мальчиком Леонид Рожецкин вместе с матерью эмигрировал из сурового Ленинграда в богатый Нью-Йорк в 1979 году. Его отец остался в СССР и, занимая должность мелкого начальника районной жилконторы, за какие-то финансовые махинации угодил в Кресты, где и скончался от тюремных болезней в середине 80-х.

Если верить официальной биографии Рожецкина-младшего, то в США он получил блестящее образование – с отличием окончил в 1987 году математический факультет Колумбийского университета, а в 1990 году тоже с отличием — Гарвардскую школу права. Во все это верится с трудом, так как обучение в столь престижных учебных заведениях Лиги плюща стоит баснословных денег. Откуда им было взяться у бедной эмигрантской семьи в то время? Хотя, возможно, в этом и таился смысл тюремного заключения Рожецкина-старшего, которого сын почти не знал.

Как бы там ни было, но юный американский адвокат с хорошим знанием русского в 1992 году оказался в нужное время в нужном месте - в московском офисе юридической фирмы White & Case, которая привлекалась к работе Российского центра по приватизации при правительстве РФ. То есть, сначала Рожецкин разрабатывал правила по передаче гигантской советской госсобственности в частные руки, а затем учил новоиспеченных российских олигархов их же нарушать. А главное правило российского бизнеса тех лет, которое Рожецкин прочно усвоил для себя, было совсем простым: «Спеши кинуть ближнего своего, пока не кинули тебя».

В августе 1995 года Рожецкин впервые был упомянут в качестве управляющего директора инвестиционной компании «Ренессанс Капитал», созданной Борисом Йорданом и Владимиром Потаниным. Оглушительный первый успех «Ренессанса» - вывод акций российского сотового оператора «Вымпелком» («Билайн») на Нью-Йоркскую биржу, что случилось с российской частной компанией впервые после Октябрьской революции 1917 года.

Затем, по некоторым данным, лично Рожецкин уговорил Джорджа Сороса поучаствовать в приватизации «Связьинвеста». За блокирующий пакет акций тот заплатил фантастическую по тем временам сумму в $1,85 млрд., а позже назвал этот инвестиционный проект самым худшим в своей жизни. Пока Сороса отпаивали «Боржоми», дружный коллектив «Ренессанс Капитала» наслаждался «Вдовой Клико», заработав на этой восхитительной по своей наглости «разводке» $120 млн.

В ходе дефолта 1998 года «Ренессанс» уже терял $10 млн. в день. Недолго думая, Рожецкин продал свои акции этой компании партнерам за $20 млн. и дальше пошел своей дорогой.

Большой кидок

Создать из «Связьинвеста» третьего оператора на российском рынке сотовой связи так и не удалось. Хотя именно под обещания именно такой перспективы Джордж Сорос вложил в акции этой компании без малого $2 млрд.

Но то, что не получилось в 1997 году, Рожецкину удалось сделать позже с компанией «Северо-Западный GSM», которая занимала монопольное положение в Санкт-Петербурге и почти во всем Северо-Западном федеральном округе России с 1993 года.

В начале «нулевых», когда «питерские связисты» во главе с Леонидом Рейманом заняли ключевые руководящие позиции в правительстве РФ, стало возможным дальнейшее развитие «Северо-Западного GSM» под брендом «Мегафон». В этот период сотовые операторы МТС, а затем «Билайн» смогли, наконец, выйти на рынок Санкт-Петербурга и СЗФО. А «Мегафон» в свою очередь получил частоты для работы в Москве и регионах к востоку от Уральских гор.

По теме

Так случилось, что через фирмы LV Finance и "Соник-Дуо" Рожецкин владел 25,1% «Мегафона», капитализация которого начала стремительно увеличиваться. По негласной информации Рожецкин был всего лишь формальным держателем акций «Мегафона», а реальные владельцы скрывались за вывеской фонда IPOC с Виргинских и Бермудских островов.

Когда «Мегафон» был еще только в проекте, Рожецкин якобы подписал с фондом IPOC опционный договор на переуступку акций. За «охрану» этих акций Рожецкин вроде бы даже получил от «питерских связистов» какие-то деньги.

Но 5 августа 2003 года инвестбанкир неожиданно для всех продал весь бизнес LV Finance (в том числе и главный актив 25,1% акций «Мегафона») компании «Альфа-Эко», входящей в «Альфа-Групп» Михаила Фридмана за $300 млн. Осуществив сделку всей своей жизни, Рожецкин улетел через «Шереметьево-2» из России навсегда. Но жизнь его после этого оказалось не такой долгой, как ему бы хотелось.

Жизнь удалась

«Альфа» сразу же предложила IPOC выкупить у нее акции «Мегафона», но уже за $500 млн. Датский юрист Джеффри Гальмонд, представлявший интересы истинных владельцев IPOC, наотрез отказался. Начались бесконечные судебные процессы по всему миру – в судах Женевы, Цюриха, Стокгольма, Нью-Йорка, Британских Виргинских и Бермудских островов…

А тем временем кинувший всех Рожецкин отнюдь не затаился, а вел демонстративно яркую светскую жизнь нувориша, которой бы позавидовал и партизан Боснюк. Начал сорить деньгами в Голливуде, финансируя съемки сразу нескольких блокбастеров. Купил особняк в Юрмале за $1,5 млн., квартиру в Лондоне в престижном районе Мейфэр за 3 млн. фунтов, основал и начал издавать в Лондоне газету City A.M., купил дома в лос-анджелесском Бель-Эйр и на тайском Пхукете…

Даже : латышский паспорт на имя Леонардса Розеца, в США его знали как Леонарда Розета.

Начиная с 2005 года, Рожецкин с помпой решил отмечать свой день рождения на вилле Эфрусси де Ротшильд, расположенной в элитном месте – курорте Сен-Жан- Кап-Ферра на Лазурном берегу Франции. На так называемый «Бал Цветов» в августе сюда съезжались богатейшие российские бизнесмены из списка Forbes, с женами или любовницами. Шампанское «Moet Chandon» лилось рекой, дамы в нарядах из живых цветов, черная икра ложками, в роскошном саду – историческом памятнике – шоу с поющими фонтанами… Все за счет Rozhetskin foundation (Фонд Рожецкина). В эти дни пробки на узких дорогах полуострова Кап-Ферра из новорусских Lamborghini и Ferrari считались обычным делом, от них не спасали даже вертолеты.

Сам виновник торжества обычно появлялся под занавес мероприятия на белом раритетном Rolls-Royce Phantom в бирюзовом пиджаке, белых брюках и мокасинах на босу ногу. Мило общался с дамами и друзьями-миллиардерами, скромно выпивал бокал шампанского и куда-то исчезал.

А в обычные дни Рожецкин жил на вилле Isola Selesta, которую арендовал в Каннах. Без всяких пляжных вольностей он проводил здесь в основном тихие деловые встречи. Дом был увешан картинами старых мастеров. Повар Рожецкина раньше работал у Бориса Березовского и творил какие-то совершенно чудесные блюда русской кухни из сморчков. Немногие знали, что Рожецкин уже приобрел на Антибе большой участок земли и собирался возводить свой особняк с огромным парком.

В 2008 году «Бал цветов» впервые состоялся без участия Рожецкина. Сотни гостей веселились также беззаботно, хотя многие уже знали, что хозяин торжества исчез и, возможно, его уже нет в живых.

Вмешательство третьей силы

А тем временем страсти вокруг блокпакета «Мегафона» накалялись. В поданном фондом IPOC в окружной суд США по Южному округу Нью-Йорка иске глава «Альфа-Групп» Михаил Фридман назывался «лидером, основателем и вдохновителем» группы под условным названием «Fridman M.C. Enterprise». IPOC, среди прочего, обвинял группу в том, что с целью присвоения собственности фонда «Fridman M. C. Enterprise» прибегали к взяткам, воровству и препятствованию правосудию», потратив $11 млн. на подкуп свидетелей.

По теме

Параллельно Госсвязьнадзор РФ вдруг обнаружил непорядок в оформлении абонентских договоров московских пользователей «Билайна» (торговая марка «Вымпелкома», где крупная доля принадлежит «Альфе»). А прокуратура возбудила из-за этого уголовное дело в отношении сотовой компании.

«Альфа» ответила не менее жестко: в 2006 году в третейском суде Цюриха ее юристы впервые засветили вероятного бенефициара IPOC, того самого «предполагаемого свидетеля номер 7», по описанию похожего на министра связи РФ Леонида Реймана. Таким образом «Альфа» пригрозила выставить Реймана коррупционером, для которого путь в «цивилизованный мир» будет закрыт навсегда.

Источники рассказывают, что попытки воздействовать на Фридмана через высоких государственных лиц успеха не имели: на все увещевания тот отвечал, что не он был инициатором скандала, что акции «Альфа» купила у законного собственника и всегда готова их продать за разумную цену.

По ходу судебных споров стороны неустанно поливали друг друга грязью в российских и западных СМИ несколько лет. Естественно, доставалось и беглому Рожецкину, против которого Московская прокуратура возбудила уголовное дело (мошенничество в особо крупном размере ч. 4 ст. 159 УК РФ) и объявила в международный розыск.

Когда ситуация окончательно зашла в тупик, разрешить ее взялся видный специалист по такого рода операциям Алишер Усманов. Летом 2008 года Усманов купил 31,1% акций «Мегафона» у «Телекоминвеста», одним из создателей которого был Леонид Рейман, и у ликвидированного к тому моменту фонда IPOC. А чуть раньше Усманов и «Мегафон» выкупили у «Альфы» 25, 1% акций сотовой компании, заплатив за них уже $5,2 млрд. - почти в 18 раз больше, чем потратила в 2003 году «Альфа».

Довольные стороны отозвали все иски против друг друга. Не успокоился только Рожецкин, затеяв в Нью-Йорке длительный судебный процесс лично против Леонида Реймана, обвинив его «в причинении финансового и репутационного вреда». Рожецкин потребовал $500 млн. компенсации. Возможно, шумиха по этому поводу в прессе заставила покинуть Реймана пост министра связи и занять аморфную должность советника президента РФ.

В октябре 2007 года нью-йоркский суд принял решение об отклонении иска Рожецкина, но тот снова подал иск. В марте 2008 года Рожецкин неожиданно исчезает в Юрмале. А в мае 2008 года суд Нью-Йорка окончательно отказывает его адвокатам в иске против министра информационных технологий и связи РФ Леонида Реймана.

Таинственное исчезновение

Поисками Рожецкина довольно долго занималась не только латвийская полиция, но также ФБР, Скотланд Ярд, Интерпол, частные сыщики из британского детективного агентства GPW.

По версии следствия Рожецкин прилетел в Ригу из Лондона 15 марта 2008 года на личном самолете Challenger 604. Из Риги он планировал улететь 17 марта, в понедельник, но бесследно пропал. Утром 16 марта американскому партнеру Рожецкина позвонил из Юрмалы дворецкий Рожецкина с обескураживающей вестью: «Леонид пропал. Его машина „Порше“ - тоже». Друзья Рожецкина обратились в сыскное агентство GPW, специализирующееся на корпоративных расследованиях. В Ригу спешно выехала команда детективов. Очень скоро стало понятно: вряд ли это похищение, скорее убийство.

Управляющий домом Рожецкина в Юрмале на улице Капу, рассказал детективам, что хозяин приехал домой примерно в час ночи с двумя симпатичными парнями. Найденный следствием таксист затем подтвердил, что увез из юрмальского дома Рожецкина двух мужчин в 2.30 ночи и высадил их в Риге, неподалеку от известного в городе гей-клуба «XXL». Когда гости уехали, в окнах дома еще горел свет.

Утром дворецкий обнаружил в доме Рожецкина сломанную мебель и бурые пятна предположительно крови – за диваном в библиотеке. С помощью инфракрасного сканирования позже следы крови обнаружились на лестнице, ведущей к выходу, и на пути в гараж. Но их зачем-то тщательно замыли.

Дворецкий заявил, что видел, как в семь тридцать утра в день исчезновения Рожецкина его Cayenne выехал из ворот, за рулем был вроде бы хозяин. Но затем изменил показания. По сообщениям СМИ, через два дня в окрестностях Каугури (городок между Юрмалой и Тукумсом) нашли автомобиль «Порше» с именным номерным знаком «Azure», принадлежавший Рожецкину, и в нем чью-то перепачканную кровью одежду.

По теме

Экспертиза ДНК биоматериала с зубной щетки и расчески хозяина дома на улице Капу в Юрмале подтвердила, что пятна крови в библиотеке также принадлежали этому же человеку. Но латвийская полиция не спешила утверждать, что это был именно Рожецкин. Чтобы в этом убедиться окончательно, необходимо было провести еще анализ ДНК у кого-то из его близких родственников. Мать Рожецкина Эльвира наотрез отказалась лететь для этого из Нью-Йорка в Ригу, будучи в твердом убеждении, что с ее сыном расправились «агенты Кремля». Пришлось обратиться за помощью в ФБР, а это заняло довольно продолжительное время.

Рижские следователи уделили много времени поискам почему-то не самого тела пропавшего банкира, а канистр с остатками серной кислоты, с помощью которой якобы избавились от тела убийцы. В апреле 2008 в лесном массиве между Ригой и Юрмалой дачник с собакой нашел труп, по внешним признакам похожий на Рожецкина. Но полиция никак не прокомментировала эту страшную находку.

Затем решили арестовать дворецкого за пособничество и сокрытие улик исчезновения миллионера Рожецкина. Им оказался некто Анатолий Демченков.

Как выяснилось, в советское время Анатолий Демченков служил в военном училище им. Алксниса, причем в первом отделе, который находился в подчинении КГБ. Этот незначительный факт породил в СМИ версии о том, что к предполагаемому устранению Рожецкина могут быть причастны российские спецслужбы. Данная конспирологическая версия получила настолько широкий резонанс, что тогдашний глава пресс-бюро СВР генерал Борис Лабусов вынужден был сделать следующее заявление: «С 1959 года, когда Богдан Сташинский ликвидировал в Германии Степана Бандеру, ни СВР, ни ПГУ КГБ СССР в подобных акциях участия не принимают".

Всплыл еще один любопытный факт: одновременно Демченков являлся управляющим и юрмальского дома владельца скандально известного в Латвии и США VEF banka Юрия Дурандина, которому в Юрмале принадлежали также казино и другие злачные места. Банк Дурандина неоднократно засвечивался в отмывании денег всевозможных американских и канадских пирамид наподобие МММ, за что американские власти внесли его в «черные списки». Рожецкин и Дурандин явно были хорошо знакомы, последний просил уладить его проблемы с банком в США. Удалось ли Рожецкину решить проблемы – неизвестно, известно, что VEF bank в 2007 году был успешно продан украинским инвесторам. Но полиция не придала всей этой криминальной информации особого значения, и через две недели отпустила дворецкого Демченкова.

Ранее по "делу Рожецкина" был задержан еще один подозреваемый - охранник дома предпринимателя. Однако он был освобожден через 48 часов после задержания под подписку о невыезде. Что касается ночных гостей Рожецкина, которых увезло такси из его дома в 2.30 ночи, то найти их не удалось – следы затерялись где-то в Литве.

Кстати, информация о нетрадиционной ориентации Рожецкина стала неожиданностью даже для его близких друзей. Бизнесмен всегда окружал себя красивыми и сексапильными девушками. Расставаясь с очередной подружкой, Рожецкин отправлял утешительный приз - бриллиантовый браслет Cartier.

За несколько лет до исчезновения инвестбанкир даже женился на российской модели Наталье Беловой, которая вскоре родила ему сына Максимилиана. Жена Рожецкина проживала в его лондонской квартире на Мейфэр под присмотром команды из пяти бодигардов. Рожецкин в этой квартире почему-то появлялся редко, предпочитая жить в лондонских фешенебельных отелях, в частности в «Дорчестере».

Вместе с тем выяснилось, что на интернет-форумах рижского ЛГБТ-сообщества Рожецкина знали под кличкой «Мальвина», после его исчезновения там было много теплых слов сожаления о нем.

Напоследок британские журналисты устроили целую охоту за личным самолетом Рожецкина. Challenger 604 вылетел в Лондон в день исчезновения его хозяина, но за час до запланированной посадки в столице Великобритании изменил свой маршрут и в итоге приземлился в Вене. На борту, было только два пилота – и ни одного пассажира. Простояв в аэропорту Вены сутки, самолет за 45 минут перелетел в Женеву. «Пилоты заплатили посадочные сборы наличными и улетели в Швейцарию», – сообщили Daily Mail в пресс-службе венского аэропорта. Через пять дней из Женевы самолет улетел на канадский остров Ньюфаундленд, а через три дня, 26 марта, вернулся. В четверг вечером Challenger 604 вновь поднялся в воздух и через три часа совершил посадку в Норвегии, в городе Ставангер. «Он прилетел из Женевы с одним пассажиром и двумя членами экипажа. Больше я вам ничего сказать не могу», – пояснил газете представитель аэропорта.

По теме

Латвийская полиция подтвердила, что уже допрашивала обоих пилотов, но не обнародовала никакой информации на этот счет. Имена летчиков: командир экипажа Марк Квеллетт, служивший в канадских воздушных силах, и второй пилот – тоже канадец Стефен Проктор. По сведениям СМИ, пассажиром был некто Дупанин, друг Рожецкина, проживающий в Калифорнии. С какой целью он оказался в самолете Рожецкина – неизвестно.

Свои поиски британские газетчики закончили в шотландском поселке Москва, где у Рожецкина обнаружился дом, купленный им, видимо, просто ради прикола. В этом строении давно никто не жил, на этом след обрывался.

В заключении официального расследования латвийская полиция почему-то сделала странный вывод: Рожецкин либо инсценировал свою смерть, либо попал в число участников программы защиты свидетелей ФБР. На этом его поиски были временно прекращены.

Грабь награбленное

Ясность в «деле Рожецкина» появилась спустя четыре года после его исчезновения.

В лесу под городом Тукумс (находится в нескольких десятках километров от Юрмалы) в августе 2012 года обнаружили останки неизвестного мужчины. Тело было даже не присыпано землей, а едва забросано ветками. Поскольку тело находилось в последней стадии разложения, определить причину смерти полиции так и не удалось.

Если бы не кредитная карточка на имя Рожецкина, которая находилась рядом с трупом, вряд ли бы удалось установить и связь с пропавшим несколько лет назад банкиром – настолько неузнаваемы были останки. Словно, кто-то оставил подсказку? Хотя полиция заявила, что труп не перемещался и пролежал на одном месте с момента исчезновения Рожецкина.

У американских правоохранительных органов были запрошены образцы ДНК матери Рожецкина, и их сравнение с ДНК найденных под Тукумсом останков подтвердило, что погибшим является Рожецкин. В связи с этим в декабре 2013 года «дело Рожецкина» было фактически закрыто. Но кому передавать останки банкира – было неясно.

Его семья – Наталья Белова с 4-летним сыном, - съехала из лондонской квартиры в неизвестном направлении спустя несколько месяцев после исчезновения Рожецкина. Мать Рожецкина продолжала отказываться приезжать в Ригу. Отправлять ей останки сына в Нью-Йорк было слишком накладно.

Тогда-то и выяснились странные пертурбации с наследством покойного Рожецкина.

Как оказалось, инвестбанкир при жизни наведывался в Латвию не только для участия в приватных гей-вечеринках. В Риге у него был доверенный человек - Андреас Коленко, на которого было записана значительная часть имущества Рожецкина, включая землю во французском Кап-Ферра стоимостью 15 млн. евро, личный самолет Chalenger и автомобиль Mersedes. Коленко также имел право подписи по банковскому счету Рожецкина на 10 млн. евро. Поскольку у Коленко имелось латвийское гражданство, это позволяло Рожецкину избегать налогообложения в США. То есть, Коленко являлся «кошельком» Рожецкина.

Выгодоприобретателями наследства Рожецина, как сообщал гламурный журнал «Татлер», значились его мать, тетя, сын Максимилиан (от брака с моделью Натальей Беловой) и Филипп Джордж - сын партнера Рожецкина Андреаса Коленко и его подруги Анны Ступак. Но поскольку труп Рожецкина долго не могли найти, вступить в права наследства оказалось не так-то просто.

На сцену вышли два новых «героя»-адвоката.

Первый - Джон Макбрайер, молодой американский юрист, живущий в Женеве. Сын видного американского политика-республиканца управлял имуществом Рожецкина официально. После исчезновения владельца отношения между Макбрайером и Андреем Коленко крайне накалились. Макбрайер имел полномочия осуществлять надзор за деятельностью доверительных управляющих. А это совершенно не устраивало Коленко.

Макбрайер закрыл банковские счета Рожецкина и перевел большую часть средств на счета своих оффшорных компаний. Относительно наследства Макбрайер пояснил, что Максимилиан Рожецкин и Филипп Джордж вступят в права владения лишь в 30-35 лет. По достижению совершеннолетия им будет выплачиваться по $50 тыс. в месяц, а до этого юрист пообещал обеспечивать их семьи финансовой помощью. Но его слова так и остались пустым звуком.

В итоге Коленко отказался от прав даже на «золотую» землю в Кап-Ферра в обмен на финансовую помощь в размере всего лишь $5 тысяч в месяц. Иначе никто ничего не получил бы вообще. Но и этой малости его семья и Наталья Белова, которая уехала из Лондона не в США, как считали многие, а вернулась в Москву, так и не получили.

В 2009 году Коленко удалось добиться замены управляющего на Джемнеона Файерстоуна. Впрочем, решить финансовые проблемы с наследством Рожецкина это не помогло. Файерстоун рассчитывал через налоговые органы США наложить арест на активы Рожецкина, доказав, что схема с участием Коленко использовалась для ухода от налогов.

Кроме всего прочего, у Рожецкина также оставались апартаменты в нью-йоркском Карнеги-холл, векселя «Центрального телеграфа» на 300 млн. рублей (в 2009 году их выкупил «Ростелеком» в непонятно чьих интересах). У Рожецкина был горнорудный бизнес в ЮАР и Индонезии, нефтяные проекты в Венесуэле… А куда же подевались, наконец, те пресловутые $300 млн., которые Рожецкин получил от «Альфы» за 25,1% «Мегафона»? Тайна, покрытая мраком.

Sic transit gloria mundi

Как ни странно, но «Бал цветов» на вилле Эфрусси де Ротшильд, что в Кап-Ферра, проходит без Рожецкина уже седьмой год. У мероприятия давно другие спонсоры, существует целая сеть турфирм, которые продают пригласительные VIP-билеты по баснословным ценам, также льется рекой шампанское и поют фонтаны…

Ярмарка новорусского тщеславия продолжается нон-стоп. О Рожецкине там, правда, уже не вспоминают. Не дают в его честь фейерверков и не открывают с грохотом 9-литровую бутыль «Moet Chandon». Еще один персонаж сгорел на работе. Сколько их было с начала 90-х, всех не упомнишь.

В этом году предполагалось проведение аналогичного «Бала цветов» в Марбелье – испанской «Рублевке», - поближе к новым толстым кошелькам.

P.S. Летом 2014 года в Юрмале состоялась продажа самого дорогого объекта недвижимости за всю более чем вековую историю этого латвийского курорта. Российский олигарх Алишер Усманов, совладелец сотового оператора «Мегафон», купил в престижной дюновой зоне виллу и землю за 3,9 млн. евро. Участок располагается на улице Капу.

Опубликовано:
Отредактировано: 17.02.2015 22:57
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх