// // Реестр неблагонадёжных

Реестр неблагонадёжных

429
Фото: РИА Новости
Фото: РИА Новости
В разделе

После встречи Владимира Путина с уполномоченной по правам человека Эллой Памфиловой вслед за президентом Госдума согласилась с тем, что закон об иностранных агентах требует доработки как минимум в одном пункте. Это процедура выхода НКО из реестра агентов. Новость сразу вызвала в российском обществе ожидание и других смягчений: несовершенства некоторых позиций закона были очевидны с самого начала. Насколько реальны такие корректировки, изучала «Наша Версия».

Новый закон, который обязывает российские НКО, финансируемые из-за рубежа и занимающиеся политической деятельностью, регистрироваться в качестве иностранных агентов, вступил в силу два года назад 20 ноября. Претензий экспертов к закону сразу было много – больше, чем к какому-либо другому. А время поставило первым номером поначалу не самую заметную из них: в законе не предусмотрена процедура выхода из реестра иностранных агентов. Получается, если организация получала помощь из-за рубежа, а потом перестала, она всё равно остаётся иностранным агентом – пожизненно.

Этот расклад Памфилова изложила президенту, он согласился с тем, что надо разработать процедуру выхода из реестра, и поручил Минюсту подготовить соответствующие поправки в закон.

А ещё до визита Памфиловой эта же тема была изложена в письме Путину группы руководителей экологических организаций: Всемирного фонда дикой природы, Российской зелёной лиги, Центра охраны дикой природы и Социально-экологического союза. В нём – просьба обеспечить однозначное толкование понятий и терминов, содержащихся в законе об НКО – иностранных агентах, а также скорректировать понятие «политическая деятельность», никак не применимое к защите конституционных прав граждан, закреплённых в российском законодательстве. Нынешняя же формулировка закона позволяет Минюсту применять его к любым НКО, в том числе экологическим, хотя защита растительного и животного мира ни в какой степени не политика. Председатель думского комитета по делам общественных объединений и религиозных организаций Ярослав Нилов ничего не обещал, однако намекнул, что возможны и другие смягчения одиозного закона.

Прошедшие после его принятия годы доказали правоту экспертов по многим позициям. Накануне второго и третьего чтений известные общественные деятели обратились с письмом к руководству страны с просьбой «вернуть законопроект на доработку и инициировать его широкое общественное обсуждение». В частности, авторы обращения считают, что из сферы действия законопроекта необходимо исключить все виды социально ориентированной деятельности НКО, которые перечислены в законе «О некоммерческих организациях». Президент и тогда прислушался и исключил из «политического» списка ряд позиций. Но в отсутствие внятной формулы «политической деятельности» реестр пополнился весьма далёкими от политики НКО, например «Солдатские матери Санкт-Петербурга» и Костромской центр поддержки общественных инициатив.

Председатель президентского Совета по развитию гражданского общества и правам человека Михаил Федотов тоже утверждает, что в нынешнем виде закон об НКО содержит настолько размытые определения, что при желании любую организацию можно отнести к иностранным агентам: «Нужна полная реформа закона об НКО, чтобы он соответствовал Гражданскому кодексу».

Венецианская комиссия Совета Европы ещё в июне призвала Россию переформулировать термин «иностранные агенты», а также лишить Минюст права включать НКО в реестр иностранных агентов по собственной инициативе. Однако насколько эти инициативы помогут оптимизации закона? Правозащитники нынче – не лидеры общественного мнения, а уж «советы постороннего» из-за рубежа и вовсе воспринимаются насторожённо. Вот и председатель комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству Андрей Клишас уверен, что названные изменения в законодательные акты вноситься не будут, а претензии Венецианской комиссии больше похожи на «конъюнктурное политизирование».

Сами же представители НКО весьма пессимистичны в своих ожиданиях, включая и практически решённую корректировку. Председатель ассоциации «Агора» Павел Чиков считает: «Даже если поправки будут приняты, процедура будет настолько усложнена, что фактически работать не будет. Уже сейчас большинство насильно включённых в реестр НКО предпочитают самоликвидироваться».

Такая участь в ближайшее время постигнет треть организаций из реестра. Ещё борются наиболее известные НКО, например «Голос» и «Агора». Перерегистрируются, судятся, и, кстати, небезуспешно. В июне 2014 года Минюст внёс «Голос» в список «иностранных агентов», после чего ассоциация превратилась в одноимённое движение. В результате Мосгорсуд не нашёл оснований для признания этого НКО «иностранным агентом» и отменил предыдущие постановления о штрафах для организации и её руководителя.

Опубликовано:
Отредактировано: 26.11.2014 11:40
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх