// // Как в 1939 году присоединяли Прибалтику к СССР

Как в 1939 году присоединяли Прибалтику к СССР

8877

Неиспользованная провокация

3
В разделе

В большой политике всегда есть план «А» и план «Б». Часто бывает, что есть и «В», и «Г». В этой статье мы расскажем, как в 1939 году был составлен и реализован план «Б» по вхождению республик Прибалтики в состав СССР. Но сработал план «А», который дал желаемый результат. И о плане «Б» забыли.

Сюжет: Армия

1939 год. Тревожный. Предвоенный. 23 августа 1939 года подписан советско-германский договор о ненападении с секретным приложением. В нем на карте показаны зоны влияния Германии и СССР. В советскую зону вошли Эстония, Латвия и Литва. Для СССР надо было определиться со своими решениями в отношении этих стран. Как водится, планов было несколько. Основной подразумевал, что путем политического давления в прибалтийских странах будут размещены советские военные базы - войска Ленинградского военного округа и Балтийского флота, а потом местные левые силы добьются выборов в местные парламенты, которые объявят о вхождении прибалтийских республик в состав СССР. Но на непредвиденный случай был разработан и план «Б». Он более замысловат и сложен.

«Пионер»

Балтийское море богато на всевозможные аварии и катастрофы. До начала осени 1939 года можно упомянуть случаи аварий и гибели в Финском заливе советских судов: гидрографическое судно «Азимут» 28.08.1938 в Лужской губе, подводная лодка «М-90» 15.10.1938 у Ораниенбаума, грузовой теплоход «Челюскинец» 27.03.1939 у Таллина. В принципе, обстановку на море в этот период можно было бы считать спокойной. Но с середины лета появился новый, настораживающий фактор – доклады капитанов судов Совторгфлота (название организации, эксплуатирующей гражданские суда СССР в предвоенный период) о якобы плавающих в Финском заливе минах. При этом, порой шли сообщения, что мины те «английского» образца. Об образце мины даже военные моряки при обнаружении её в море не берутся докладывать, а тут доклад идет от гражданских моряков! В 20-е и начале 30-х годов не раз сообщалось о появлении мин в восточной части Финского залива. Но тогда мины русского, немецкого или английского образца времён Первой Мировой и Гражданской войны своевременно обнаруживались и немедленно уничтожались, а эти почему-то найти не могли. Пальму первенства в фиктивных докладах держал капитан теплохода «Пионер» Владимир Михайлович Беклемишев.

23 июля 1939г. произошло следующее: в 22.21. стоящий в дозоре на линии Шепелевского маяка сторожевой корабль «Тайфун» получил семафором и клотиком сообщение от капитана т/х «Пионер», находящегося в Финском заливе: - «В районе Северной деревни острова Гогланд замечены два военных корабля типа линейный корабль». (Здесь и далее выписки по «Вахтенному журналу Оперативного дежурного Штаба КБФ» [РГА ВМФ. Ф-Р-92. Оп-1. Д-1005,1006]). В 22.30 командир «Тайфуна» запрашивает «Пионер»: - «Сообщите время и курс замеченных вами неизвестной принадлежности линейных кораблей». В 22.42. капитан «Пионера» повторяет прежний текст, и связь прерывает. Командир «Тайфуна» передал эту информацию в штаб флота и на свой страх и риск (ведь команды на это не было) организует поиск неизвестных линкоров вблизи финских территориальных вод и, конечно, ничего не обнаруживает. Для чего был разыгран этот спектакль, мы поймем чуть позже.

По теме

Для понимания процесса и участвовавших в нем людей, расскажем о капитане теплохода «Пионер» Беклемишеве Владимире Михайловиче. Это сын первого российского подводника Михаила Николаевича Беклемишева 1858г. рождения, одного из проектантов первой российской подводной лодки «Дельфин» (1903г.) и её первого командира. Связав свою службу с подводными лодками, он ушёл в отставку в 1910г. в звании «генерал-майора по флоту». Затем преподавал минное дело в Петербургском политехническом институте, работал техническим консультантом на петербургских заводах. Оставшись после Октябрьской революции 1917 года не у дел, поступил в Главное Управление Кораблестроения, но был уволен. С 1924 года становится командиром опытового судна «Микула», исправно командуя им между неоднократными арестами, и уходит на пенсию в 1931году. В 1933 году, как высшего чина царского флота (генерала), его лишают пенсии. Умер старый моряк от сердечного приступа в 1936 году. (Э.А. Ковалёв «Рыцари глубин», 2005 г., с. 14, 363). Его сын Владимир пошел по стопам отца и стал моряком, только торгового флота. Вероятно его сотрудничество с советскими спецслужбами. В 30-е годы моряки торгового флота были одними из немногих, кто свободно и регулярно посещал иностранные государства, и советская разведка часто пользовалась услугами торговых моряков.

«Приключения» «Пионера» на этом не закончились. 28 сентября 1939 года около 2-х часов ночи, когда теплоход вошёл в Нарвский залив, его капитан имитировал посадку «Пионера» на камни около острова Вигрунд и дал заранее подготовленную радиограмму «об атаке судна неизвестной подводной лодкой». Имитация атаки послужила последним козырем на переговорах СССР с Эстонией «О мерах обеспечения безопасности советских вод от диверсионных действий со стороны скрывающихся в Балтийских водах иностранных подводных лодок» (газета «Правда», 30 сентября 1939 г., № 133). Подводная лодка упомянута тут не случайно. Дело в том, что после нападения Германии на Польшу, в Таллин прорвалась и была интернирована польская подводная лодка ORP „Orzeł” («Орёл»). 18 сентября 1939 года экипаж лодки связал эстонских часовых и „Orzeł” полным ходом направился к выходу из гавани и сбежал из Таллина. Так как на лодке находились в заложниках два эстонских охранника, эстонские и немецкие газеты обвинили польский экипаж в убийстве обоих. Однако поляки высадили часовых недалеко от Швеции, дали им пищи, воды и денег для возвращения на родину, после чего ушли в Англию. История получила тогда широкий резонанс и стала явным поводом для сценария «торпедной атаки» на «Пионер». О том, что атака на теплоход была не настоящей и «Пионер» не получил повреждений, можно судить по дальнейшим событиям. Заранее ожидавший сигнала «SOS» мощный спасательный буксир «Сигнал» немедленно вышел к «Пионеру», а спасатель - водолазное судно-база «Трефолев» 29 сентября 1939 года в 03.43 вышло из гавани по заданию и стало на Большом Кронштадтском рейде. Якобы снятое с камней судно привели в Невскую губу. В 10.27 30 сентября 1939 года “Сигнал” и “Пионер” стали на Восточном Кронштадтском рейде на якорь. Но кому-то и этого было мало. Ещё в 06.15 буксируемый «Пионер» вновь «обнаруживает» (!) плавающую мину в районе Шепелевского маяка, о чём сообщает дозорному тральщику Т 202 «Буй». Дано приказание Оперативному дежурному Охраны Водного Района (ОВР) предупреждать все корабли о плавающей мине в районе Шепелевского маяка. В 09.50 Оперативный дежурный ОВР докладывает в Штаб флота, что посланный на поиски мины катер «морской охотник» возвратился, мины не обнаружено. 2 октября 1939 года в 20.18 транспорт «Пионер» начали буксировать с Восточного рейда в Ораниенбаум. Если бы «Пионер» действительно поспешно выбросился на одну из каменных банок возле скалистого островка Вигрунд, он должен бы был получить повреждения, хотя бы одного-двух листов обшивки подводной части корпуса. На судне был только один большой трюм, и он бы немедленно наполнился водой, в результате судно получило бы серьезные повреждения. Спасти его могли только хорошая погода, заведенный пластырь и откачка воды силами спасательного судна. Поскольку ничего подобного не произошло, то понятно, что теплоход не сидел на камнях. Так как теплоход даже не ввели для осмотра ни в один из кронштадтских или ленинградских доков, можно сделать вывод, что на камнях он был лишь в "Сообщении ТАСС". В дальнейшем по сценарию теплоход «Пионер» не требовался, и он ещё какое-то время благополучно работал на Балтике, а в 1940 году «Пионер» передали прибывшему из Баку экипажу и отправили (с глаз долой) по Волге на Каспий. После войны судно находилось в эксплуатации Каспийским пароходством до июля 1966 г.

По теме

«Металлист»

Газета «Правда» за № 132 от 28 сентября 1939 года опубликовала Сообщение ТАСС: «27 сентября около 6 часов вечера неизвестной подлодкой в районе Нарвского залива был торпедирован и потоплен советский пароход «Металлист», водоизмещением до 4000 тонн. Из состава команды парохода в количестве 24 человек дозорными советскими судами подобрано 19 человек, остальные 5 человек не найдены». «Металлист» не был торговым судном. Он был так называемым «угольщиком» - вспомогательным судном Балтийского флота, военным транспортом, нес флаг вспомогательных судов ВМФ. «Металлист», в основном, был закреплен за двумя балтийскими линкорами «Маратом» и «Октябрьской революцией» и, до перевода обоих линкоров на жидкое топливо, снабжал их углем во время походов и маневров. Хотя были у него и другие задания. Например, в июне 1935 года «Металлист» обеспечивал углем переход плавмастерской «Красный горн» с Балтийского флота на Северный. К концу 30-х годов «Металлист», построенный в 1903 году в Англии, устарел и особой ценности не представлял. Им и решили пожертвовать. В сентябре 1939 года «Металлист» стоял в ленинградском торговом порту в ожидании угля для обеспечения действий Балтийского флота. Надо помнить, что это был период, когда по внешнеполитическим причинам, флот был приведен в состояние повышенной готовности. 23 сентября на только что поставленное под погрузку судно поступило распоряжение Оперативного дежурного по Штабу Флота: «Транспорт “Металлист” из Ленинграда высылать». Потом несколько дней прошло в неразберихе. Судно гоняли в ожидании чего-то из Ораниенбаума в Кронштадт и обратно.

Для описания дальнейших событий нужно сделать небольшое отступление. В этом описании есть два слоя: первый – это фактические события, зафиксированные в документах, второй – воспоминания бывшего сотрудника финской разведки, издавшего после войны в Швейцарии свои мемуары. Попробуем совместить два слоя. Офицер финской разведки Jukka L. Mäkkela, спасаясь от советских спецслужб, вынужден был после выхода Финляндии из войны в 1944г. уехать за границу. Там он опубликовал свои воспоминания „Im Rücken des Feindes-der finnische Nachrichtendienst in Krieg”, Они были изданы на немецком языке в Швейцарии (издательство Verlag Huber & Co. Frauenfeld). В них, среди прочего, J. L. Mäkkela вспоминал о пленённом осенью 1941 года финнами в районе Бьёркезунда капитане 2-го ранга Арсеньеве, якобы в прошлом – командире учебного корабля «Свирь». (Не путать с Григорием Николаевичем Арсеньевым – ВРИО командира Островной военно-морской базы на острове Лавенсаари, скончавшимся 18 мая 1945 года). Пленный показал, что осенью 1939 года был вызван на совещание, где ему и еще одному офицеру была поставлена задача имитировать потопление в Нарвском заливе неизвестной подводной лодкой транспорта «Металлист». «Неизвестной» назначили подводную лодку Щ-303 «Ёрш», готовившуюся в ремонт, у которой доукомплектовывали экипаж. Команду транспорта «Металлист» «спасут» вышедшие в залив сторожевые корабли. Остальные уточнения будут сообщены перед выходом. Звучит фантастично, не правда ли? Теперь рассмотрим то, что происходило в Нарвском заливе. По сложившейся практике на Балтийском флоте «Металлист» играл роль «противника» и обозначал линкоры и авианосцы. Так было и в тот раз. По условиям учений, «Металлист» встал в заданной точке на якорь. Место это было в Нарвском заливе, в пределах видимости с эстонского берега. Это было важным фактором. В 16.00 по московскому времени появились три сторожевых корабля дивизиона «плохой погоды» - «Вихрь», «Снег» и «Туча». Один из них приблизился к транспорту, с его ходового мостика прозвучала команда:- «На «Металлисте» стравить пар. Команде приготовиться оставить судно». Бросая всё, люди бежали на спуск шлюпок. Подошедший в 16.28 к борту сторожевик снял команду. «Спасённых», кроме Арсеньева, вызванного на мостик, поместили в кубрик с задраенными на броняшки иллюминаторами. У входа встал дневальный, запрещавший выходить и иметь контакты с краснофлотцами. Ждали громкого взрыва, но его не последовало»

По теме

В 16.45 «Металлист» вновь облётывают самолёты «МБР-2», доложившие: «Команды нет. У борта затоплена шлюпка. На палубе беспорядок». Эстонские наблюдатели этот облёт самолётов не зафиксировали, не было доложено и то, что с 19.05 до 19.14 «Снег» вновь становился на швартовы к «Металлисту». [РГА ВМФ. Ф.Р-172. Оп-1. Д-992. Л-31.]. Около 20.00 появилось «Сообщение ТАСС о потоплении «Металлиста». Так как эстонские наблюдатели (напомним, «Металлист» стоял на якоре в видимости эстонского берега) взрыва то же не зафиксировали, то можно предположить два варианта:

Судно не было затоплено. По какой-то причине торпедного залпа с подводной лодки не последовало. Недалеко от этого места велось строительство новой военно-морской базы «Ручьи» (Кронштадт-2). Закрытая зона, посторонних людей нет. Какое-то время «Металлист» мог находиться там.

В своей книге «На дальних подступах» (издана в 1971 году). генерал-лейтенант С. И. Кабанов (с мая по октябрь 1939 г. являвшийся Начальником Тыла КБФ, и кому, как не ему, было знать о подчинённых Тылу судах), писал: о том, что в 1941 году транспорт «Металлист» привез грузы для гарнизона Ханко и был поврежден артиллерийским огнем противника. В 70-е годы 20 века С. С. Бережной и подключённые к нему сотрудники НИГ ГШ ВМФ, работали над составлением справочника «Корабли и вспомогательные суда Советского ВМФ 1917-1928» (Москва, 1981 г.). Они не обнаружили в архивах Ленинграда, Гатчины и Москвы каких-либо иных сведений о «Металлисте» и пришли к выводу, что этот транспорт был оставлен на Ханко 2.12.1941 г. в притопленом состоянии.

Вариант, что «Металлист» все-таки был затоплен – маловероятен. Взрыва не слышали ни моряки со сторожевых кораблей, не видели его и эстонские наблюдатели на берегу. Версия, что пароход затопили без помощи взрывчатки, маловероятна.

«Морской сборник», № 7 1991 г., публикуя рубрику «Из хроники боевых действий ВМФ на июль 1941 г.», констатировал: «26 июля на Ханко артогнём потоплен ТР “Металлист”».

Фактом так же является радиограмма, переданная по радио в 23.30. Это было сообщение командира СКР «Снег» в адрес Начальника Штаба КБФ: «Место гибели транспорта “Металлист”: широта - 59°34’, долгота - 27°21’ [РГА. Ф.Р-92. Оп-2. Д-505. Л-137.]

Еще один маленький нюанс. Конечно, напрямую он ни о чем не говорит, но все же. В тот же день, когда был «взорван» «Металлист» в 12.03 из Кронштадта в Финский залив вышел штабной катер типа «ЯМБ» (яхта морская быстроходная) с Наркомом ВМФ и Командующим КБФ. [РГА ВМФ.Ф.Р-92. Оп-2. Д-505. Л-135.]. Для чего? Чтобы лично контролировать ход операции?

Заключение

Всё, о чём рассказано в этой статье воспринимается как фантастика. Но есть документы из архива. В них не раскрывается политический замысел, в них отражается перемещение кораблей. Журналы оперативного дежурного по флоту отражают все события, произошедшие в зоне ответственности и перемещение кораблей и судов в ней. И вот эти перемещения, наложенные на политические процессы (отраженные в официозе тех времен – газете «Правда») и позволяют делать выводы. Наша история имеет много неожиданных поворотов и много тайн…

Содержание статьи "Принуждение к Союзу" от 22.04.19 изменено на первоначальный авторский вариант. Редактура текста привела к фактическим ошибкам. Просим считать верным текущую редакцию (от 23.04.19).

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 28.04.2019 18:01
Комментарии 8
Еще на сайте
Общероссийская газета независимых журналистских расследований «Наша версия» Газета «Наша версия» основана Артёмом Боровиком в 1998 году как газета расследований. Официальный сайт «Нашей версии» публикует материалы штатных и внештатных журналистов газеты и пристально следит за событиями и новостями, происходящими в России, Украине, странах СНГ, Америке и других государств, с которыми пересекается внешняя политика РФ.
Наверх