Версия // Конфликт // После двух лет СВО у российских воротил остаётся собственность на Украине

После двух лет СВО у российских воротил остаётся собственность на Украине

10259

Только бизнес

После двух лет СВО у российских воротил остаётся собственность на Украине (рисунок - Темур Козаев)
В разделе

Недавнее возвращение в Россию набегавшегося по Европе миллиардера Михаила Фридмана, возможно, послужит примером для прочих беглых капиталистов. А интрига в том, что Фридман сохранил за собой и украинские активы, которые у него безуспешно пытается отжать Киев.

Не исключено, что имевшая место на прошлой неделе грандиозная хакерская атака сети «Киевстар», оставившая без связи и интернета несколько миллионов украинских пользователей, – провокация офиса президента Украины с целью «дожать» Фридмана и его российских деловых партнёров Германа Хана, Алексея Кузьмичёва, Петра Авена и Андрея Косогова. Таких совпадений не бывает: 21 ноября в «Экономической правде» печатают интервью Ростислава Шурмы, заместителя главы офиса президента Украины, в котором он ставит вопрос ребром: мол, крупнейший мобильный оператор может быть конфискован в пользу украинского государства. «Я думаю, что высока вероятность принятия санкций с последующей конфискацией этой компании». Другой вариант – национализация «Киевстара» и конфискация лишь той доли оператора, которой владели российские бизнесмены. Однако, «изучив информацию», «компетентные ведомства» лишь развели руками – оснований для конфискации нет, формальным собственником части «Киевстара» выступают не представители российского бизнеса (что, видимо, могло бы стать основанием для «отжима» актива), а голландский холдинг VEON. Правда, пишут, что VEON якобы «дочка» холдинга LetterOne, который, в свою очередь, контролирует «Альфа-Групп». Но так или иначе «отжать» «Киевстар», что называется, внагляк, окружение Зеленского не рискнуло. Пошли иным путём.

Помпео не впрок?

И 14 декабря произошёл сбой, продлившийся двое суток. Ответственность за него взяла доселе неизвестная хакерская группа «Солнцепёк». У киевских силовиков появилось основание для проверки «Киевстара» – если систему защиты оператора признают негодной, это может послужить основанием для конфискации. Военное положение как-никак, а связь – это сфера государственной безопасности. Любопытно, поможет ли VEON и Фридману недавний ангажемент в совет директоров компании бывшего госсекретаря США Майка Помпео? А так-то для Фридмана повторяется сюжет с его украинским Альфа-Банком. Не помогло его переименование в Sense и попытка перепродажи Косогову – банк у Фридмана отняли и национализировали. Приняв ради такого дела закон, запрещающий лицам, связанным с Россией, владеть банками и долями в них. Но теперь, по всей видимости, «подчистят» и другие украинские активы Фридмана – недаром же СБУ объявила ему «подозрение» (в украинских реалиях это сродни возбуждению уголовного дела). Миллиардера заподозрили в финансировании нескольких российских военных заводов. У Фридмана, Авена и Косогова арестовали все счета, до которых смогли дотянуться (украинские издания называют сумму 46,5 млрд рублей). Как бы интрига здесь в том, что Фридман с партнёрами оказались настолько наивны, что не вывели собственность с Украины даже после того, как лишились там Альфа-Банка? Вот только далеко не все продолжающие бизнес по обе стороны от зоны СВО попадают под тотальную зачистку.

Высокое искусство партнёрства

По теме

Скрываться за спинами дочерних компаний – высокое искусство. И Фридман, обеливший свои доходы, похоже, не хочет вновь вспоминать о них в отличие от Алексея Пальчика, возглавляющего украинскую фирму Linker. Он выпускник Иркутского высшего военного авиационного училища. Свой Linker он зарегистрировал в ОАЭ, хотя компания отчего-то считается украинской. Да ещё и выступает официальным партнёром и представителем запорожской компании «Мотор Сич» –

стратегического украинского предприятия, выпускающего вертолётные двигатели и прочую продукцию двойного назначения. Имея, как отмечается на сайте компании, «все необходимые разрешения и лицензии». Партнёры у Linker имеются не только в ОАЭ, но и в странах СНГ.

На днях в киевской прессе разразился скандал – сообщалось, что россияне будто бы закупили авиационные запчасти и узлы на 650 млн рублей. Киевские силовики кинулись было проверять Linker, но все документы оказались в порядке. Фирма лишь выполняла заказы из ОАЭ и Киргизии. Алексей Пальчик заверил проверяющих, что его фирма никогда ничего не поставляла и не поставляет в Россию. А все запчасти были куплены его компанией ещё в 2020–2021 годах и всё это время «лежали за границей».

Странности текущего момента

Вот, собственно, и ответ на мучающий многих вопрос, отчего бы не запретить деятельность российского бизнеса на Украине. Просто у одних получается, а, например, у структур Фридмана – не очень. Точно так же обстоят дела и с украинской стороны. У того же Порошенко получается (иначе подконтрольные ему структуры не получали бы госзаказы от крымских властей), а у Коломойского (у которого только в Крыму арестовали 111 предприятий и объектов недвижимости) – не очень. На украинское направление «завязаны» как минимум два десятка крупных российских структур – начать с того же «Газпрома», ни на час не останавливающего прокачку в Европу по украинской территории. Как ни грозился «Уралхим» прокачивать свой аммиак не в Одессу, а в Новороссийск, пока всё по-старому, даром что аммиакопровод повредили ВСУ. Спецоперация спецоперацией, а формулу business as usual никто не отменял. Летом на Украине составили целый список из двух десятков российских собственников – некую очередь на отъём активов. Но пока налицо одна жертва – Фридман (и его партнёры). Да и то минералку ему производить не запретили, а ведь он крупнейший на Украине игрок. Бренды «Миргородская» и «Моршанская» принадлежат Фридману, а это самая распространённая в торговых сетях бутилированная вода.

Кстати

В августе украинская пресса запестрела сообщениями – мол, у российских собственников конфискуют активы на 5 млрд долларов. В СБУ тогда разъяснили, что речь идёт «о корпоративных правах и недвижимом имуществе десятков предприятий, конечными бенефициарами которых являются российские корпорации «Росатом», «Газпром», «Ростех» и т.д.». Но, как видим, всё равно приходится предпринимателям и компаниям вести дела. Есть ощущение – не знание, а именно ощущение, – что по обе стороны линии соприкосновения ситуацию сознательно не дожимают – через два года после начала спецоперации. Потому-то и крымскую собственность украинских воротил придерживают, не продавая с молотка, и украинские изделия нет-нет да и приходят с бывших советских заводов на територию сегодняшней России.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 19.12.2023 12:00
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх