Версия // Власть // Основы советской индустриализации заложили заокеанские гастарбайтеры

Основы советской индустриализации заложили заокеанские гастарбайтеры

8207

Как Америка построила СССР

В разделе

На одной чаше весов – превращение отсталой аграрной страны в ядерную и космическую сверхдержаву за какие-то 30 с гаком лет. На другой – разделённый на «белых» и «красных» народ. Бесплатные медицина, образование, жильё – с одной стороны. С другой – подневольный, чтобы не сказать рабский, труд и тотальный диктат коллектива над личностью. Великая Октябрьская социалистическая революция – благо она или зло?

К 100-летию события, изменившего и Россию и мир, «Наша Версия» открыла тематический цикл публикаций. Сегодня – рассказ о том, как американцы строили первую в мире страну рабочих и крестьян.

Первый в стране автосборочный конвейер в Нижнем Новгороде строили и отлаживали специалисты Генри Форда. Сталинградский тракторный завод его проектировщик Альберт Кан соорудил сначала у себя дома, в США, а затем его разобрали по винтику, перевезли через океан и за полгода собрали заново – в процессе участвовало 80 американских машиностроительных компаний. Магнитку поднимали Артур МакКи и Freyn Engineering, Днепрогэс – Хью Купер и General Electric. Чем поманила их далёкая Страна Советов, идеями братства и равенства? Отнюдь. В 1922 году советское правительство, смекнув, что без иностранной помощи производство не поднять, приняло программу «промышленной помощи», выделив на неё 10 млрд «совзнаков». Примерно столько же было выделено на борьбу с голодом. Распределением средств занималась международная организация пролетарской солидарности – Межрабпом. И это было важно. Одно дело – брать деньги у непризнанных «советов». Не комильфо, знаете ли, на Западе это не одобряли. Но принять мзду от авторитетной наднациональной структуры – совсем другое дело! Америка признала СССР только в 1933 году, но за 10 лет до этого советскую страну признали американские капиталисты. И потянулись к нам за длинным рублём.

Только за первое десятилетие они построили нам полторы тысячи заводов и фабрик – в строительстве было занято по меньшей мере 200 тыс. американских специалистов.

Сегодня мы бы их назвали гастарбайтерами. О том, насколько массовым явлением оказался наплыв заокеанских гастарбайтеров, можно судить по названию постановления Совнаркома – «Об американской промышленной эмиграции». Как-то в беседе с американским послом Гарриманом Сталин признался, что примерно две трети всех крупных промышленных предприятий СССР были построены заокеанскими специалистами.

На страх и риск

Можно долго перечислять американские фирмы, поднимавшие ввысь советскую промышленность. Austin Company помогала Форду в Нижнем, а General Electric реализовывала ленинский план ГОЭЛРО («советская власть плюс электрификация всей страны»). Челябинский тракторный и «Сибсельмаш» начинали с выпуска заокеанских «Катерпиллеров», а Пермский моторный – с двигателей «Кёртис-Райт». При этом капиталисты действовали на свой страх и риск, ведь Вашингтон долгое время не признавал Советский Союз и ни о какой дипломатической поддержке не могло быть и речи. Тем не менее факт остаётся фактом: без Америки Советский Союз едва ли смог бы состояться как передовая индустриальная держава.

По теме

Негров бить запрещено!

После призыва Ленина создавать сельскохозяйственные коммуны – дело было задолго до массовой коллективизации, в 1922 году, – эмигранты из Сиэтла организовали в Ростовской области коммуну «Сеятель». Затем на Дону появились ещё три американские коммуны – «Сан-Франциско», «Калифорния» и «Койт». Однажды в «Сеятеле» установили мировой рекорд производительности трактора – за год он проработал 2501 час. Но как ни старались советские идеологи представить американское нашествие торжеством коммунистической идеологии (вспомнить хотя бы роман Ясенского «Человек меняет кожу» или пьесу Погодина «Темп»), дело было скорее в деньгах. До Великой депрессии оставалось всего несколько лет, но и начало 20-х для американцев было временем беспокойным и не слишком-то сытным. В 1921–1922 годах безработица выросла более чем вдвое, заработки упали, в стране произошло 52 тыс. коммерческих банкротств. А в советской России столько заманчивых перспектив! Незадолго до войны «Сеятель», как отмечал историк Рой Медведев, ликвидировали – точнее, его преобразовали в колхоз имени Сталина. При этом, по свидетельству историка, «большинство американских коммунаров были арестованы и сосланы». Впрочем, справедливости ради, отметим: американцев сталинские репрессии практически не коснулись – итальянцам и немцам пришлось много хуже.

Двадцатитрёхлетний негр Роберт Робинсон работал инструментальщиком на заводе Форда в Детройте. Зарабатывал примерно 140 долларов в месяц. Однажды на завод заглянули рекрутёры Межрабпома и предложили Робинсону целых 250 долларов! А ещё бесплатную квартиру с домработницей – в Сталинграде. Американская община там была немаленькой – несколько сотен человек. Но при этом в ней не было ни одного негра. И Робинсона земляки встретили до крайности неприветливо. Его даже грозились убить. Однажды двое американцев, Льюис и Браун, подкараулили Робинсона на берегу Волги и надавали тому тумаков. Инцидент получил всероссийскую огласку – о нём написал «Труд». Был суд. Льюису и Брауну присудили по два года тюрьмы, а их землякам разъяснили: никакой расовой дискриминации в СССР быть не может, тут вам не Америка! Позже Робинсон пытался вернуться на родину, но за океаном у него как-то не задалось, и он снова приехал в Союз – на этот раз в Москву. Устроился на подшипниковый завод, а через год стал депутатом Моссовета!

Рессорщик Фрэнк Хоней, ударник коммунистического труда, получил от советского правительства сперва орден Ленина, затем персональный автомобиль, а в конечном итоге – должность директора Сталинградского метизного завода. Правда, к тому времени он уже принял советское гражданство и подготовил порядка 300 рационализаторских предложений. Его супруга сбежала в Америку, не вынеся тягот советского быта, но американец не унывал и ещё дважды женился. В 1962 году вышла книга его мемуаров

«Я уехал из Америки».

Истории успеха

«Красные» миллиарды

Двое заокеанских предпринимателей – Генри Форд и Альберт Кан – буквально озолотились на советских контрактах. Кан – «архитектор Детройта», американской автомобильной столицы, спроектировал и организовал строительство 521 объекта в СССР, одновременно ухитряясь лично курировать несколько тысяч (!) строек. Тракторные заводы (в СССР это были предприятия двойного назначения: где тракторы, там и танки) в Харькове, Сталинграде и Челябинске, станкостроительные заводы в Калуге и Новосибирске, сталелитейные цеха и прокатные станы в десятках городов и многое, многое другое. Работать с Россией Кан начал ещё в 1924 году, а в 1928-м ему пришлось перебираться в Москву – слишком расширилось поле его деятельности. За несколько лет Кан со своей группой специалистов-американцев подготовил в московском филиале своей фирмы (носившей вполне советское название – «Госпроектстрой») 4 тыс. специалистов-проектировщиков. И заработал астрономические 2 млрд долларов – в нынешних ценах это порядка 200 миллиардов.

Не было, наверное, а Америке большего антикоммуниста, чем Генри Форд-старший. Он финансировал Гитлера и тиранил профсоюзы, но при этом дружил с советской Россией. С царской подружиться ему не довелось – император Николай II был категорически против строительства завода «русского Форда». Зато в 1925 году советское правительство заказало у Форда 12 тыс. тракторов «Фордзон» с оплатой части их стоимости в рассрочку. Таким образом, каждый 10-й фордовский трактор уплывал в СССР. И Форд смекнул, что дельце выгодное. Нужно чем-то привадить «красных». И он предложил стажировать советских инженеров в США – за свой собственный кошт. Дальше – больше. Форд отладил конвейер на Сталинградском тракторном заводе, попутно подсидев конкурентов-земляков в лице International Harvester. Железный Феликс Дзержинский называл Генри Форда «учителем всех руководителей нашей промышленности». И в 1929 году предприимчивый американец окончательно завоевал симпатии советского правительства, получив предложение запустить несколько автомобильных заводов. Два из них – в Москве и Нижнем Новгороде – были запущены уже в 1930-м. На первых порах это была отвёрточная сборка, но вскоре машины стали собирать исключительно из советских деталей. На советских контрактах к середине 30-х годов Форд заработал порядка 1,5 млрд долларов.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 09.10.2017 07:57
Комментарии 2
Наверх