Версия // Общество // Минобороны пытается замкнуть на себя бюджеты мегастроек, возрождая строительные войска

Минобороны пытается замкнуть на себя бюджеты мегастроек, возрождая строительные войска

6518

Стройбат-2

Минобороны пытается замкнуть на себя бюджеты мегастроек, возрождая строительные войска
(Фото: Виталий Анков/РИА Новости)
В разделе

Армия всё активнее берётся за строительство. Речь идёт не только о военных объектах, требующих секретности, но и о гражданской инфраструктуре. Однако пока этот процесс больше напоминает PR-кампанию. Минобороны словно пытается продемонстрировать свою строительную мощь, дабы получить бюджеты на госстройки. Но, как показывает опыт, в конце концов многие работы всё же будут выполнять сторонние подрядчики.

Сюжет: Армия

Погоня за ролью распорядителя госбюджетов в сфере строительства выводит Минобороны на тонкий лёд. Если полностью положиться на сторонних подрядчиков, придётся отвечать за их недоработки – задержки сроков, провалы по качеству. Да и коррупционные скандалы в таком случае обеспечены – без этого у нас миллиарды не осваиваются. Другой вариант – строить силами военных. Но для этого придётся, по сути, возродить очень непопулярные в народе стройбаты. Срочников будут отправлять служить «на лопату». Число уклонистов наверняка возрастёт, а обороноспособность страны снизится. Действия Минобороны теперь напоминают неуклюжие маневры между Сциллой и Харибдой. Не случилось бы так, что армия получит проблемы на обоих флангах.

Хотя бы создать видимость

Недавно оборонный министр Сергей Шойгу заявил амбициозную идею – построить в Сибири новые города и транспортный коридор «Кедровый тракт». Ранее Минобороны сообщало о желании поучаствовать в строительстве БАМа. Но так и не было сказано, какими силами будет вестись строительство, ведь советского стройбата уже давно нет. По оценкам экспертов, заявления Минобороны по поводу участия в стройках могут свидетельствовать о попытке вернуться к советской практике, когда десятки тысяч военнослужащих использовались в народном хозяйстве. Первым шагом к этому стало создание Военно-строительной компании (ВСК), которая объединила все строительные активы Минобороны, в том числе оставшиеся после расформирования в 2017 году строительные, дорожно-строительные подразделения Федерального агентства специального строительства – Спецстроя. Согласно открытым данным, численность военно-строительных формирований в составе ВСК составляет порядка 13 тыс. военнослужащих. Именно на столько была увеличена штатная численность Вооружённых сил с 2017 года, после расформирования Спецстроя, когда его инженерно-технические и дорожно-строительные структуры передали в ведение Минобороны.

Создаваемые в армии и во флоте военно-строительные подразделения в Минобороны не называют стройбатами, намеренно дистанцируясь от войск с дурной славой, которые были ликвидированы ещё в 2006 году. Но именно военно-строительные формирования в ВСК сегодня занимаются строительством наиболее сложных стратегических объектов в отдалённых местностях. Причём по аналогии со стройбатом ВСК уже строит не только военные, но и важные народно-хозяйственные стратегические объекты, в том числе заводы, АЭС, дороги, мосты, аэродромы и т.п. Фактически Минобороны возвращается к выполнению не свойственных армии функций, как это было и во времена СССР.

Конечно, масштабы работ, которые выполняли военно-строительные части в Советском Союзе, были значительно больше. В 1980-х годах стройбаты насчитывали приблизительно от 300 до 400 тыс. человек, что превышало количество военнослужащих в ВДВ, морской пехоте и пограничных войсках, вместе взятых. Несмотря на то что нынешний строительный комплекс Минобороны выглядит незначительным, военное ведомство пытается хотя бы создать видимость возвращения к ситуации, когда за строительство объектов для армии отвечали сами военные.

Снова на БАМ

По теме

Впрочем, концентрация строительных ресурсов в армии всё же идёт. В последние годы в фактическое подчинение Минобороны перешли все организации, отвечающие за строительство в интересах Вооружённых сил. Для этого поступательно меняется юридическая база – например, акционерные общества становятся казёнными предприятиями. Военные, которые так и не научились сотрудничать с гражданскими подрядными организациями, вновь создают единый военно-строительный комплекс с централизованной системой управления, появились должностные лица, с которых можно жёстко спросить.

Эти организации уже были обкатаны. Так, в военном ведомстве пять лет назад заявляли, что только в 2016 году было построено свыше 2,5 тыс. зданий и сооружений общей площадью 2,7 млн квадратных метров. Новый стройбат строил радиолокационные станции, гидротехнические сооружения, аэродромы, медицинские объекты, жилые дома, школы и детские сады, кадетские училища, военные городки, полигоны и причалы. Несколько военных городков было построено неподалёку от границы с Украиной. Также военные строители привлекались для строительства арктических военных городов замкнутого цикла в Арктике, восстановления сети полярных аэродромов (Нарьян-Мар, Алыкель, Амдерма, Анадырь, Рогачёво, Нагурская и Тикси).

Последний крупный строительный проект Минобороны выполнило в 2020 году, когда получило 8,8 млрд рублей на строительство 16 инфекционных центров. Стройплощадки появились по всей стране – от Хабаровска до Ленинградской области. Каждый объект был возведён в сроки от 40 до 56 дней. Работы велись в круглосуточном режиме в три смены. На них уже задействованы около 4,5 тыс. человек и свыше 800 единиц строительной и специальной техники. Тогда говорили, что Минобороны – единственная структура в России, которая способна строить в авральном режиме и в таком большом количестве. Впрочем, скептически настроенные эксперты указывали, что эти объекты не имеют большого масштаба, они строились по типовым несложным проектам с привлечением большого числа гражданских подрядчиков.

Также Минобороны хочет активно участвовать в строительстве Байкало-Амурской магистрали (БАМ), для этого планируется привлекать Железнодорожные войска. Понятно, что решение использовать для расширения БАМа военных было продиктовано и опытом советских времён. 50 лет назад на этом масштабном строительстве были задействованы два корпуса военных железнодорожников со штабами в Тынде и Чегдомыне. Именно они уложили с 1974 по 1989 год около 1,5 тыс. километров главного пути, то есть почти треть всей протяжённости БАМа. На фоне этой инициативы прорабатывается вопрос создания пяти железнодорожных бригад вне численности Вооружённых сил. Подобную идею вынашивают с 2005 года, но пока она отвергается.

Стройка вместо обороны

Настораживает, что истинные причины для привлечения военных на БАМ, судя по всему, далеки от вопросов обороны. Они могут быть связаны с попытками увеличить штат и освоить дополнительные бюджетные средства. Цифры здесь фигурируют астрономические. В 2013 году затраты на модернизацию БАМа оценивали почти в 1 трлн рублей, но за восемь лет оценки стоимости неуклонно росли, сегодня они уже приближаются к 2,5 трлн рублей. Для сравнения: это втрое больше, чем траты на строительство олимпийских объектов к сочинской Олимпиаде 2014 года.

При этом практика привлекать военных к сооружению гражданской инфраструктуры уже отработана. Просто до сих пор стройки были не такие масштабные, как БАМ. В Минобороны ранее сообщали, что только в 2020 году Железнодорожные войска привлекались для экстренных работ в ряде регионов. Военные участвовали в ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций при разрушении железнодорожного моста через реку Колу в Мурманской области. Вели земляные работы при прокладке водопроводов в Крыму. В 2008 году они обновили железнодорожную ветку Сочи – Сухуми. Сейчас военные железнодорожники прокладывают рельсы на участке Кызыл – Курагино к угольным месторождениям Тувы.

Самым громким и политически важным проектом Железнодорожных войск стало сооружение пути на перегоне Журавка – Миллерово в обход территории Украины в 2015 году. Расходы на этот объект оцениваются в 50 млрд рублей. Также известно, что военные принимали участие и в строительстве Крымского моста, но какую часть бюджета освоили, не раскрывается.

Анатолий Цыганок, руководитель Центра военного прогнозирования

– В период экономического кризиса и отсутствия надёжных рыночных механизмов использование относительно дешёвой, но эффективной рабочей силы в виде солдат может выглядеть логичным. Возможно, попытаются набирать солдат и по контракту, и по призыву. Но набирать срочников выгоднее, конкурентоспособную зарплату им платить не нужно. Им, как и во времена СССР, думается, будут выплачивать относительно невысокое денежное довольствие.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 18.10.2021 15:05
Комментарии 17
Еще на сайте
Наверх