Версия // Общество // Кому выгодно закрытие Бюро регистрации несчастных случаев в Санкт-Петербурге

Кому выгодно закрытие Бюро регистрации несчастных случаев в Санкт-Петербурге

3795

Абонент не доступен

Фото: социальные сети
В разделе

Почему в Петербурге теперь не узнать, попал ли твой близкий человек в беду В Санкт-Петербурге закрылось Бюро регистрации несчастных случаев при местной полиции. А как же теперь искать в пятимиллионном городе близкого человека, который не пришел домой и не отвечает на звонки? Полиция и местные власти находят виноватых в ситуации в лице друг друга.

Забота о безопасности граждан. Своеобразная

Бюро регистрации несчастных случаев (БРНС) закрылось в конце августа. В его задачу входило аккумулировать все несчастные случаи (ДТП, падения при гололеде, рушащиеся на голову балконы и другое) по Санкт-Петербургу и его пригородам, дабы люди могли быстро уточнить, что случилось с их близким человеком и, допустим, в какой больнице он находится. БРНС работало при ГУ МВД по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, в полиции подтвердили закрытие данного бюро. Пресс-служба по факту заявила следующее: «ГУ МВД в течение двух лет официально ставило перед органами исполнительной власти ситуацию, обозначая, что необходимо решать ее в формате создания некой информационной структуры по оказанию данной справочной услуги населению. Инициатива была, в частности, вызвана заботой о безопасности сохранения персональных данных граждан. По телефону невозможно идентифицировать личность звонящих. Это могут быть не только родственники, но и коллекторы, мошенники. Поэтому поступающие звонки от граждан формировали потенциально угрозы безопасности субъектов персональных данных, в том числе из самых незащищенных категорий - пенсионеры, одинокие люди».

В полиции поясняют, что можно дойти до своего или ближайшего отдела полиции, и там всё выяснить, предъявив документы, которые могут подтвердить родственную заинтересованность в информации. Но в прямом смысле – родственную. Оказывается, узнать сведения о пропавшей гражданской жене или друге, соседе путем устного обращения в дежурную часть районного отделения полиции теперь не получится. Конечно, можно написать заявление о пропаже человека, но с этим всегда сложности, а ведь несчастные случаи, когда близкий человек оказывается в больнице, подразумевает бытовую помощь – привезти воду, лекарства, тапки, одежду, памперсы...

В комитете по вопросам законности и правопорядка правительства города говорят, что полицейские имеют свою логику, но в целом не правы: «Конфиденциальность информации имеет конкретно в данном аспекте мало смысла. Откуда те же коллекторы могут знать, что человек не выходит на связь два-три часа? Это волнует только близких людей, они себе места не находят, валериану пьют, потому так важно получить информацию от бюро. А теперь не получается. Конечно, этот вопрос будет прорабатываться, к какому-то юридическому и практическому консенсусу придем».

Что люди думают

Пока нет консенсуса, бурлят местные социальные сети. Приведем несколько приличных комментариев:

• «Это же сколько документов нужно срочно найти и взять с собой в полицию, чтобы, например, узнать о судьбе бабушки или дедушки? Чтобы доказать, что ты их внук? Фамилии разные могут быть»;

• «А если не родственник, а просто друг или сосед или племянник, то не предоставят, получается. Это кто ж до такого додумался»;

По теме

• «Попробуйте дозвониться до больницы или отдела полиции - это невозможно!»;

• «Дойти до отдела полиции?! Например, от моего дома нужно ехать, а потом пешком чапать. В итоге больше часа добираться. Особенно это «удобно» пенсионерам и инвалидам. Спасибо большое за очередную порцию заботы»;

• «Почему нельзя организовать эту службу на базе скорой помощи, через Комздрав? Это же они госпитализируют, а не полиция. Не удивлюсь, если скоро у станций метро появятся киоски, где можно будет получить справку о несчастных случаях, но за деньги!!!»;

• «Бред...Коллекторы им помешали и мошенники. Встает вопрос: если человек жил один, как это сейчас происходит зачастую в человейниках (а родственники, если и проживают, то в другом городе), и никто не шелохнется в отношении пропавшего кроме друзей и хороших знакомых.... С данной точки зрения, данная инициатива принят как раз в интересах мошенников, коллекторов и т.п., так как теперь информацию о несчастных случаях можно будет продавать и сообщать «нужным людям». Совсем уже…»

Эти комментарии, помимо того, что в отличие от многих и многих без обсценной лексики, еще и логичны, ведь сразу выявляют абсурдность сложившейся ситуации.

«Теперь не помочь»

«Абсурдность ситуации – это крайне мягко сказано, - комментирует корреспонденту «Нашей версии» ситуацию юрист Сергей Егоров. – Это просто дикость какая-то! Заявления о пропаже людей принимают только через трое суток, если дело не касается несовершеннолетних. Петербург – самый старый-пожилой город России – со стариками в любой момент может произойти какая-то неприятность, некоторые теряются в городе из-за состояния деменции. Многие совершенно одинокие. А теперь и подруга по лестничной площадке не сможет узнать, что с бабушкой случилось, помочь ей... В голове не укладывается».

Оперативный сотрудник питерского ГУ МВД в разговоре с корреспондентом не стал защищать честь мундира, и он имеет на то свои причины: «Да, такое решение, конечно, нонсенс. Я в составе оперативной группы занимался пропажей стариков либо асоциальных личностей, с которыми «работали» черные риелторы. Они были одинокими людьми, но об их пропаже сообщали соседи, и рассказывали о странных людях, которые меняют двери в квартирах потеряшек. Конкретно я занимался такими случаями по Московскому району. И благодаря бдительности соседей, которые звонили в бюро, а потом в полицию, удалось раскрыть несколько таких дел, но, главное, спасти людей».

Привлечь МЧС?

Что теперь делать? Один из комментаторов в сети выше предложил переложить функции БРНС на скорую помощь, на комитет по здравоохранению. В городском комздраве ответили, что они частично к этому готовы, «но только что касается медицинских случаев, не криминальных, только тех происшествий, в результате которых человек попал в больницу или травмпункт». А не формально медики оправдывают тот несомненный факт, что в больницы банально тяжело дозвониться: «Персонала не хватает, все задействованы на срочной работе. А что в ковид творилось... Тут не до бесед по телефону. И, честно говоря, если перевести функции бюро нам, то это отразится на здоровье пациентов, а скорые работают с тяжелыми случаями. Плохая идея».

Есть еще один вариант – МЧС. В ведомстве пока что ситуацию комментировать не стали.

«Логика в таком переключении есть, - говорит бывший сотрудник-спасатель из Петербурга Денис Садовский. – Спасатели получают всю оперативную информацию по происшествиям, то есть, полностью ей владеют как сводкой. Не секрет, что у сотрудников МЧС куда меньшая бумажная и прочая нагрузка в сравнении с полицейскими. В принципе, мои бывшие коллеги, уверен, справились бы с задачей, тем более имеют психологическое образование, в том числе в области клинической психологии, то есть умеют общаться с людьми в экстремальной и критической ситуации, когда звонящие на нерве».

Чем не вариант? А то время идет.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 23.09.2023 13:00
Комментарии 0
Наверх