Версия // Общество // Финские диверсанты воевали с СССР под запрещёнными веществами

Финские диверсанты воевали с СССР под запрещёнными веществами

4250

Тотальный кайф

2
В разделе

Отчаянную личную храбрость финских солдат во время Великой Отечественной войны отмечали немало историков. Однако при этом зачастую упускается из вида главный факт – в начале войны финская армия плотно сидела на стимуляторах. И если средневековые берсерки для боевой ярости жрали сушёные мухоморы, то финские солдаты абсолютно официально «закидывались» различными наркотиками. В конце концов финские отцы-командиры сообразили, что их подчинённые ведут себя как-то странновато. Наркотики солдатам выдавать перестали, а вместе с ними закончились и успехи финской армии.

В конце XIX и начале XX веков отношение к наркотикам в мире было не то чтобы либеральным – ещё на зная досконально о губительных последствиях их употребления, общество и государство смотрели сквозь пальцы на употребление сильнодействующих веществ. Недаром Конан Дойл без тени сомнения описывал, как Шерлок Холмс для успеха своих расследований периодически «заправлялся» из шприца. Ближе к началу Второй мировой представление о том, к чему ведёт употребление наркотиков, уже появилось, однако тут в дело включились военные. Если запрещённые вещества лишают человека страха, почему бы не применять их в армии? Солдату всё равно умирать, так пусть он до этого момента совершит какой-нибудь подвиг.

Примерно так мыслили немецкие генералы. В 2016 году свет увидела книга немецкого историка Нормана Олера под названием «Третий рейх на наркотиках». По его мнению, вермахт стал первой армией в мире, которая в массовом порядке подсела на синтетический наркотик – вариант метамфетамина. Продвигал его в массы физиолог Отто Фридрих Ранка, который пропагандировал свою разработку как «истинно арийское» вещество. В результате наркотиком регулярно взбадривались высшие бонзы Третьего рейха, в войска же наркотики поставлялись под видом «таблеток от усталости». Накачанный веществами вермахт действительно несильно уставал при разгроме французской и польской армий. После первых успехов в Польше окрылённое немецкое командование заказало новую партию в 39 млн таблеток, однако сохранившие здравомыслие немецкие медики начали бить тревогу, и Гитлер неохотно, но всё-таки ограничил употребление арийских «таблеток от усталости». Однако уже выпущенные партии нужно было куда-то деть.

С традиционной немецкой рациональностью их было решено отправить союзникам – чтобы те также взбодрились. Так препарат попал в финскую армию. Считалось, что качественное немецкое лекарство придаёт дополнительные силы, энергию и очень способствует успешности наступательных действий. В 1941 году финские военные медики получили 850 тыс. таблеток препарата.

400 километров на лыжах

Уже после войны власти Финляндии крайне неохотно комментировали эту тему – многие исследователи небезосновательно считали, что именно с этого момента в Финляндии массово появились настоящие наркоманы. Правда вылезла наружу в 1977 году благодаря… патриотическому воспитанию. Газета под названием «Как сражался народ» объявила литературный конкурс среди ветеранов на лучшие воспоминания об участии в боевых действиях. Имя победителя того конкурса теперь уже забыто, а вот рассказ впервые взявшегося за перо диверсанта Аймо Койвунена, который занял на конкурсе второе место, цитируется по сей день.

Койвунен входил в отряд финских лыжников, которые в тесном сотрудничестве с немецкими войсками действовали на территории Заполярья. Из-за климата и погодных условий на некоторых участках захватчики так и не сумели сломить сопротивление советских войск, и фронт местами проходил фактически по линии старой, ещё довоенной границы. Из Мурманска на юг страны шли потоки ленд-лиза, отчего особое значение приобретали разведывательно-диверсионные действия. Основную их тяжесть брали на себя финны, привыкшие воевать в снегах Лапландии. В белых маскхалатах, на лыжах в пургу и мороз они просачивались на советскую территорию и совершали диверсии. В одном из таких подразделений и служил Аймо Койвунен.

По теме

В марте 1944 года финские диверсанты вновь отправились через линию фронта, при этом Койвунену вручили весь запас положенного на подразделение метамфетамина –

30 таблеток. По иронии судьбы ему выпала эта роль как наиболее «морально устойчивому». К тому моменту финны уже заметили, что при употреблении арийского вещества у солдат возникает зависимость и нездоровая тяга к препарату, а Койвунен до этого рейда таблетки никогда не пробовал, и потому за него не опасались. Вылазка оказалась непростой: группе пришлось в 30-градусные морозы прятаться в сугробах от советских отрядов, убегать на лыжах по тундре и совершать длительные переходы. Потому в какой-то момент Койвунен решил всё-таки взбодриться. Да вот беда – к тому моменту он промок насквозь, отчего таблетки в его кармане слиплись комом. Диверсант открыл коробочку, высыпал всё содержимое прямо в глотку, зажевал снегом. И тут-то до него дошло, что он натворил. Подоспевшие боевые товарищи схватились за головы, на всякий случай отобрав у него оружие. Кто знает, какие образы пришли в голову чересчур «взбодрившегося» диверсанта. Оттолкнув товарищей, наполненный энергией Койвунен, так и не снявший лыж, схватил палки и «втопил». Что ему кричали вслед сослуживцы, история умалчивает, а сам Койвунен этого не запомнил. У него вообще остались крайне фрагментарные воспоминания о том, что происходило в течение последующих нескольких дней. Известно только, что он, как тот Колобок, ушёл не только от финнов и немцев, но и, наткнувшись с разбегу на советский отряд, успел развернуться и усвистать обратно в заснеженную тундру. Наши бойцы, вероятно, решили, что безумный финский лыжник им просто привиделся.

Сам Койвунен, по его воспоминаниям, всё это время пытался догнать ускользающую и ускользающую от него Полярную звезду, проводя время в беседах со своим старым другом, который то появлялся, то исчезал. Слегка отпустило его только через несколько дней. «Я стою на лыжах у финской границы. На каком-то этапе я отделился от ребят – или произошло наоборот, этого я так и не выяснил» – вот как описывал сам диверсант момент своего возвращения в реальность. Позже подсчитали: за несколько дней на лыжах он преодолел расстояние в 400 километров. И это ещё если считать по прямой. Однако учитывая, что какое-то время Койвунен метался, как безумный заяц, выходит, что его наркотрип вышел ещё более впечатляющим.

Отходняк на минном поле

Действие наркотика наконец прекратилось, и у Койвунена начался «отходняк». Почувствовав, что 40-градусный мороз начинает его донимать, диверсант решил поискать укрытие. Беда была в том, что он, сам того не заметив, прибежал в самый центр установленного немцами минного поля – поэтому вскорости напоролся на одну из мин, получив лёгкое ранение в ногу. Потом ему вроде бы улыбнулась удача – поблизости оказалась землянка, куда можно было заползти погреться, однако выяснилось, что немецкий минёр прикрутил к её двери 13-килограммовый заряд. Землянка взлетела на воздух вместе с Койвуненом, который, держа в руках кусок двери, отлетел метров на 20 и приземлился в сугроб. Вот тут-то уже проняло и диверсанта.

«… И участник финского отряда плакал – плакал настолько сильно, что откуда-то с сопок откликнулось эхо. Стало легче – накопившиеся эмоции вырвались наружу», – написано в его рассказе. Впрочем, везение ещё не покинуло его. Койвунен сумел забить лыжной палкой подлетевшего полюбопытствовать полярного ворона – кукшу и сожрал его сырым (сказывалось последствие почти недельного голодания), а там подоспела и выручка. Немцы отправились посмотреть, кто это попал в заминированную ловушку, и обнаружили своего обмороженного, раненого, находящегося в наркотическом «отходняке», но живого союзника. Когда лыжника доставили в госпиталь, он весил 43 килограмма, а пульс его стучал со скоростью 200 ударов в минуту.

Итогом этого наркотического трипа стало обморожение пальцев на ноге, инвалидность и демобилизация. На войну Койвунен больше не попал и ничуть об этом не жалел. Тем более что финны, прекратившие вскоре после этого выдавать своим солдатам немецкие таблетки, заключили сепаратный мир с Советским Союзом и объявили войну Германии.

Однако финские солдаты, напробовавшиеся во время войны разнообразных препаратов, и после окончания боевых действий с трудом меняли привычки. Как сказано в документальном фильме «История наркотиков в Финляндии», после окончания войны таблетки оказались в аптечках и в карманах солдат. Объёмы чёрного рынка определить было тяжело, поскольку речь шла о незаконной деятельности. Также известно, что, к примеру, в послевоенное время аптеки Хельсинкского округа регулярно взламывали. Так бесплатная «союзническая» помощь Третьего рейха поспособствовала возникновению и укреплению в Финляндии массовой наркомании.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 15.07.2020 12:06
Комментарии 0
Общероссийская газета независимых журналистских расследований «Наша версия» Газета «Наша версия» основана Артёмом Боровиком в 1998 году как газета расследований. Официальный сайт «Нашей версии» публикует материалы штатных и внештатных журналистов газеты и пристально следит за событиями и новостями, происходящими в России, Украине, странах СНГ, Америке и других государств, с которыми пересекается внешняя политика РФ.
Наверх