// // Диверсанты РОН – первые боевые пловцы в СССР

Диверсанты РОН – первые боевые пловцы в СССР

6725

«Морские дьяволы» Сталина

5
В разделе

О Великой Отечественной войне написано много. Истории трагедии и триумфа, подвига советских людей описаны во многих источниках. В этой статье мы расскажем о малоизвестной странице – действиях советских боевых пловцов.

Сюжет: Армия

Между войнами

Первыми подводными диверсантами, как рассказывают легенды, были античные греки. Упоминание о деятельности пловцов-ныряльщиков относится к 480 г. до нашей эры, ко времени греко-персидских войн Греческий ныряльщик Скиллий (в другой интерпретации Скилл или Сицилий) успешно противодействовал флоту персидского царя Ксеркса. Но это легенды. В ХХ веке первопроходцами в вопросах морских диверсий стали итальянцы. Еще в Первую мировую войну 31 октября 1918 года итальянские боевые пловцы Р. Розетти и Р. Паолюччи проникли на австро-венгерскую военно-морскую базу Пола и заминировали австрийский дредноут «Вирибус Унитис» (SMS Viribus Unitis). В результате взрыва линкор погиб. После окончания Первой Мировой войны идея, что называется, «витала в воздухе». Каждая страна занималась этим вопросом в силу своего понимания и технических возможностей. В Советском Союзе над вопросами боевой работы человека под водой начал работать военврач 3 ранга Кривошеенко Николай Карпович. На Тихоокеанском флоте он занимался водолазными спусками, выходом подводников из торпедных аппаратов подводных лодок и их спасением. Именно он стал первым специалистом, который на практике разработал методику автономной работы водолазов под водой. Исторически сложилось так, что в конце 30-х в СССР еще не было ни акваланга, ни даже ласт. Поэтому советские боевые пловцы не плавали, а ходили по дну! Их так и называли – «подводными пехотинцами».

Здесь необходимо сделать небольшое отступление. В СССР была очень известная в свое время структура – ЭПРОН. Аббревиатура расшифровывалась как экспедиция подводных работ особого назначения. Работали в ней классические водолазы, которые спасали аварийные суда и занимались подъемом уже затонувших кораблей. Работали эти водолазы в «трёхболтовках» - водолазных костюмах с большим шлемом на голове, который крепился к манишке водолазного костюма тремя болтами – отсюда и название. Такой водолаз был связан с кораблем-базой, с которого по шлангу подавался сжатый воздух, и по телефонному кабелю осуществлялась телефонная связь. Кроме этого, присутствовал страховочный трос. То есть водолаз был связан с кораблем шлангом, телефонным проводом и тросом. Кстати, российская водолазная школа была одной из передовых, и советские водолазы успешно поддерживали эту репутацию. Все морские страны имели свои водолазные службы для обеспечения повседневной деятельности флота. Но уровень развития этих служб был различен.

Австрийский дредноут «Вирибус Унитис» (SMS Viribus Unitis)
Австрийский дредноут «Вирибус Унитис» (SMS Viribus Unitis)

Начав с вопроса спасения экипажей подводных лодок, Кривошеенко пришел к логическому выводу: - а что, если водолаз будет выходить из торпедного аппарата подводной лодки не для своего спасения, а для автономной боевой работы под водой. Началась работа над созданием соответствующей экипировки. Во второй половине 30-х годов появилось отечественное снаряжение, позволяющее решать задачи под водой без связи с кораблем-базой, полностью автономно. Были созданы автономные дыхательные аппараты, изолирующие костюмы. Конечно, сравнивать экипировку современных боевых пловцов и «подводных пехотинцев» 30-х годов нельзя. Но для того времени такое оборудование позволяло успешно решать поставленные задачи под водой. Вместе с Кривошеенко над этой темой работали военврач 1 ранга Савичев Илья Ильич и военинженер 3 ранга Кроль Григорий Федорович. Все они были офицерами Тихоокеанского флота. Начинали с простого. Использовали приспособления, никак не пригодные для морских диверсий. После выхода из торпедного аппарата наиболее опытный водолаз (язык не поворачивается назвать его боевым пловцом) с помощью шлюпочного компаса, одетого в герметичный чехол, шел по дну в нужном направлении, разматывая за собой длинный трос, который называли путеводной нитью. После того, как первый водолаз таким образом обозначал маршрут, по нему шла вся группа. Водолазы проходили обучение во Владивостоке, в районе бухты Золотой Рог. Была поставлена задача - выйти из торпедного аппарата подводной лодки, лежащей на дне, пересечь пешком дно бухты Золотой Рог на глубине 13 метров и пройти по путеводной нити маршрут длиной 600 метров. Итогом такого обучения были маневры, ставшие вехой в истории отечественного подводного спецназа. 22-24 октября 1938 года в бухте Улисс с подводной лодки Щ-112, лежащей на грунте, была высажена разведывательно-диверсионная группа. Она прошла на глубине 22 метра порядка 400 метров, преодолела противолодочные сети на глубине 15 метров, вышла на берег, установила и подорвала взрывные устройства, и вернулась на подводную лодку. Это была победа двух военврачей и воентехника, доказавших, что человек может решать многие задачи под водой автономно. Дело пошло. Подобного рода обучения стали проводить и на Черноморском флоте, там водолазы пешком пересекали Южную бухту Севастополя. Приблизительно в то же время там же проводились испытания сверхмалой подводной лодки «Пигмей». Планировалось ли их совместное использование, в документах не говорилось.

По теме

Аналогичные учения проводились и на Балтике. Базой боевых пловцов до войны стал Ораниенбаум (ныне Ломоносов). Базирующийся там учебный крейсер «Аврора» (тот самый, который сделал холостой выстрел по Зимнему дворцу 25 ноября 1917 года) стал базой водолазов, а выходы отрабатывались с борта подводной лодки П-1 «Правда».

На все это можно сейчас смотреть с улыбкой. Диверсанты тащат мину, идя по дну, держась за веревку. Но с этого начинались отечественные «морские дьяволы».

Рота особого назначения

Началась Великая Отечественная война. В конце июля 1941 года начальник ЭПРОНа контр-адмирал Фотий Крылов предложил заместителю наркома ВМФ адмиралу Исакову на базе эвакуированной выборгской школы водолазов сформировать специальное подразделение для проведения разведки и диверсий. В их деятельности предполагалось использовать наработки, полученные в предвоенные годы. Так появилась знаменитая рота особого назначения - РОН. Приказ о создании РОН был подписан 11 августа 1941 года. В штате роты было 146 человек. Обстановка на Балтике ухудшалась очень быстро, и РОН, базируясь в Ленинграде на острове Голодай (ныне остров Декабристов), оказался в блокаде. Командиром РОН был назначен лейтенант Прохватилов Иван Васильевич. Закончил войну Иван Васильевич капитаном второго ранга. Подчинялась РОН разведотделу Балтийского флота. РОНовцы использовали разработанную технику, придумывали что-то свое. Боевой путь РОН показал нужность такого подразделения и возможность решать поставленные задачи даже при примитивном техническом оснащении. Из подводных лодок водолазам-диверсантам выходить не пришлось, но на морском дне и на суше они повоевали. Операций за всю войну было много. О некоторых из них мы расскажем.

Первая операция, проведенная РОН, оказалась относительно легкой. В конце августа — начале сентября 1941 года в окружении на карельском перешейке оказалась выборгская группировка советских войск, а финны закрыли выход из порта в море, заняв один из островов. Рота особого назначения получила приказ очистить остров от превосходящего по численности противника и скрытно выдвинулась в район Выборга. РОНовцы наблюдали за островом более двух суток. Однако 50 водолазов в бой так и не вступили, поскольку финны сами оставили остров. Но так было не всегда.

РОН активно работал против немцев, захвативших южный берег Финского залива. Осенью 1942 года разведкой флота была получена информация о том, что немцы восстанавливают разрушенный причал в Нижнем парке Петергофа. Этот причал предназначался для взрывающихся катеров из итальянской 10 флотилии MAS. 10 флотилия MAS была подразделением боевых пловцов-диверсантов, лучших в мире на то время. На их вооружении стояли управляемые боевыми пловцами торпеды, сверхмалые подводные лодки, взрывающиеся катера. Небольшой отряд под руководством князя Боргезе держал в напряжении все Средиземное море, взрывая английские корабли в Гибралтаре, Александрии, на Мальте. Воевали итальянцы на Черном и на Балтийском морях. План немцев состоял в том, чтобы уничтожить опоры мостов в Ленинграде, и тем самым прервать сообщение в городе. Путь от Петергофа до устья Невы быстроходные катера преодолели бы за 10-15 минут, а дальше Ленинград ожидала бы катастрофа. Уничтожить эту базу поручили РОН. Для разведки РОН направил 3 группы водолазов. Пройдя по дну моря, водолазы прошли по дну канала до Главного каскада, попутно обнаружив, что немцы демонтировали все скульптуры фонтанов. Обнаружили они и признаки большой стройки, мощнейшие средства ПВО, прикрывавшие канал и Нижний парк. Сначала эту базу попытались разрушить артиллерией с кораблей и фортов Кронштадта. Но не получилось. Было опасность разрушения дворца. Тогда приказ взорвать причал получил РОН. Были выбраны морские якорные мины образца 1908 года, несущие 300 кг взрывчатки каждая. Их доработали, обеспечив нулевую плавучесть. Это позволило тянуть их под водой. Ночью отряд высадился со шлюпки в Финском заливе. Водолазы пошли по дну, буксируя две круглые тяжелые мины. На следующее утро в 10 часов утра два мощных взрыва подняли на воздух причал и все, что находилось поблизости. Больше немцы этот причал не восстанавливали и от идеи взорвать мосты Ленинграда отказались.

По теме

Но итальянцы по-прежнему оставались в Финском заливе и участвовали в боевых действиях обычными торпедными катерами. Базировались они в Стрельне, в глубине Стрельненского канала. Были сформированы 4 группы разведчиков-диверсантов. Первая должна была отвлечь противника, вторая – взорвать катера, третья – блокировать гарнизон на суше, четвертая – обеспечить отход. Операция удалась. Водолазы уничтожили 4 торпедных катера MAS.

Одну из самых громких операций РОН провел в 1944 году. В июле 1944 года на Балтике в боевой поход вышла немецкая подводная лодка U-250. Вооружение субмарины составляли сверхсекретные торпеды «Крапивник». Эти торпеды показали свою эффективность во время боевого применения в Атлантике. Командиром U-250 был капитан-лейтенант Вернер Карл-Шмидт, ему предстояло опробовать эти торпеды на мелководьях Балтийского моря. В начале июля 1944 года жертвой торпедной атаки врага стало кабельное судно «Килектор». Никто из уцелевших моряков не заметил и следа торпеды. Затем, во второй половине месяца в Выборгском заливе тяжелые повреждения получили морские охотники МО-107 и МО-304. Вызванный морской охотник МО-105 вступил в поединок с подводной лодкой и потопил её. Лодка затонула на глубине 36 метров. Из затонувшей лодки всплыли 6 подводников, включая командира. Их спасли моряки МО-105. А дальше стало интересно. Затонувшая лодка лежала на небольшой глубине. И вдруг немцы стали посылать бомбардировщики, которые буквально «утюжили» это место, а финская береговая батарея своим огнем не давала никому приблизиться к району гибели подводной лодки. В разведотделе флота задумались о том, что же немцы пытаются скрыть на затонувшей подводной лодке. МО-105 обозначил место гибели лодки буями, но их снесло штормом. Спасенный командир лодки на допросе показал, что на вооружении лодки были новейшие акустические торпеды Т-5 «Крапивник», информации о которых не было ни у нас, ни у союзников. Найти лодку и проникнуть в неё было поручено водолазам РОН.

Для выполнения задачи Прохватилов сформировал группу из 10 водолазов и врача. Искали лодку три дня, нашли на четвертый. Лодка лежала на небольшой глубине. Водолаз проник на лодку и достал с её борта пенал с навигационными картами, на которых были обозначены военные фарватеры и минные поля немцев и финнов. Это была удача! Такая информация в 1944 году позволила пресечь практически всю активность немецкого флота в этом районе Балтики. Но главный приз еще добыт не был. Командование решило поднять лодку, чтобы получить в свое распоряжение торпеды Т-5. Надо помнить, что район потопления лодки постоянно обстреливался финской береговой артиллерией, и работы приходилось вести ночью. Лодка была поднята и доставлена в сухой док Кронштадта. По личной просьбе премьер-министра Великобритании Черчилля, Сталин дал добро на передачу одной из торпед Т-5 «Крапивник» англичанам для выработки ими мер по противодействию немецким подводным лодкам в Атлантике.

U-250 в Кронштадском доке
U-250 в Кронштадском доке

После войны было признано нецелесообразным иметь такое подразделение, и 14 октября 1945 года был подписан приказ о расформировании РОН. Возродились такие подразделения только в 60-х годах.

Для полноты картины надо сказать, что в начале войны в ВМФ было создано два особых подразделения: одно на Балтике, другое на Севере. Но холодную природу Севера не обойдешь, и отряд североморцев-разведчиков под командованием легендарного Виктора Николаевича Леонова занимался, в основном, разведкой. Они высаживались с подводных лодок на резиновых шлюпках на норвежское побережье и проводили оперативно-тактическую разведку, участвовали в штурмовых операциях, но подводными диверсиями, в силу погодных условий, не занимались. После окончания войны на Севере отряд Леонова был переброшен на Дальний Восток и в составе Тихоокеанского флота участвовал в войне с Японией. Отряды Прохватилова и Леонова заложили основу решения разных задач современного морского спецназа.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 14.05.2019 16:25
Комментарии 0
Еще на сайте
Общероссийская газета независимых журналистских расследований «Наша версия» Газета «Наша версия» основана Артёмом Боровиком в 1998 году как газета расследований. Официальный сайт «Нашей версии» публикует материалы штатных и внештатных журналистов газеты и пристально следит за событиями и новостями, происходящими в России, Украине, странах СНГ, Америке и других государств, с которыми пересекается внешняя политика РФ.
Наверх