// // Правительство тасует министерства и ведомства как карточную колоду

Правительство тасует министерства и ведомства как карточную колоду

2265

Бестолковая оптимизация

2
В разделе

Как и ожидалось, за недавним слиянием Федеральной антимонопольной службы (ФАС) с Федеральной службой по тарифам (ФСТ) последуют и другие: Владимир Путин поручил главе правительства Дмитрию Медведеву «оптимизировать» ведомства, выполняющие контрольно-надзорные функции.

Поговаривают, что в рамках правительственной кампании могут объединить даже налоговую и таможенную службы, не говоря уже о трёх десятках менее значимых контрольных ведомств, дублирующих работу друг друга. На фоне анонсированного ранее слияния Минэкономразвития и Минфина кампания выглядит внушительно. Вот только будет ли из этого толк?

Помнится, во время кризиса 2008 года «наверху» приняли решение оптимизировать министерства и ведомства, собрав из них более глобальные новообразования. Работа кипела, эксперты просчитывали плюсы и минусы надвигающейся ведомственной глобализации, но в итоге гора родила мышь. По сути, договориться удалось лишь об объединении федерального Роспотребнадзора и подведомственного Минсельхозу Россельхознадзора, а также курируемого Мин­здравом Росздравнадзора с тем же Роспотребнадзором. Переговоры о слиянии ведомств шли полтора года, и в октябре 2010-го правительство наконец обсудило вопрос дублирования контрольно-надзорных полномочий в Россельхознадзоре и Росрыболовстве. Поговорили, пошумели, но и только. В 2013 году планы по слиянию надзорных ведомств полностью сошли на нет. А тут вдруг всё началось заново – после июльского объединения ФАС с ФСТ.

Борцам с монополиями нужны новые полномочия, а не бесцельные слияния

Антимонопольную и тарифную службу намеревались свести воедино ещё два года назад, а лоббистом и автором инициативы выступило Мин­экономразвития. Уже тогда нашлись скептики, называвшие идею создания единой федеральной структуры, регулирующей естественные монополии, сырой и непродуманной – таким критиком, в частности, выступал директор по развитию Национальной ассоциации институтов закупок Алексей Ульянов. Рассуждал Ульянов примерно так: гораздо эффективнее было бы создать антимонопольное ведомство с нуля, нежели развивать глобальную структуру на базе ФАС. Почему? Да потому, что ФАС, похоже, доказала свою неэффективность. Возбуждая в сто раз больше уголовных и административных дел, нежели американские антимонопольные регуляторы, ведомство оказалось не в силах упорядочить ситуацию с конкурентной борьбой. По мнению Ульянова, тот факт, что главным объектом внимания ФАС стал малый и средний бизнес, «вызывал удивление и сожаление»: ведь главной мишенью борцов с монополиями, очевидно, должны выступать крупнейшие предприятия. Чего стоит грядущее объединение лидера авиа­отрасли «Аэрофлота» со своим ближайшим крупным конкурентом «Трансаэро». Не говоря о том, что каждый россиянин чувствует синхронный необоснованный рост цен в каждой отрасли: начиная от цен на бензоколонках, заканчивая пакетом молока в супермаркетах.

Вместо того чтобы соединять антимонопольную службу с тарифной, гораздо эффективнее было бы применить заокеанскую практику и наделить ФАС новыми правами и полномочиями – по образцу антимонопольных структур США. К примеру, у них есть возможность применять санкции за создание картелей и за доминирование. Штрафы за это огромные, и, как полагает глава ФАС Игорь Артемьев, именно такая мера выступает мощнейшим профилактическим средством. За океаном действует правило: если ты идёшь на сотрудничество с антимонопольными органами и раскрываешь им подробности создания картеля, давая показания на тех, кто создал организованную преступную группу, ты освобождаешься от ответственности. У российских борцов с монополизмом подобных полномочий нет, а хорошо бы сделать так, чтобы они появились. По словам Артемьева, карающая за создание картелей 178-я статья УК применялась всего однажды, и за всю историю антимонопольных органов в России ни один человек не был осуждён по этой статье. Также антимонопольные органы европейских стран, США, Канады и Австралии – те, что наиболее эффективны, – наделены правами так называемого расширенного дознания. Они могут выезжать на следственные и оперативные мероприятия вместе с полицейскими и налоговыми инспекторами, им разрешено проводить обыски, изымать документацию, добывая улики для суда. А наши борцы с монополиями таких прав лишены. Тогда как в судах продолжают настаивать: докажите, что создатели картелей согласовывают свои действия! А как доказать-то? Собственно, слияние ФАС с ФСТ, хоть и было признано правильным, пока не решило ни одной из ключевых задач, поставленных борцам с монополизмом. И едва ли решит – укрупнение ведомства проводилось, похоже, ради самого укрупнения, а не ради того, чтобы начать работать как можно более эффективно.

По теме

Слияние налоговиков и таможенников затруднит жизнь мошенникам

Точно так же может получиться и с объявленным слиянием федеральных таможенной (ФТС) и налоговой (ФНС) служб под эгидой Минфина (решение на сей счёт в правительстве, похоже, приняли окончательно). Главная цель, как и в случае с ФАС и ФСТ, – переход к единому администрированию, а вовсе не реальная оптимизация работы. Что и говорить, единое управление – тоже важная мера, но это лишь средство, а не цель! Похоже, в правительстве разницу не улавливают. А пресса тем временем вовсю обсуждает, уйдёт ли с поста главы таможенной службы Андрей Бельянинов, как будто именно в этом уходе заключён весь смысл слияния. Впрочем, объединение ФТС и ФНС будет полезно хотя бы тем, что у компаний, предоставлявших одни данные в таможню, а другие, отличающиеся принципиально, – в налоговую и получавших тем самым простор для манипуляций, однозначно закончится вся их лафа. Кстати, а известно ли вам, что до сих пор у таможенников и налоговиков не было ни единой информационной базы, с помощью которой можно было бы выявлять фирмы-однодневки, ни системы обмена данными по счетам-фактурам? Так что от слияния хоть какая-то польза, да будет.

Вот и о слиянии Минфина с Минэкономразвития говорят как о чём-то однозначно полезном – мол, занимаются одним и тем же по сути, так пускай хоть на управлении

сэкономят. А ведь направления деятельности этих структур принципиально различные. Минэкономразвития, по сути, это малоэффективная копия советского Госплана, но в СССР никому бы и в голову не пришло сливать воедино «плановиков» с «финансистами». Плановый отдел – отдельно, бухгалтерия – отдельно, и так было в любой организации. Кому пришла в голову мысль замесить кашу из ведомств с различными целями и задачами? Впрочем, в правительстве намекают, что слияние Минфина с Минэкономразвития – это такая идея, можно даже сказать, повод для дискуссии, а вовсе не факт. Вот и президент Владимир Путин к этой идее отнёсся без энтузиазма.

Кампания 2015 года будет сорвана?

Ответственным за оптимизацию ведомств, дублирующих работу друг друга, назначен глава правительственного экспертного совета Михаил Абызов. Злые языки уверяют, что назначение министра без портфеля Абызова главным по ведомственным слияниям и поглощениям говорит само за себя: кампания скорее всего будет провалена, как в 2009–2013 годах. Дело в том, что сути этих слияний и поглощений Абызов, похоже, недопонимает, иначе чем объяснить тот факт, что начал он свою работу с того, что разослал всем территориальным ведомствам письма, уведомляющие их о подготовке необходимой отчётности. На основании которой, по словам Абызова, будет сделан вывод об их эффективности. Понимаете, о чём идёт речь?! Ни о какой независимой экспертизе и речь не идёт: эффективность работы ведомства будут оценивать исходя из того, что на сей счёт думает руководство самого оцениваемого ведомства!

Впрочем, у правительства есть несколько месяцев, чтобы как следует разобраться в процессах, которые ему предстоит провести, – предложения по этой части реформы контрольно-надзорной деятельности должны быть представлены в Кремль до 1 декабря. Обычно в правительстве о сокращении надзорных органов вспоминают во время кризисов (так было и в последний раз, в 2008-м), так что движуха начнётся, и не сомневайтесь. А выйдет ли толк из неё – так это бабушка надвое сказала.

Мнение

Валерий Зубов, профессор, доктор экономических наук:

– Я убеждён в том, что кампания по массовому слиянию министерств и ведомств – не самое правильное в сегодняшней ситуации. Следовало бы для начала как следует разобраться и понять, в чём смысл объединения, какие от него выгоды и чем оно может быть чревато. Что же касается объединения ФАС с ФСТ, то оно представляется мне закономерным и единственно правильным. В нашей стране заявлена рыночная экономика, но при этом существует и поддерживается монополизм – ситуация парадоксальная. Сравнивать с Америкой невозможно, у них там уровень монополизма на три порядка меньше. Главным препятствием для развития конкуренции в России выступают естественные монополии, подавляющие бизнес, и некорректные решения, принимавшиеся Федеральной службой по тарифам в силу той идеологии, которую исповедовал её руководитель, играя на руку монополиям. Теперь же всё изменится, и ФАС сможет укротить монополии. Впрочем, было бы желательно добавить ведомству полномочий.

Опубликовано:
Отредактировано: 08.09.2015 18:42
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх