Версия // Украина // Послемайданная истерия спала – украинцы задают вопросы

Послемайданная истерия спала – украинцы задают вопросы

14991

Безнадёжная надежда

Послемайданная истерия спала – украинцы задают вопросы. фото: РИА Новости
В разделе

Украина второй год подряд ставит мировой рекорд. Социологи из Института Гэллапа выяснили, что власти здесь доверяют меньше, чем в любой другой стране: лишь 9% населения. При этом 80% украинцев выразили желание проголосовать на президентских выборах. Они по-прежнему верят в перемены к лучшему. И в очередной раз их надежды, похоже, окажутся тщетными.

В самолёте украинской авиакомпании, летящем из Европы в Киев, объявления дублируются не только на английском, но и на русском. На паспортном контроле тоже вместо «Доброго ранку» звучит «Здравствуйте». Хотя скоро это станет невозможно: Рада завершает обсуждение закона о языке. Согласно ему все госучреждения перейдут на мову. Да и бизнес будет обязан предоставлять услуги, используя украинский. Правда, допускается переход на другой язык, если этого требует клиент. Но получается, что без знания украинского работу найти будет крайне сложно.

Именно так представляют закон на парламентском телеканале депутаты от правящей фракции. Ведущая называет новую концепцию «ласковой украинизацией». То есть прежде была неласковая. Тем временем депутат Берёза с гордостью сообщает, что в Раде с русским покончено – пытающихся говорить на нём просто закрикивают. Парламентарии ссылаются на опыт французов и, конечно же, врут. Французы боролись за чистоту собственного языка, а в центре Киева больше вывесок на английском, чем на украинском. «Полное ощущение, что я на родине», – заметил английский коллега, с которым мы прошлись по универмагу «Украина». Вывески на латинице никто не запрещает.

«Чем Суворов помешал?»

Борьба идёт конкретно против русского языка. Иначе почему бы не разрешить его в качестве второго государственного, как сделали финны со шведским, да и другие европейские страны с языками нацменьшинств? «Вы представляете, – ярится один из депутатов Рады, – они просто из принципа не хотят говорить по-украински!» И невдомёк евроинтегратору, что это неотъемлемое право каждого человека. Самый популярный лозунг – «Мы идём в Европу!». У здания Совмина и других госучреждений рядом с национальным висит флаг ЕС. А может, правильнее было бы, чтоб Европа пришла сюда и избавила от пещерных представлений, с которыми украинцы ей абсолютно не нужны? Кстати, чем сильнее прессинг, тем сильнее желание настоять на своём. В пивном доме «Арена» рок-группа поёт в оригинале песни Сукачёва и Шнура. И никто из посетителей не возмущается, не требует перевода на украинский.

В музее Великой Отечественной в Киеве два зала отданы под прославление операции в Донбассе. Ещё один – под память об украинцах, спасавших евреев от голокоста (так на мове). Но ни слова о Львовском погроме и других массовых расправах над евреями. В зале, посвящённом бандеровщине, молоденький экскурсовод объясняет своим английским сверстникам: «Сначала власти их сажали на 25 лет. А потом добавляли ещё 10–15, чтобы они не вышли живыми из тюрьмы».

По дороге в отель таксист долго не может найти адрес: карты в интернете не успевают за переименованиями. Наконец выясняется, что это бывшая улица имени писательницы Ванды Василевской. «Ну вот чем она им помешала, никто ж сейчас не знает, кто она такая. Вместо Кутузова сделали Алмазова. Чем он с Суворовым им не угодил, вроде воевали против извечных врагов, турок», – рассуждает водитель.

При этом послемайданная истерия явно спадает. Заметно улучшилось и отношение к россиянам, меняется риторика в телеэфире. Исчезают из употребления термины «ватник» и «обезьяны с калашниковыми». Во время одного телеопроса выяснилось, что только 5% участников готовы платить за газ больше, чтобы не покупать его у России. Люди начинают понимать, в чём коренятся их беды.

По теме

Такие талантливые и такие бедные

Украинцами не устаёшь восхищаться. И в ресторанах с прекрасной едой и сервисом, и в магазинах с шедеврами местных дизайнеров, и просто в бытовом общении. Отчего же при таком человеческом потенциале народ живёт всё хуже и хуже? Красавец-Киёв ветшает и замусоливается.

«Никогда город не был загажен так, как при Кличко, – говорит бывший советник президента, а ныне нардеп Валерий Ивасюк. – Центр портят уродливыми небоскрёбами. Каждый год высаживают тысячи деревьев, которые без полива засыхают.

Прекрасный железнодорожный вокзал столицы насквозь провонял. Изношенные вагоны швыряет на проржавевших рельсах. Остальная инфраструктура не менее изношена. В том числе и по этой причине в страну не спешат инвесторы.

А своих денег не то что на развитие, но и на самое необходимое не хватает».

«Для ребёнка ничего государственного нет!» – возмущается киевлянка Галина, вынужденная оплачивать секцию дочери.

Средняя зарплата в провинции – 150 евро. Те, кто получают 300, считаются богачами. Если бы не работа за границей, многим не то что в секцию, но даже в школу отправить детей было бы не на что.

В итоге всё чаще звучит вопрос: за что боролись? Ответа на него украинцы ждут от выборов.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 03.04.2019 20:58
Комментарии 1
Еще на сайте
Общероссийская газета независимых журналистских расследований «Наша версия» Газета «Наша версия» основана Артёмом Боровиком в 1998 году как газета расследований. Официальный сайт «Нашей версии» публикует материалы штатных и внештатных журналистов газеты и пристально следит за событиями и новостями, происходящими в России, Украине, странах СНГ, Америке и других государств, с которыми пересекается внешняя политика РФ.
Наверх