// // Оппозиционные идеи потеряли поддержку

Оппозиционные идеи потеряли поддержку

1083

Ушли в болото

2
В разделе

Если декабрь 2011 года и митинги против фальсификации результатов выборов в Госдуму были расцветом оппозиционного движения в России, то май 2012-го, «Марш миллионов» и последовавшее за ним «болотное дело» можно назвать началом конца. Оказались ли точечные посадки активистов успешной тактикой власти для подавления российской оппозиции? Выходят ли они на свободу готовыми вписаться в систему конформистами или ещё более ожесточёнными борцами с режимом?

Массовые беспорядки, которые легли в основу «болотного дела», произошли в Москве 6 мая 2012 года – накануне инаугурации президента Владимира Путина. Колонна демонстрантов двинулась тогда по Большой Якиманке к Болотной площади для финального митинга. В результате потасовок с ОМОНом было задержано около 400 человек, в отношении более чем 30 из них возбудили уголовные дела. Некоторых длинная рука закона настигла спустя годы. Например, выпускнику поварского училища из Астрахани Максиму Панфилову обвинение было предъявлено в апреле 2016 года, через четыре года после судьбоносного митинга, – он стал 36-м фигурантом «болотного дела».

К концу февраля 2014 года реальные сроки получили 9 фигурантов. 13 человек были отпущены на свободу по амнистии в честь 20-летия Конституции РФ. Один – инженер-конструктор Александр Долматов – в январе 2013 года покончил с собой, когда Нидерланды отказали ему в политическом убежище. Ни один из осуждённых по «болотному делу» не был оправдан.

Сейчас сроки у «болотников» заканчиваются. На прошлой неделе на свободу вышел Алексей Гаскаров, отсидевший три с половиной года по обвинению в участии в массовых беспорядках и применении насилия к представителю власти. Ранее освободились его товарищи по несчастью: Ярослав Белоусов, Андрей Барабанов, Илья Гущин, Степан Зимин, Сергей Кривов, Александр Марголин, Алексей Полихович, Денис Луцкевич, Максим Лузянин.

Всё ещё находятся в заключении Дмитрий Ишевский, Иван Непомнящих и, пожалуй, самые знаменитые арестанты по этому делу – Сергей Удальцов и Леонид Развозжаев. Последние отбывают 4,5-летний срок не за участие, а за организацию массовых беспорядков.

Попали под раздачу

Большинство фигурантов – активисты, анархисты, антифа, нацболы, защитники Химкинского леса, члены различных партий и движений. Вероятно, у правоохранительной машины была задача специально отобрать и «от греха подальше» отправить в тюрьму самых «буйных». Но под раздачу попали и люди, никакого отношения к оппозиционным партиям и движениям не имеющие. Например, пенсионерка Елена Кохтарёва была приговорена к трём годам и трём месяцам заключения условно за то, что «в ходе массовых беспорядков бросала в сотрудников полиции бутылки и иные предметы, а также совместно с другими лицами применила физическое насилие к двум сотрудникам полиции, которых отталкивала от задержанного за нарушение общественного порядка молодого человека». Возможно, этим процессом власть хотела сказать: «Пенсионеры, сидите дома».

Ещё одной случайной жертвой можно назвать Дениса Луцкевича, который никогда не был оппозиционным активистом и оказался на Болотной площади за компанию с друзьями. В юности он был, можно сказать, даже прогосударственно настроен – хотел поступать в академию ФСО. Но туда его не взяли. Тогда Денис поступил в Государственный академический университет гуманитарных наук, который оказался, как выражаются некоторые, «рассадником оппозиции». По словам Луцкевича, там все – и студенты и преподаватели – жили активной политической жизнью. Однокурсники и завлекли его на митинг. «Это была моя первая и последняя акция», – подвёл итог своей активности сам Денис.

Алексей Гражданкин, замдиректора «Левада-центра»:

По теме

– История протестов 2011–2012 годов показала, что в стране ничего не изменилось, остаётся страх от событий на Украине, и протесты не воспринимаются как мирные акции. Кроме того, людей беспокоит, что власть воспринимает протесты как неприемлемую форму диалога с обществом: они помнят про сроки по «болотному делу».

Осознанные оппозиционеры

Зато Алексей Гаскаров стал, можно сказать, каноническим «узником Болотной». Выпускник Финансового университета при правительстве Российской Федерации, сотрудник Института социологии РАН ещё до событий на Болотной площади успел проявить себя заядлым оппозиционером: состоял в антифа-движении, участвовал в защите Химкинского и Цаговского лесов. Успел и посидеть: в 2010 году три месяца провёл в СИЗО по обвинению в организации нападения на администрацию города Химки, но был оправдан судом.

Сейчас, выйдя на свободу, Алексей высказывается философски: «Я на суде говорил: если наш путь лежит через тюрьмы, надо идти. В личном плане все, кто сидел, многое потеряли. Но если сопоставлять с общественными интересами, кто-то должен был через это пройти, кому-то выпала такая «удача».

Наверняка сейчас за ним, как и за другими «болотными фигурантами», вышедшими на свободу, будут наблюдать: как себя ведут, перевоспитались ли.

Первый осуждённый по «болотному делу» – Максим Лузянин, прозванный интернет-пользователями «качок в маске», вышел на свободу прошлым летом. До ареста он занимался бизнесом – владел несколькими спортивными залами. После отсидки собирался продолжить это дело. Также у него было тепличное хозяйство, поставляющее продукцию в торговые сети.

Осознанным оппозиционером является и физик Сергей Кривов, который был активистом РПР-ПАРНАС и вообще заметной фигурой в московской протестной среде. В 2012 году, на момент ареста, ему был 51 год. Кривова приговорили к трём годам и девяти месяцам колонии общего режима. Говорят, столь немалый срок на общем фоне ему дали «за вредность»: во время судебного процесса оппозиционер подавал жалобы и объявлял голодовки. Находясь в заключении, он продолжил жаловаться в Страсбургский суд. 15 июля 2016 года Кривов вышел на свободу. Можно предположить, что после этого он был взят на особый контроль. Недаром сейчас ему грозят новым делом – о нападении на сотрудника колонии во время отсидки.

Настоящих буйных мало

Протестное движение в России сдулось – сегодня это очевидно всем. Может быть, угроза оказаться за решёткой действительно испугала оппозиционеров и им сочувствующих? Тут можно вспомнить, каким был лидер Национал-большевистской партии Эдуард Лимонов прежде и каким он стал после выхода из тюрьмы, принявшись активно поддерживать «генеральную линию партии». Если бы каждый из «узников 6 мая» вышел на свободу столь же согласным, власти имело бы смысл пользоваться таким способом для поддержания так называемой стабильности и общественного консенсуса. Но, видимо, тут многое зависит от личности.

Потому скорее можно предположить, что снижению протестных настроений в стране более способствовали другие факторы. Например, разочарование в лидерах протеста, среди которых не оказалось явных харизматиков. В том числе актуален и главный вопрос, который, вероятно, интересовал людей: на какие деньги живут, и при том неплохо, борцы за справедливость?

Однако куда больше не добавили доверия и уважения либералам неспособность объединиться накануне думских выборов, а также их вечные расколы, раздраи и борьба амбиций. Кроме того, многие участники протестного движения сами разбежались кто куда. Например, главная защитница Химкинского леса Евгения Чирикова получила статус бизнес-эмигранта в Эстонии. В США спасается от уголовного дела о растрате средств фонда «Сколково» бывший депутат Госдумы Илья Пономарёв. Там же обосновался и чемпион мира по шахматам Гарри Каспаров после того, как его вызвали в Следственный комитет по «болотному делу». Член «Солидарности» Павел Елизаров создаёт Русский культурный клуб в Португалии, его экс-коллега Ольга Курносова основала на Украине движение «Европейский выбор России» – там она проводит на майдане несанкционированные акции в честь событий на Болотной площади в Москве. Ей никто не препятствует. Совсем как в старом анекдоте: «У нас тоже можно выйти на Красную площадь и закричать, что Рейган – дурак».

Иногда борцы с режимом собираются на Форум свободной России, где обсуждают, как спасти страну от кровавого диктатора. И эти собрания только отчётливее показывают: режим вытеснил оппозицию на обочину жизни и в ближайшие годы ей возродиться суждено вряд ли.

Кстати

В сентябре накануне парламентских выборов «Левада-центр» провёл опрос, посвящённый протестному движению. Выяснилось, что только 18% россиян допускают возможность того, что в их регионе пройдут акции против падения уровня жизни. В протесты с политическими требованиями верят и того меньше – всего 15%.

Опубликовано:
Отредактировано: 07.11.2016 09:14
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх