Версия // Общество // Как боевики вырвались из Газы?

Как боевики вырвались из Газы?

5067

Немыслимое

Как боевики вырвались из Газы? (фото: Константин Поживилко)
В разделе

В конце нулевых мне довелось охранять границу с сектором Газа. Понятно, что армия тогда была хуже оснащена, технический прогресс с тех пор ушёл далеко вперёд. Но даже если бы система охраны осталась точно такой же и не была усовершенствована - не представляю, как её можно было преодолеть.

Забор был несокрушим

Шестьдесят пять километров надземных и подземных сооружений, стоимостью в миллиард долларов, не имеющих аналогов в мире. Весь сектор днём и ночью как на ладони. Видеокамеры и тепловизоры на башнях, дирижаблях, самом заборе. Аппаратура позволяет видеть ночью как днём. Внутри сектора «мёртвая зона» километра два - жителям в неё заходить строго запрещено. В бункерах, вдоль стены, за мониторами сидели девчонки. У каждой джойстик для управления пулемётами. Преодолеть незаметно это пространство и не попасть под точный кинжальный огонь просто невозможно.

За стеной на израильской стороне ещё одна «мёртвая зона». Вдоль стены на отдалении друг от друга идут железобетонные башни. На каждой по четыре бойца, с полным боекомплектом в 120 патронов и по две гранаты. На некоторых башнях пулемёты, плюс экран компьютера, показывающий движение патрулей и техники. Спутать чужих со своими невозможно. А на захваченном КПП “Эрез” таких башен было столько, что он напоминал средневековую крепость. Башни - чрезвычайно эффективны. Ты можешь вести круговой обстрел, будучи неуязвимым. Расстреливать нападающих из неё проще чем рыбу в бочке. Пробить стены без артиллерии, танков или спецтехники практически нереально.

По периметру забора были оборудованы укрытия в виде танковых ДОТов. Танки постоянно переползали из одного в другое, чтобы запутать противника, экипажи в них находились круглосуточно. Плюс дополнительным уровнем охраны служили хорошо оснащённые базы, окольцовывающие сам сектор и одновременно защищающие посёлки, в которых они находились.

На каждое срабатывание выезжал патруль, хотя на мониторах было и так видно, что никого там нет. Все сигналы были ложные, из-за животных и даже растений. На рассвете, в самое подходящее для нападения время, выдвигалась группа усиления. Иногда на легкобронированном автобусе, как у инкассаторов, а иногда на тяжёлом БТР. Это зависело от информации о степени опасности, которую поставляла агентура из сектора. По её же наводке на опасных участках устраивались засады.

Однажды нам пришлось зайти за забор, чтобы обрезать кусты, вызывающие ложные срабатывания и мешающие обзору. Это была целая спецоперация. Несмотря на то, что до ближайших домов нас отделяли два километра мёртвой зоны, меры предосторожности были приняты до смешного сверхординарные: парень с секатором стриг кустики, а наше отделение заняло оборону в пятнадцати метрах от него, так же группа прикрытия располагалась и с израильской стороны. Нас прикрывал танк, в воздух подняли вертолёт, за ходом операции наблюдало высокое начальство из штаба.

Человеческий фактор

Боевые части ЦАХАЛа раз в четыре месяца меняют свою дислокацию, чтобы за время службы солдат освоился везде, где ему возможно придётся воевать. Передача забора Газы от одного подразделения к другому, проводилась особенно тщательно. Перед сменой шёл подробнейший инструктаж. Ты должен был не только мгновенно найти любую секцию забора в зоне ответственности, но и хорошо ориентироваться на противоположной стороне. Хотя наземная операция там не планировалась. Передача ответственности шла как на атомных электростанциях и у авиадиспетчеров. Налаживалось взаимодействие со всеми родами войск: с девчатами-пулемётчицами в бункерах, танкистами, инженерными войсками, штабами. Только после этого предшественники уходили с позиций. Видео-нарезки прошлых внештатных ситуаций просматривались и разбирались часами, как матчи у футболистов высшей лиги. Всегда задавался вопрос: “А что бы ты сделал в такой ситуации?”. Но однажды случилось отнюдь не мелкое происшествие. Когда во время дележа власти, сотни боевиков одной стороны побежали искать спасения к забору, удалось мгновенно разобраться в ситуации и отбить их у преследователей. На стенах нашей “располаги” висели образовательные плакаты с фотографиями переоборудованной под штурм строительной техники. То есть, о том, чем могут сломать забор и на чём потом просочиться было известно всегда.

По теме

После Второй Ливанской войны, перестали жалеть деньги на постоянную переподготовку частей. Восемь месяцев ты выполняешь боевые задачи, а четыре переподготовка. Но находиться в постоянной опасности было легче, чем тренироваться. Помню намалёванное на стене тренировочной базы послание нам, от самой безбашенной бригады в ЦАХАЛе - “Голани”. Половой член, от которого отбегает с порванными на заднице штанами их боец, а на этот член спускается парашютист. Нас отдрючили - теперь ваша очередь десантура.

Изматывающие полномасштабные учения с тяжёлой техникой и авиацией, были серьёзным испытанием и для старослужащих. Кроме этого, мы отрабатывали уличные бои и штурм зданий, в специально построенном для этого в натуральную величину посёлке. Там была даже мечеть. Совершенно уникальный полигон, который часто “арендовали” американцы для своего спецназа.

Помимо этого, проходили индивидуальную переподготовку. У всех солдат есть базовые навыки: пулемёт, гранаты, трофейный советский РПГ, общая тактика боя. Но у каждого была своя специализация. Например, у меня в снайперстве. Каждый взвод тоже имел своё назначение. Наш сначала затачивали под штурм зданий, потом перевели в подрывники. Но и предыдущие навыки, мы, конечно, не забыли.

Я пришёл в армию с водительскими правами, поэтому обучался вождению бронированного “Хаммера” и тяжёлого БТР “Ахзарит”, созданного на базе трофейного советского танка Т-55.

“Воспитание” шло по ходу службы. Однажды я вёз командира роты и когда клал на заднее сидение не заряженный автомат, у меня нажался соскочивший с предохранителя курок. Такое случается из-за конструктивной особенности М-16. Предохранитель более удобный, но не такой надёжный как на “Калаше”. Меня вызвали на специальную комиссию по безопасности. Я спросил у командира, зачем на меня из-за такой чепухи написал “донос”, он ответил: “Так положено”. Кстати, он тоже получил за это взыскание. Командир всегда в ответе за подчинённых.

Конечно, разгильдяйства хватало, и я был первым разгильдяем, о чём написал книгу “Слёзы радости” (есть в свободном доступе). Но были жесточайшие красные линии, которые пересекать было нельзя. Один из парней на курсе молодого бойца, в шутку навёл автомат на товарища. Его тут же отправили в тыловые части.

Они потеряли страх

Я не могу понять, как случилось то, что случилось. Одна из девчонок, служившая в прошлом на мониторе у забора заявила о предательстве (ролик гуляет по сети). Я с ней не согласен. Система отработана так, что ты получаешь лишь ту информацию, которая необходима для выполнения задачи. Мы не знали откуда и какими маршрутами нам доставляют питание, на дежурство. Привозишь подозреваемого к базе, где находится штаб - выходят, забирают, а ты уезжай. Трудно даже представить уровень, на котором должно было произойти предательство.

Я не сторонник теории заговора, но постоянно гоню от себя мысль о какой-то глобальной спецоперации, потому что не верю, что за десяток лет, можно было так развалить абсолютно совершенную армию. Хотя получается, что это случилось. Выскажу свои соображения.

Ветераны - в боевых частях ЦАХАЛА важнейшее звено. Они определяют список новобранцев в десантные части и во время службы постоянно приезжают наставить на путь истинный. Ласково по-отечески, но строго. Главный посыл у них был один: “Ребята, вас должны боятся. Когда мы служили, от одного вида нашего берета они в панике разбегались. Вы слюньтяйничаете! Как только они потеряют страх - вам конец”. Но нас тоже боялись. Видели, как профессионально мы действуем, быстро реагируем. Боялись “мёртвой зоны” у забора, где огонь мог открываться без предупреждения. И вот они потеряли этот страх. Но это было бы пол беды.

Страх появился у израильских солдат. Как было раньше, конкретный пример. Террорист бросил гранату, она не взорвалась, его скрутили. Приезжает генерал и первый вопрос: “Почему он не мёртв?”. Генерал не кровожадный садист, пристрелить пленного исключено. Огорчает его другое: солдат должен быть идеальным роботом и действовать на автомате. Не задумываясь - обязан выстрелить при малейшей угрозе его жизни. Противник регулярно проверял эту готовность. К блокпосту шёл человек с игрушечным пластиковым автоматом, при его нейтрализации вопросов к солдатам не возникало.

По теме

Политические игры сломали это главнейшее правило. Начались суды за превышение полномочий, кое-кто из ребят даже недолго побыл в тюрьме. Естественно, военные стали опасаться. Высочайшие моральные принципы служили гарантом от превышения полномочий. Какое может быть умышленное убийство или насилие, если даже за взятую сигарету или бутылку Колы в доме палестинца тебе переставали подавать руку.

Но политики занялись пиаром на солдатских жизнях и началось это ещё при моей службе. Допускают дамочек из иностранных НКО на блокпост, и американка начинает снимать тебя на камеру. Во-первых, это грубейшее нарушение: ты постоянно в боевой обстановке, можешь схватить пулю от снайпера или пояс шахида. Должен быть максимально сосредоточен. Во-вторых, это серьёзное психологическое давление. Плюс палестинцы, у которых ты культурно проверяешь удостоверение личности, сразу выкатывают грудь колесом и начинают тебя провоцировать, чтобы ты сорвался и у барышни появилась яркая картинка произвола израильской военщины. Так началась потеря страха одними и приобретение страха другими. В-третьих, самой опасной потерей страха была у израильской элиты, подгоняя фасад демократии под американский шаблон. А сами без всякой оглядки на нужды людей и приличия грызлись за власть. В рамках грязных сделок, назначали людей, которые не имели не только профильного, но и образования вообще на министерские посты. Политические назначенцы появились в армии и в силовых структурах тоже.

Дилетантство двигалось по цепочке продвижения “своих” сверху до низу. Коррупция стала тотальной, потому что коррупция - это не только воровство и взятки. А подгонка государственных институтов под свои нужды. Одну часть народа стравили с другой. Военные и силовики активно влезли в политику, вместо того чтобы выполнять возложенные на них функции. Престиж армии упал, как и уровень офицеров. Ухудшилась система переподготовки резервистов. Я сразу после армии уехал из страны. А мои друзья ежегодно проходили переподготовку. Потом многим из них сказали: “Мы тебя исключаем из резерва - гуляй”. Понятно, что тренировки резерва дело очень расходное, но миллиарды на религиозные школы, ради создания политических коалиций, находились легко. Религия, конечно, достойна уважения, хотя бы по тому, что в ней высшей ценностью провозглашена человеческая жизнь. После потери более чем тысячи жизней возникает вопрос: “Правильно ли были расставлены бюджетные приоритеты?”. Сегодня создано правительство единства, в которое вошли все политические силы (что вам мешало создать его раньше?). Министр обороны Галант заявил, что никаких судов над солдатами больше не будет. Отлично! Но вы разбазарили сотни тысяч идеальных био-роботов, которые действовали эффективно, на автомате. Вы заставили их сомневаться, сломали в мозгах программу, которая нарабатывалась десятилетиями и передавалась из поколения в поколение. Ни одна террористическая организация не могла нанести большего вреда. Породить страх легко, а вернуть уверенность в себе, одним решением невозможно. Психика очень инертная сфера. Поэтому для начала всем созданным правительством единства признайте ошибки, покайтесь перед народом, которого вы оказались недостойны. Но нет. Кричат: ”Сейчас не время, надо сплотиться”. Модель поведения уровня председателя одного домового комитета в Иерусалиме, уличённого в неблаговидных поступках. Он объявил, что перестаёт реагировать на любые претензии к себе до конца войны, потому что пока занят сбором поношенной одежды для нужд армии.

Характерно, что находятся добровольные и недобровольные помощники в продвижении этой нехитрой схемы. Русскоязычный эксперт, который насмехался над российской армией и её фэйковым вооружением, вдруг начал искать отмазки для произошедшей катастрофы. Башни вдоль забора были “ослеплены” дронами, при захвате штаба дивизии вырубили связь, что привело к отсутствию координации. Парниша, ну кому вы лепите? Пусть ослепили, но в башнях пуленепробиваемые стёкла которые на ночь закрываются бетонными задвижками. Дрон им как слону дробина. Дополнительно можно было натянуть копеечную сетку - рабицу. В любом случае бойцы в ослеплённых башен не пострадали, если бы они там находились. Без всякого видеонаблюдения атакующих было видно, как на ладони, великолепная возможность уничтожать их пачками. Говорят, личный состав был переброшен на север. Но почему забор с обоих сторон не был забросан минами? Ведь военные базы даже в центре страны минируются. Как могли вырубить многократно дублированную связь и интернет? Это же не сайт дома престарелых. Но поверим парнише на слово.

Есть чёткие протоколы, которые в таких случаях не требуют никакой связи. Героиней Израиля объявлена координатор по взаимодействию населения с армией одного из кибуцев. Она мгновенно сориентировалась, раздала оружие, и жители уложили двадцать пять нападавших. Потом координатор спокойно эвакуировала население, развязав подтянувшимся воинским формированиям руки. Девчонка - молодец, спору нет. Но ещё несколько десятилетий назад, таким героем был каждый.

Такая же структура была во всех населённых пунктах. Почему же она сработала только в одном? И мелкие группы боевиков безнаказанно терроризировали целые города, где у тысяч людей есть личное оружие. Коррупция! Что значит ржавчина и гниение.

Самореклама, обслуживание личных рейтингов за счёт жизни людей между тем продолжаются. Звучат выкрики “Завтра заходим в Газу!”. Вы собрали более четырёхсот тысяч человек. Из них реально в штурме сможет участвовать каждый восьмой. Общее число боевиков всех группировок в секторе оценивается в пятьдесят тысяч. И они мгновенно сплотились без долгих переговоров и громких заявлений. И мы не знаем сколько тысяч “братьев” подтянулось за год подготовки из разных исламских регионов и какую технику они с собой притащили. Через тоннели с Египтом, спокойно контрабандой таскали легковые автомобили. По площади вся Газа как Ростов-на-Дону, но под ней вырыт ещё один подземный город. Приграничная территория плотно заминирована. Столь масштабные операции планируются годами, на худой конец месяцами, как и слаживание подразделений. Вы хотите захватить сектор меньшими силами чем у его защитников? А ведь значительные силы надо иметь на ливанской границе и не только. Погоните людей на убой? Или просто колотите понты?

Вас никто не боится. Судя по тому, как уверенно и нагло ведут себя главари боевиков, всё идёт по их сценарию: и внезапная атака и сопутствующие потери гражданского населения, которые должны вызвать солидарность и уже вызвали. Саудовская Аравия уже вышла из переговоров по установлению дипломатических отношений с Израилем. Вы строго следуете чужому сценарию. У вас даже нет варианта “А” - тупик.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 11.10.2023 23:05
Комментарии 1
Наверх