Версия // Общество // Иск нефтетранспортной монополии по статье о загрязнении нефтепровода «Дружба» был частично удовлетворен

Иск нефтетранспортной монополии по статье о загрязнении нефтепровода «Дружба» был частично удовлетворен

2666

Почему спешит «Транснефть»?

4
В разделе

1 ноября Арбитражный суд частично удовлетворил иск «Транснефти» к «Независимой газете» и главе Фонда прогрессивной политики Олегу Бондаренко, в котором компания потребовала опровержения сведений, представленных в материале «Будем компаундировать» о загрязнении нефти в нефтепроводе «Дружба», которое имело поистине катастрофические последствия.

Беспрецедентный случай

О поставках загрязненной нефти стало известно только 19 апреля, и в Транснефти лишь подтвердили, что проблемы с чистотой сырья действительно имеются. Однако никаких упоминаний о масштабах бедствия и возможных последствий для потребителей не последовало. Из-за подобной позиции компании сложилось впечатление, что ее представители приложили максимальные усилия к тому, чтобы не привлекать внимания общественности к ситуации, и предпочли замолчать истинные масштабы катастрофы.

Особенно важно, что российская система транспортировки нефти на протяжении многих лет считалась совершенно надежной. Нефтепровод «Дружба» функционировал без проблем и перебоев в течение 55 лет – даже во время распада СССР и других форс-мажоров, которых за это время было немало. Поэтому то, что случилось в апреле 2019 года, выглядит совершенно вопиющим.

Более того, никто не объяснил, как вышло, что значительный объем нефти был загрязнен хлорорганикой , и куда смотрели специалисты «Транснефти», которые должны были это контролировать. Журналисты попытались восполнить дефицит сведений, опрашивая специалистов. Поэтому на страницах СМИ вместо официальной информации, которую не предоставило руководство монополии, превалируют экспертные мнения, предположения и догадки, на основе которых пресса и общественность сами могли сделать выводы о причинах инцидента.

К слову, изначально в «Транснефти» заявляли, что ситуация придет в норму через несколько дней. Однако вместо этого через неделю после появления первых сообщений о кризисе СМИ сообщили о загрязнении дихлорэтаном огромных объемов сырья как в северной, так и в южной ветке нефтепровода. Отсутствие оперативной информации от «Транснефти» дало почву для предположения о целенаправленном замалчивании фактов нефтетранспортной монополией.

В частности, в статье «Независимой газеты», которая стала предметом судебного разбирательства, говорится о том, что компания, невзирая на масштабы и последствия проблемы, не говорит всей правды об инциденте, предпочитая скрывать ее от общественности. По мнению автора статьи, это происходит из-за неучтенных доходов от смешивания нефти, которые может получить «Транснефть». Бондаренко указал в материале следующее: «Компаундирование является источником неподконтрольной прибыли «Транснефти». Реальная практика состоит в том, что стандартная российская нефть, добываемая компаниями-отправителями, изымается из трубы и перекидывается на бесконечное множество – десятки и сотни – мини-заводов, которые прилепились к «Транснефти». Там из нее извлекаются лёгкие фракции, а назад в трубу сливаются отходы низкотехнологичной перегонки, непереработанные остатки нефтехимического производства и посторонние примеси, разбавленные растворителями. Отсюда – обнаруженный поляками хлороформ и прочие ингредиенты нефтехимии, которых ни при каких обстоятельствах не может быть в добычной нефти. Вот что такое компаундирование в терминологии «Транснефти». Это слово объясняет, что происходит и будет происходить с «грязной» нефтью. Сама ситуация с «Дружбой» – прямой результат компаундирования. При этом публично объявляется, что единственным средством устранения результатов компаундирования является, представьте себе, компаундирование. Мастерство «Транснефти» в том, что, попав в скандальную ситуацию, она технично и последовательно превращает ее в источник извлечения дополнительной выгоды для себя».

СМИ не раз обращали внимание на тот факт, что все мелкие компании, связанные с системой магистральных трубопроводов, функционируют только во взаимодействии с «Транснефтью». А практика вливаний в трубу разбавленной нефти может объясняться необходимостью скрыть хищения.

В газете «Аргументы недели» вышеизложенную версию сочли не лишенной оснований. В процессе расследования правоохранители, как отмечает издание, действительно выявили «целый конгломерат теневых структур, занимавшихся хищением нефти и тесно связанных как с «Транснефтью», так и с местными самарскими ОПГ ».

О намерении компании извлечь из ситуации прибыль свидетельствуют последние действия, предпринятые «Транснефтью». Летом на участке «Дружбы» в Польше вновь обнаружили зараженное сырье, и в результате его подача была перекрыта концерном PERN. Бондаренко счел это аргументом в пользу того, что компания якобы договаривается с Польшей о создании на её территории «хлорных банков» - специальных центров по компаундированию загрязненного сырья с качественной нефтью для снижения концентрации агрессивных соединений. Таким образом, «Транснефть» могла направить в Польшу зараженное сырье, не дожидаясь завершения переговоров. Польская сторона остановила прокачку – видимо, не все вопросы были урегулированы. Однако кому-то явно не терпится начать бизнес, заключающийся в получении с дисконтом от компаний необходимых объемов «грязной» нефти, а затем за счет стандартной российской нефти улучшении её качества.

В пользу версии эксперта говорит тот факт, что «Транснефть» в августе поставила Минэнерго в известность о намерении поставлять на НПЗ Центрального региона и в порт Приморск нефть с содержанием 6 ppm , которые являются предельно допустимыми по отношению к действующим стандартам. Это в очередной раз поставит под сомнение репутацию России как надежного поставщика. Таким образом, налицо продолжение практики компаундирования. Согласно свидетельствам источников в отрасли, представители «Транснефти» могут по-прежнему подмешивать суррогат в качественное сырье грузоотправителей, перекладывая издержки на их плечи и решая таким образом проблему загрязненной нефти.

Найти «стрелочника»

ЧП на нефтепроводе «Дружба» принесло России, считавшейся надежным поставщиком ресурсов, существенные репутационные издержки, на что обратил внимание президент Владимир Путин. Глава государства в ходе встречи с президентом «Транснефти» Николаем Токаревым указал, на имеющиеся недостатки по проверке качества сырья, а также сделал акцент на серьезном экономическом и имиджевом ущербе для страны .

Стоит отметить, что в Германии и в Польше все еще находятся колоссальные объемы загрязненной нефти, и ответа на вопрос о том, откуда они взялись в трубопроводной монополии, все еще нет.

Заявления о возможных причинах заражения сырья и проведение следственных действий в отношении сотрудников «Транснефти» и небольшой компании-нефтедобытчика вызвали недоверие у экспертов, которые усомнились в том, что официальная версия достаточно обоснована. В частности, генеральный директор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов заявил, что «Транснефть» просто умело перевела стрелки, хотя, как оператор системы, она должна была сама нести ответственность за качество транспортируемого сырья .

Как отмечало издание «Коммерсант» со ссылкой на источники, «из нефти, поступающей в пункты приема, берут несколько проб, в том числе, арбитражную, которая вскрывается в случае возникновения претензий по качеству. Что касается проб с самарского терминала, на который компания решила переложить ответственность за инцидент , они проверялись в лаборатории «Транснефти», причем анализы на содержание хлора не делались. Согласно утверждению защиты его экс-владельца Трушева, «Нефтеперевалка» не располагала своей лабораторией и не имела возможности отследить содержание вредных примесей в сырье, поступающем на терминал. По этой причине «Нефтеперевалка» в августе прошлого года заключила договор на лабораторный контроль с «Транснефть-Дружба». Стоимость услуг по этому документу составляла 920 тысяч рублей в месяц . В этой связи можно вспомнить разговор с президентом РФ, в ходе которого глава «Транснефти» подчеркивал, что монополия не занимается контролем качества сырья на узлах. Не занимается, а договоры на представление такого рода услуг почему-то заключает.

Как считают эксперты, «Транснефть» могла быть в курсе содержания хлорорганики в сырье до того, как соответствующее заявление поступило от белорусской стороны. Еще 2 апреля это обстоятельство привело к остановке нефти, идущей по трубопроводу на Волгоградский НПЗ.

Произведенные экспертами и журналистами расчеты демонстрируют невозможность загрязнения заявленного объема нефти только через узел, который принадлежит «Нефтеперевалке». Для накопления в резервуарах «Лопатино» и прокачки 5 млн. тонн нефти при ежедневной поставке «Нефтеперевалкой» через этот узел 2800 тонн в сутки, понадобилось бы 1785 суток или 5 лет. Это означает, что сливы грязной нефти производились на протяжении всего маршрута и на протяжении продолжительного времени.

Кстати, с «Нефтеперевалкой» связана еще одна интересная история, которую удалось обнаружить журналистам РБК. У компании сменился собственник, причем произошло это прямо в СИЗО, где находится одна из ее владельцев Светлана Балабай . Именно ее подпись была поставлена под документом, закрепляющим право собственности за Сергеем Сапуновым. Сделка обошлась новым владельцам в 10 тысяч рублей: компанию приобрели по цене уставного капитала. Взамен с собственников сняли все залоговые обязательства перед банком. Как считает источник издания, покупка актива не могла состояться без разрешения «Транснефти», и, по всей вероятности, таким образом «заметаются следы», ведь «Нефтеперевалка» представляла собой ключевой вещдок в деле о зараженной нефти, а теперь он фактически потерян для следствия.

Проблема качества

Глава «Транснефти» обратился к правительству, предложив передать компании все приемо-сдаточные пункты нефти, чтобы монополия могла контролировать ее качество . Однако представители компании и без того присутствуют на всех пунктах приема – их обязанность заключается в подписании акта приема-сдачи. Предложения «Транснефти» стали реакцией на инициативу участников рынка, которые предложили создать независимую систему оценки качества нефти в трубе. Таким образом, похоже на то, что нефтетранспортная корпорация пытается полностью монополизировать функцию контроля качества, отняв ее у нефтяных компаний и независимых оценщиков.

Как отмечал один из собеседников издания «Ведомости», нефть определенного качества отдается в систему «Транснефти», а покупателю, похоже, приходит менее качественное сырье. Это в порядке вещей, но зачастую падение качества оказывается весьма существенным, и потребитель выставляет претензию поставщику, которую не всегда удается переложить на оператора.

На данный момент проблема сохранения качества при транспортировке так и не решена.

Аргументы по существу

Материал Бондаренко затрагивал причины и последствия апрельской катастрофы на нефтепроводе и, по сути, представлял собой обзор прессы, где в числе прочих источников фигурировала статья статьи Deutsche Welle. Публикация была призвана привлечь внимание к вопросу высокой общественной значимости. Однако в «Транснефти» ее расценили совсем иначе. Юристы компании настаивали в суде, что в статье представлены недостоверные сведения, которые наносят ущерб деловой репутации компании. При этом весьма очевидно, что удар по репутации нанесло собственно происшествие, а не посвященная ему статья Бондаренко, и это признают в том числе и эксперты Российской ассоциации по связям с общественностью.

С апреля, когда в СМИ стали выходить первые публикации о проблеме на нефтепроводе, в прессе появилось более семи тысяч материалов, где деятельность «Транснефти» представлялась в негативном свете. Таким образом, едва ли можно говорить о том, что особый репутационный урон нанесла именно публикация Бондаренко.

Ответчики, в свою очередь, представили суду свои возражения, приложив к ним экспертные заключения ведущих лингвистов М. Осадчего и М. Крангауза. По мнению специалистов, в материале Бондаренко понятие «компаундирование» используется в том же значении, в каком его применял президент «Транснефти» Николай Токарев. В иске компании говорится, что это процесс смешения нефти различного качества, причем утверждается, что направлен он на повышение качества сырья. В то же время, в ходе встречи с Путиным Токарев говорил о том, что компания намерена компаундировать грязное сырье с кондиционным. В статье Бондаренко «Будем компаундировать» термин «компаундирование» используется в том же смысле, следовательно, он не может быть признан недостоверным.

«Транснефть» не раскрывала всей информации о случившемся, а также неоднократно переносила прогнозируемые сроки восстановления работы нефтепровода «Дружба». Сначала объявлялось о ликвидации проблемы к 22-23 апреля, потом – к концу месяца, затем – через шесть-восемь месяцев. Таким образом, высказывание о том, что «Транснефть» замалчивает ряд фактов, связанных с происшествием, вполне обосновано. По сути, монополия вводила общественность в заблуждение, говоря о сроках восстановления «Дружбы», и не объясняла причин произошедшего. На это обратил внимание глава ИМЭМО РАН академик Александр Дынкин. По его словам, хотелось бы узнать хотя бы о предварительных причинах происшествия. Эксперт считает, что определить, откуда в «Дружбе» взялась нефть ненадлежащего качества, можно было бы уже давно. Для этого прошло достаточно времени. Помимо этого, не менее важен вопрос о том, какие меры были приняты для предотвращения таких ситуаций в будущем.

Согласно позиции ответчиков, присутствующее в иске указание на то, что мини-НПЗ не существуют, носит абсурдный характер, ведь ранее «Транснефть» не раз признавала в своих пресс-релизах их существование, оценивая это как серьезную проблему, приводящую к ухудшению качества нефти. Бондаренко в своем материале говорит о том, что деятельность мини-НПЗ способствует ухудшению качеству нефти. Как видно, этот тезис в его публикации полностью соответствует сообщениям «Транснефти» в ее пресс-релизах.

Журналисты не раз сообщали о случаях вброса тех или иных веществ в нефтепровод «Дружба». В ряде публикаций говорится, что подобные инциденты происходят с определенной степенью регулярности.

«Транснефть» выступила с претензиями к формулировке «источник неподконтрольной прибыли», и ее действительно можно считать некорректной, ведь, судя по всему, речь идет об обыкновенной серой схеме. И материалы, подтверждающие это, имеются в открытом доступе.

В частности, в статье, которая появилась в «Самарском обозрении» и основывается на данных следственных органов, говорится о том, что компаундирование представляет собой отдельную разновидность бизнеса. Там говорится, что за временное отключение приборов учета сотрудники «Транснефти» устанавливали «таксу» от 100 до 200 тысяч рублей и постоянно пропускали в трубу нефть, разбавленную во дой. Из этого следует, что выявленное этой весной загрязнение трубопровода – далеко не единственное, и компаундирование давно стало стандартной для монополии практикой.

Таким образом, утверждение «Транснефти» о невозможности вбросов в трубу посторонних жидкостей является не соответствующим действительности . К тому же, согласно мнению ответчиков, довольно сомнительно, что сброс отходов в трубу в принципе возможен без участия сотрудников монополии. Согласно условиям договора, который представлен на сайте компании, «Транснефть» принимает на себя обязательство осуществлять проверку качества сдаваемой нефти и не имеет права принимать нефть ненадлежащего качества. В СМИ высказывается мнение о том, что любые манипуляции с нефтью, в том числе, врезки в нефтепровод или загрузка в нефтепровод некачественной нефти или отходов, невозможны без непосредственного участия сотрудников «Транснефти». Что касается конкретно апрельского инцидента, в причастности к нему подозреваются четверо сотрудников «Дружбы». Следовательно, «Транснефть», утверждающая, что компания не имеет отношения к порче нефти в трубе, допускает со своей стороны суждение, не соответствующее действительности.

Кто заплатит?

По мнению экспертов, проблема зараженной нефти находится далеко не на финальной стадии ее разрешения. Как отмечает крупное немецкое бизнес-издание Frankfurter Allgemeine Zeitung, речь идет о двух моментах: как избавиться от нефти, которая сейчас находится в хранилищах, и кто за это заплатит? По оценкам газеты, в Германии сейчас хранится более 200 000 тонн «грязной нефти». Эксперты считают, что осуществить переработку этого сырья возможно будет только после очень сильного разбавления. Издание отмечает, что обратная транспортировка некачественного сырья будет стоить очень дорого. Не исключено, что для этого понадобится задействовать железнодорожный транспорт, а также встанет вопрос о трубопроводе из Шведта в Росток, с которого нефть может быть перегружена на танкеры. Однако за них операторы немецких НПЗ платить не желают. Поэтому, как считает FAZ, существует только одно решение, которое бы устроило немецкую сторону – экспорт и замена загрязненной нефти на качественную за счет «Транснефти». Также издание напоминает о компенсации расходов и упущенной прибыли, которые возникли в связи с затянувшимся на два месяца перерывом в поставках, причем речь идет о многомиллионных суммах, если исходить из рыночной стоимости в 60 евро за баррель нефти. Однако «Транснефть» предложила лишь 15 евро за баррель.

Вопросы к суду

На заседание Арбитражного суда Москвы явились все стороны. Как заявила представитель Бондаренко, большая часть документов от истца была передана ее доверителю лишь накануне, поэтому ознакомиться с материалами возможности не было. Казалось бы, в подобной ситуации имеются все основания для того, чтобы отложить слушание по данному делу. Однако суд, даже при учете таких обстоятельств, счел возможным его рассмотрение. У многих присутствующих в зале возникли вопросы о том, чем вызвана такая спешка. Что касается ответчиков, они сочли, что решение судьи нарушило их конституционные гарантии о праве на получение материалов заблаговременно для обеспечения полноценной судебной защиты. Куда же торопился суд?

Решение по делу фактически было принято за один день без рассмотрения позиции ответчика. Последний подавал ряд ходатайств в ходе процесса, однако все они были отклонены судом. Интересно, что, в соответствии с карточкой дела, доступной в сети, первое слушание по нему было запланировано на 1 октября 2019 года, однако истец выступил с просьбой об ускоренном рассмотрении дела. В ней было отказано, однако дата и время заседания изменились: появилось указание председателя суда, что правильно читать его определение с датой слушания 3 сентября 2019 года.

Столь странное поведение суда, похоже, можно объяснить тем, что вице-президент «Транснефти» Лариса Каланда может иметь серьезное влияние на судейский корпус. Ее муж Владимир Каланда ранее занимал должность первого заместителя директора ФКСН, а до этого работал в Управлении кадров Администрации президента РФ и находился на посту секретаря президентской комиссии по назначению федеральных судей. С высокой долей вероятности, и сейчас в судебной системе может работать множество людей, которые могут считать себя обязанными ему за свое назначение. Кроме того, СМИ писали о том, что якобы судьи ходят у Ларисы Каланда чуть ли не под каблуком, так как она не раз помогала новым гостям столицы по-быстрому прописаться в её квартире на Мичуринском.

Кто потерпевший?

То, как «Транснефть» ведет себя в суде, согласно мнению опрошенных РАПСИ экспертов, очевидцев и участников протеста, может говорить о попытках компании снять с себя ответственность за апрельское ЧП. И поведение монополии в рамках процесса вступает в противоречие со словами главы компании, прозвучавшими в ходе беседы с президентом РФ Владимиром Путиным, о том, что монополия не снимает с себя ответственности за случившееся .

Что касается вопроса о причинах загрязнения, в настоящее время он является предметом предварительного следствия. Как уже упоминалось выше, подозреваемыми здесь являются четверо сотрудников компании. И любые выводы о том, чьи действия привели к инциденту, до его завершения будут преждевременными.

Тем не менее, «Транснефть» еще до окончания предварительного расследования вынесла вопрос о причинах появления в трубе «грязной» нефти на обсуждение арбитража, чтобы использовать его выводы в других делах, которые рассматриваются в различных видах судопроизводства . «Транснефть» стремится показать, что от нее не зависит утрата качества сырья, то есть, до того, как причины инцидента будут выявлены, а следствие завершится, непонятно на каком основании определяет отсутствие уголовной и гражданской ответственности и, более того, объявляет себя пострадавшей стороно й. Хотя, если руководствоваться здравым смыслом, очевидно, что потерпевшими сторонами сделки являются грузоотправители и грузополучатели.
Как обращают внимание представители «Независимой газеты» и сам Бондаренко, нельзя рассматривать следствие о причинах появления в трубопроводе «Дружба» зараженной нефти и иск по поводу статьи, отдельно друг от друга . К решению суда, вынесенного в пользу «Транснефти», у ответчиков возникли серьезные вопросы. Они уже заявили о намерении подать апелляцию, поскольку считают судебный акт абсолютно незаконным.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 05.11.2019 10:05
Комментарии 0
Еще на сайте
Общероссийская газета независимых журналистских расследований «Наша версия» Газета «Наша версия» основана Артёмом Боровиком в 1998 году как газета расследований. Официальный сайт «Нашей версии» публикует материалы штатных и внештатных журналистов газеты и пристально следит за событиями и новостями, происходящими в России, Украине, странах СНГ, Америке и других государств, с которыми пересекается внешняя политика РФ.
Наверх