Версия // Власть // Глава Татарстана берёт под контроль рынок покрышек?

Глава Татарстана берёт под контроль рынок покрышек?

9157

Шинный след Рустама Минниханова

Глава Татарстана берёт под контроль рынок покрышек?
(фото: Алексей Насыров/ТАСС, Эмин Джафаров/Коммерсантъ)
В разделе

Финский производитель премиальных шин Nokian Tyres нашёл покупателя для своего российского завода. Им выступит компания «Татнефть», которая до этого уже купила ведущего в России производителя бюджетной «резины» – Kama Tyres. Обе компании теперь находятся в поле влияния главы Татарстана Рустама Минниханова.

Главными конкурентами «Татнефти» при покупке завода Nokian были российские менеджеры компании. Они бились за актив с самой весны, но финны им не уступили, предпочтя найти покупателя с именем. Возможно, сыграл свою роль и вопрос цены. Финны считали свой завод в Ленинградской области одним из лучших в Европе и рассчитывали выручить за него 400 млн евро. Понятно, что менеджеры вряд ли смогли бы сразу выложить такую сумму. Зато «Татнефти» подобные вложения оказались по карману. И хотя окончательная сумма сделки ещё не известна, очевидно, что для казанских нефтяников вопрос цены имел небольшое значение. Куда важнее было взять под контроль завод, становясь почти что монополистом на рынке производства покрышек.

Размер имеет значение

Интрига в том, что такие сделки должны быть одобрены на уровне правительственной комиссии. Во время этих согласований российские покупатели, как правило, выторговывают у уходящих из страны компаний существенный дисконт. Что самое важное – процесс этот непрозрачный и западные продавцы могут даже что-то выгадать, объявив акционерам, что вынуждены были сделать огромную скидку. Так что простор для получения откатов здесь широчайший. Но за руку пока ещё никого не поймали, так что и говорить пока не о чем.

Как бы то ни было, сделка оказалась более чем выгодной. Финны успели провести на российском заводе «предпродажную подготовку», ещё в июле уволив более 300 сотрудников. Оставшихся работников хватает для того, чтобы выпускать продукцию для российских потребителей, так что «Татнефть» заходит на производство спасителем. Да, мощности завода слишком велики для российского рынка. Однако у производства есть одно безусловное преимущество. Дело в том, что на фоне ухода западных брендов шины больших размеров в России оказались в дефиците и сильно подорожали. Производители с российскими и белорусскими корнями традиционно не шли в этот сегмент, отдавая предпочтение продукции более массового спроса. И вот теперь купленный у Nokian завод сможет едва ли не в одиночку обеспечивать крупноформатной резиной российских владельцев внедорожников.

В покупке производства «Татнефтью» есть и другая логика. Если на заводе удастся сохранить премиальные технологии Nokian, то ради стабильной работы предприятия встанет вопрос об экспорте продукции. В Европу путь российским шинам закрыт, на Востоке китайские, корейские и японские покрышки и без того жёстко конкурируют. Другое дело – Ближний Восток. И как раз в этом регионе у правительства Татарстана и Рустама Минниханова лично есть давние связи (подробнее о внешнеполитических амбициях главы Татарстана – в Конкретно).

Но самое главное в том, что в зоне контроля Рустама Минниханова уже есть другой крупный производитель шин – Kama Tyres. Всю производственную цепочку, необходимую для их выпуска, «Татнефть» начала собирать уже давно. Последним звеном стал завод синтетического каучука, купленный у холдинга «Сибур». Однако этим летом «Татнефть» отказалась от перспективного шинного бизнеса, в который так долго вкладывала немалые средства. Шинное производство было продано. Казалось бы, при чём здесь Минниханов?

Непрозрачные собственники

По теме

«В условиях значительных изменений экономической ситуации, в том числе вызванных геополитическими процессами, продажа шинного бизнеса позволит Группе «Татнефть» сконцентрироваться на ключевых стратегических проектах, – говорилось в сообщении на официальном сайте нефтяной компании. – Сотрудничество «Татнефти» с предприятиями шинного комплекса в РФ, в том числе поставка сырья, продолжится на коммерческой основе с учётом ранее принятых компанией обязательств. Сделка по продаже шинного бизнеса не приводит к каким-либо кадровым изменениям, снижению социальных и иных обязательств перед работниками шинного комплекса».

Покупателем выступило АО «Татнефтехиминвест-холдинг». Это весьма непрозрачная структура, созданная при участии властного истеблишмента Татарстана ещё в 90-е. По слухам, её могли использовать для своего обогащения люди, близкие к бывшему первому президенту республики Минтимеру Шаймиеву. Какое-то время та же «Татнефть» была среди акционеров компании, но затем, надо полагать, вышла («Татнефть» в своём сообщении о продаже шинного бизнеса утверждала, что не имеет отношения к холдингу).

А в прошлом году холдинг принял решение засекретить информацию о себе, опираясь на разрешение Центробанка. Но вряд ли после этого поменяется суть его бизнеса: «Татнефтехиминвест-холдинг» владеет долями частников в окологосударственных компаниях нефтяного и химического сектора. По сути, он выступает своеобразной прокладкой между конечными бенефициарами долей и публичными юрлицами, которые вынуждены раскрывать о себе информацию. И есть все основания полагать, что находящийся у власти в Татарстане клан Рустама Минниханова держит эту «кубышку» под своим контролем.

Правда, в мире больших денег полного контроля не бывает. Не далее как в феврале суд в Казани рассматривал уголовное дело о хищении у «Татнефтехим-холдинга» почти полумиллиарда рублей. Вот как описывала суть обвинений местная пресса. Главным потерпевшим в деле было ОАО «Татнефтехиминвест-холдинг». Следствие и обвинение считали, что предприниматель Роберт Ташкалов узнал, будто гендиректор холдинга Рафинат Яруллин якобы заинтересован в создании и развитии производства полимерных композиционных материалов. А затем, будучи гендиректором четырёх профильных фирм, получал зай­мы от структур холдинга на создание производственных линий. Так, сначала было заключено шесть договоров зай­ма на 102 млн рублей, затем в течение пяти лет – с 2009 по 2014 год – ещё несколько займов на 335 млн рублей. Все деньги, полагало следствие, были похищены. В итоге Ташкалов был признан виновным только по двум из семи эпизодов и получил условный срок. А деньги, судя по всему, были выведены из «Татнефтехиминвест-холдинга».

После таких новостей за судьбу «Камы» становится немного тревожно. Однако, несмотря на трудности, татарстанские олигархи расширяют зону своего влияния в шинной промышленности. И простор для поглощения тут немалый.

Конкретно

4 ноября пресса сообщила о том, что Рустам Минниханов вторые сутки находится в Манаме (это столица Бахрейна): «Участвовал в обсуждениях как председатель группы «Россия – исламский мир». Второй день визита предполагал встречу с королём Аль Халифой и несколько протокольных мероприятий, а что было в первый день? А 3 ноября, как выяснилось впоследствии, Минниханов встречался с Папой Римским Франциском. Явно не в рамках заявленного «стратегического видения», ибо глава римской курии ни к России, ни к исламу не имеет ни малейшего отношения. Занимался тем, что принято именовать подковёрной дипломатией? Накануне Франциск объявил, что «ищет мира» в украинском конфликте, в неформальных контактах с неназванными представителями российской элиты. Что же получается, Минниханов обсуждал с римским папой украинское урегулирование? А на каком основании? На каких условиях и кем он был уполномочен? Тем временем 5 ноября в Казанском танковом училище случилось выступление мобилизованных, недовольных условиями жизни. Минниханову пришлось лично прибыть на место – не иначе как после убедительной просьбы из Москвы. Можно предположить, что два вышеописанных события, негоции в Персидском заливе и бунт в Казани, как-то связаны – главе Татарстана могли указать на то, что он не более чем глава региона.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 21.11.2022 12:57
Комментарии 0
Наверх