Версия // Власть // Босния и Герцеговина: никто не хочет уступать

Босния и Герцеговина: никто не хочет уступать

8110

Земля ненависти

фото: AP/ТАСС
В разделе

Центральная улица Сараево носит имя маршала Тито и на ней горит вечный огонь в честь коммунистического диктатора. Так отмечена его заслуга по изобретению им нации мусульман и предоставлению ей прав, позволивших впоследствии создать государство. Хотя этнически они те же сербы, чьи предки после турецкого завоевания в конце XV века приняли ислам.

В конце XX века тут возникло совершенно уникальное государство, состоящее из трёх частей – Республики Сербской, Федерации Боснии и Герцеговины, которая, по существу, является конфедерацией хорватов и мусульман, а также дистрикта Брчко. Всех граждан страны решено именовать боснийцами – по-местному, босняками. Соответственно именуется и государственный язык. Правда, Европейская комиссия приняла решение, что перевод с боснийского на сербский не требуется, потому как фактически это один и тот же язык. Такая вот гримаса политкорректности. Мол, язык мы ваш признаём, но тратить деньги и время на дурацкую клоунаду не хотим.

Криминальный рай

Профессор, а в прошлом высокопоставленный сотрудник спецслужб Веселин Каннотар всячески отговаривал меня от поездки в Боснию: слишком опасно, можно пропасть бесследно. В итоге дал мне в провожатые свою знакомую Ольгу, много лет прожившую в Боснии.

Подробный инструктаж перед выездом. Прежде всего – следить за речью. На мусульманской территории говорить только по-английски. Российский паспорт лучше спрятать подальше. Останавливаться будем у знакомых, а не в отелях, поскольку там чужака обязательно «пробьют» через Интернет. Причина такого внимания не только в любопытстве. Границы в привычном смысле между частями страны нет, и потому тут легко затеряться. А поскольку нет единой правоохранительной системы, нет и системы выдачи преступников. В общем, не страна, а рай для преступного интернационала. И он этим пользуется вовсю.

По местным дорогам моя провожатая может рулить с закрытыми глазами – каждый клочок земли ей здесь известен. Тут в войну был секретный штаб Ратко Младича, вот там лагеря моджахедов. Впрочем, они действуют и сейчас. К ним даже можно подъехать, но вот уехать невредимыми вряд ли получится. Секрет легального терроризма прост. В войну основу формирований мусульман составляли уголовники. Благодаря тотальным грабежам они смогли реализоваться в бизнесе, а потом и в политике. К ним присоединились афганские моджахеды, переброшенные при поддержке западных спецслужб из Афганистана. Братство по оружию самое крепкое.

Опять же, производство «своих, хороших» террористов – дело очень выгодное. Ребятам со славянской внешностью легче передвигаться по Европе. Не секрет, что хорваты и мусульмане есть в добровольческих батальонах на Украине. Местные боевики готовы к участию и в конфликтах на пылающем Ближнем Востоке. Благо на него ведёт так называемая «зетра» – зелёная трансферная зона, исламистский путь в Европу.

Ислам обосновывается здесь фундаментально. Даже в крошечном посёлочке обязательно стоит мечеть. Появляются поселения, управляющиеся по законам шариата. Их жителей поддерживают материально: 200 евро на каждую девочку в одной из беднейших стран Европы – гигантские деньги. Даже с учётом того, что ислам внедряется самый радикальный. У женщин в этих посёлках нет даже удостоверений личности – запрещено. Предъявляют ксерокопии паспортов мужей.

Откуда деньжишки? Согласно версии одного нашего соотечественника, их даёт Аллах. В данном случае при посредничестве саудитов. Они, кстати, и сами обосновываются здесь. Шейхи возводят гигантские поместья с вертолётными площадками – отдохнуть от жара пустыни, поохотиться, развлечься. Опять же местной обслуге из единоверцев доход.

По теме

Бывший мэр города Зворник Драган Спасоевич рассказывал мне, как во время последней войны командующий международными силами в Боснии Филипп Морийон убеждал его, что можно и нужно жить с соседями в мире. Тогда Драган отвёз его в родное село, разделённое речкой на мусульманскую и сербскую части. Рассказал, что никогда не случалось брака с девушкой или парнем с той стороны. Более того, никто из сербов-христиан ни разу не был на другой стороне, потому что пришлого сразу бы прибили. После чего предложил генералу продолжить разговор о мирном сосуществовании после того, как гибнуть начнут уже сами французы. После недавних парижских терактов Спасоевич отправил Морийону открытку с соболезнованиями и спросил, не помнит ли он об их полемике про ислам…

Война ещё сильнее разделила общины. Если прежде в Сараево 35% населения составляли сербы, то сейчас их только 4%. Та же история с евреями, хотя раньше Сараево называли Иерусалимом Европы. Непросто и мусульманам. Предприниматель из Республики Сербской Душан Бокан говорит: «Ну как мне их взять на работу, когда вокруг столько безработных сербов? И как сербы будут вместе работать с убийцами их родных?»

Но инфильтрация всё же потихоньку идёт. Если в том же Зворнике после конфликта не оставалось ни одного мусульманина, сейчас их численность практически восстановилась. Мусульманину легче обосноваться в европейских условиях, а вот иноверцам в исламской среде укорениться практически невозможно. Вернувшаяся в свой дом мусульманка обнаружила, что отстроенная церковь заняла 2 квадратных метра её огорода. Никакие компенсации обсуждать не стала. Дошла до Европейского суда – сносите!

Глобалисты за работой

Помня по теленовостям полностью уничтоженные посёлки и страшные разрушения, искал взглядом следы войны. Но их здесь нет – всё отстроено лучше прежнего. На просьбу найти хоть что-то напоминающее о войне наблюдательная провожатая указала на табун прекрасных чёрных лошадей. Когда-то их отпустили из воинской части, они выжили, одичали и прекрасно чувствуют себя на воле. Только в сильные морозы приходят к дорогам хлебушка попросить.

Деньги в крошечную Боснию льются рекой из европейских карманов. Цель – вписать жителей страны в общий строй, сделав их «гражданами мира».

Проект продвигается более 20 лет и за это время поглотил фантастические, не поддающиеся учёту средства. Однако щедрость и забота европейцев абсолютно не улучшили их отношения с сербской общиной. Недавно мировые СМИ сообщили, что президент Республики Сербской Милорад Додик отказался подать руку американскому послу.

В монастыре Тврдош живёт культовая фигура православного мира епископ Афанасий. Учёный, мудрец, многие уже сейчас называют его святым. На Кипре, когда он присутствует на службе, храмы не вмещают верующих и ведётся общенациональная трансляция. Понятно, что для своих земляков епископ непререкаемый авторитет.

Пьём вместе чай. Хозяин то и дело угощает вкусностями, которые принесли прихожане. Сам макает в чай сухарик. Как потом рассказали, у владыки не хватает зубов, а вставлять новые не хочет. Говорим по-русски, хотя специально епископ его не учил. Зато по-английски, которым владеет в совершенстве, священник перестал говорить, когда началась война.

Епископ шутит, рассказывает притчи. Но вопрос сближения с Западом не обсуждается. В своё время к нему приезжал знаменитый европейский политик Карл Бильдт – владыка не стал с ним встречаться. С тех пор его позиция не изменилась. Они предлагают нам более высокие материальные стандарты? Мы не скот на откорме! А нравственных ценностей выше наших у них нет. В Боснии любая конюшня древнее американского конгресса…

Таков настрой элит. В народе же отторжение проявляется ещё радикальнее. Японцы построили деревню для детей-сирот и украсили её скульптурой обезьянки. Это было воспринято как американская насмешка над сербами, которых представили в виде животного. Местный священник лично расстрелял скульптуру из «калашникова», а паства довершила дело ломами. В город Фоча передвижной зверинец привёз слона. Местный житель решил, что это коварное наступление американцев и подорвал несчастного великана гранатой.

Дай Бог!

Свои впечатления от поездки решил сверить с сербским политологом Предрагом Раичем. Он оказался по-научному прагматичен:

– Зачем обсуждать особенности государства, если государства нет? Есть конгломерат, который держится на чужой армии и чужих деньгах. Центральные органы власти чисто декоративные, они никак не могут повлиять на сектора. Общей правоохранительной системы нет, она у каждого своя. Вооружённые силы состоят из частей, созданных опять же по секторальному принципу. Общая у них только нашивка «Боснийская армия». Случись что – они тут же начнут воевать друг с другом. Вся международная политика, она же внутренняя, сводится к тому, что серб, хорват и мусульманин садятся с западными представителями и решают, кто сколько денег получит. Есть общая валюта – конвертируемая марка. Но понятно, на чём держится её конвертируемость. Такая конструкция вряд ли просуществует больше 15 лет. А предоставь людям возможность демократически решить свою судьбу – всё развалится на следующий день.

Нобелевский лауреат югославский писатель Иво Андрич некогда назвал Боснию землёй ненависти. С тех пор прошло больше полувека – ненависти здесь стало только больше, и от любой искры тут может полыхнуть снова.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 03.07.2017 08:25
Комментарии 0
Общероссийская газета независимых журналистских расследований «Наша версия» Газета «Наша версия» основана Артёмом Боровиком в 1998 году как газета расследований. Официальный сайт «Нашей версии» публикует материалы штатных и внештатных журналистов газеты и пристально следит за событиями и новостями, происходящими в России, Украине, странах СНГ, Америке и других государств, с которыми пересекается внешняя политика РФ.
Наверх