Версия // Конфликт // Активы челябинского экс-губернатора Михаила Юревича оценили в 100 триллионов рублей

Активы челябинского экс-губернатора Михаила Юревича оценили в 100 триллионов рублей

14048

Навешал лапшу

Активы челябинского экс-губернатора Михаила Юревича оценили в 100 триллионов рублей (фото: Алексей Борисов/Коммерсантъ, Алексей Никольский/РИА Новости)
В разделе

Генеральная прокуратура потребовала наложить арест и изъять в собственность государства АО «Макфа». Ключевым владельцем крупнейшего в стране производителя макаронных изделий считается бывший губернатор Челябинской области Михаил Юревич, ныне проживающий за границей. Поводом для изъятия активов прокуроры называют тот факт, что Юревич стал владельцем миллиардного бизнеса коррупционным путём, занимая государственную должность.

Сюжет: Коррупция

Своеобразной сенсацией стал тот факт, что в постановлении судебного пристава об аресте имущества и счетов ответчиков указана сумма 100 трлн рублей, или, переводя по курсу, триллион долларов. Таким образом, выходило, что Юревич является самым богатым человеком не только в России, но и на планете! Для сравнения: номер один в списке мировых богачей Бернар Арно имеет 233 млрд долларов, а весь бюджет РФ в этом году оценивается в 35 трлн рублей. Впрочем, очень скоро выяснилось: приставы просто перестраховались и вписали максимальную сумму, которую позволяет программа, чтобы таким образом учесть всё возможное имущество Юревича. Потому как количество приписываемых ему активов способно впечатлить не меньше. По данным Генпрокуратуры, они оцениваются в 46 млрд рублей. В их числе АО «Макфа», АО «Первый хлебокомбинат», АО «Смак», АО «Новая пятилетка», а также акции АО «Долгов­ское», ОАО «Челябинскобл­газ» и ЧАО «Каланчакский комбинат хлебопродуктов», зарегистрированные иностранными компаниями, родственниками и доверенными лицами бывшего губернатора.

Пришёл из 90-х

О Михаиле Юревиче «Наша Версия» много писала ещё в пору его губернаторства. Потому как уже тогда его связь с «Макфой» практически не являлась ни для кого секретом, а пути приобретения этого и многих других активов вызывали вопросы уголовного толка. Тем временем в прессе пачками появлялись хвалебные статьи о челябинском губернаторе, представляющем собой новый тип управленца. Подчёркивалось, что Юревич сделал себя сам, ещё в студенческие годы начав заниматься бизнесом, и настолько преуспел, что выкупил Челябинскую макаронную фабрику. После этого Юревич решил облагодетельствовать земляков, пошёл в политику, стал депутатом Госдумы, мэром Челябинска и, наконец, возглавил регион. Впрочем, на родине Юревича о нём ходили иные разговоры. Так, земляки вспоминали, как он ещё в юные годы будто бы устроился «копачом» на кладбище – молодому студенту хотелось денег. Там он, как говорят, быстро заработал на машину, а заодно завёл полезные связи. Вряд ли стоит говорить, какие силы обычно контролируют кладбища. По крайней мере о том, что для Юревича слово «братва» означает совсем не близких родственников, говорили многие.

Одновременно появились и другие знакомства. Покровителем Юревича стал глава областного комитета по управлению имуществом Владимир Головлёв, руливший в области приватизацией предприятий. Позже Головлёв будет застрелен, и многие вспомнят, по каким схемам шла на Южном Урале приватизация ценных активов. Как бы то ни было, именно в пору Головлёва Юревич-копатель превратился в Юревича-хозяина хлебозавода. А в 1999 году тот же Головлёв уступил своему протеже депутатский округ, чем обеспечил победу и мандат депутата Госдумы.

По закону член парламента не может владеть бизнесом, но кто тогда обращал внимание на законы? Империя Юревича росла и ширилась. Помимо макаронной фабрики и хлебокомбината в неё вошли екатеринбургское предприятие «Смак» и Мишкинский КХП в Курганской области, а также сеть собственных СМИ. В 2005 году именно умелый пиар привёл Юревича в кресло мэра Челябинска. «У нас была наивная надежда, что после управленца советской школы город возглавит успешный человек из бизнеса», – признавался местный журналист Лев Лузин. Увы, очень скоро оказалось, что в стенах мэрии воцарились нравы из 90-х. «Он вёл себя в кресле градоначальника как типичный невоспитанный новый русский. Наступательно решал свои проблемы, ради которых и пришёл в мэрию», – писал Лузин. Так, несмотря на протесты прокуратуры о нарушении земельного законодательства, «Макфа», которую Юревич официально передал членам своей семьи, построила на месте зелёного массива огромный ТРЦ «Родник».

По теме

Скандалов было много, однако все они быстро купировались. В результате в Челябинске заговорили о том, что у мэра имеются крепкие связи в столице. В частности, «Форбс» называл Юревича креатурой Владислава Суркова. Как бы то ни было, в 2010 году Дмитрий Медведев неожиданно выдвинул кандидатуру Юревича на пост губернатора области.

Из бизнес-мэра в бизнес-губернаторы

О том, что ничего хорошего из этого не выйдет, твердили все. «На посту мэра Челябинска у него не сложились отношения ни с крупным бизнесом, ни с местной политической элитой. Всё дело в его непростом характере», – писал «Коммерсантъ». Однако никто не представлял, что очень скоро областная администрация станет походить на коррупционную «малину», а подчинённых Юревича одного за другим будут ловить на взятках и воровстве. В июне 2012 года по обвинению в хищении 22 млн рублей чекисты задержали сити-менеджера закрытого города Озёрска Евгения Тарасова, которого на этот пост привёл Юревич. Спустя полгода в своём коттедже по подозрению в «распиле» 28 млн рублей при заключении госконтрактов на поставку инкубаторов для новорождённых задержали главу областного минздрава Виталия Тесленко. Другим фигурантом дела стал советник Юревича и его личный водитель Александр Москалюк, у которого при обыске нашли 25 млн рублей. К самому губернатору претензий, впрочем, не возникало. Не появились они и после того, как стало известно, что на оплату вертолёта для губернатора из бюджета было потрачено около 500 млн рублей, а для загородной резиденции главы региона закупался пакет ТВ с порноканалами.

15 января 2014 года Владимир Путин подписал указ об отставке Михаила Юревича с поста губернатора. Формально тот уходил по собственному желанию, однако мало кто верил, что амбициозный Юревич сам решил бы уйти на покой. Поговаривали, что он попробовал откусить слишком большой кусок, вступив в борьбу с промышленниками в лице хозяина Магнитогорского металлургического комбината миллиардера Виктора Рашникова и руководством Уралвагонзавода. Надо полагать, Юревич понял, что его вскоре ждёт, поскольку спустя время покинул Россию и осел в Лондоне. Так и вышло: в марте Следком объявил, что бывший губернатор получил 26 млн рублей от министра Тесленко по делу об инкубаторах, а в мае сообщил о возбуждении уголовного дела о намного более крупной взятке. По версии следствия, Юревич и его сообщники (депутат ГД и член совета директоров «Макфы» Вадим Белоусов, его тёща – главбух хлебокомбината, его помощник – директор филиала «Макфы») получили 3,4 млрд рублей от коммерсантов, ремонтировавших дороги в Челябинской области.

Смена владельцев

В том, что тюремный срок беглому экс-губернатору не грозит, вряд ли стоит сомневаться – Лондон наверняка не станет выдавать его Москве. Потому, видимо, и решено было ударить по самой больной для Юревича части – его кошельку. Ведь, по данным Росфинмониторинга, Юревич и Белоусов, также успевший сбежать за рубеж, продолжают ежегодно получать 2 млрд рублей дохода от работы холдинга «Макфа», куда входит порядка 40 компаний. Кроме того, писал «Лайф», в ОАЭ работает Makfa Middle Est Free Zone Establishment, в Чехии – Makfa Europe s.r.o., а в Нидерландах расположено MGC International B.V., через которую семья Юревич владеет Каланчакским комбинатом хлебопродуктов, расположенным в Херсонской области. Вывод активов за рубеж начался в 2017 году на фоне возбуждения уголовных дел. Теперь сообщается, что Юревич «создал ложную видимость дистанцирования от бизнес-проектов», переоформив их в том числе на своих родителей и сына, а также на Вадима Белоусова. Что мешало ещё семь лет назад наложить на активы арест, учитывая, что о связи Юревича с «Макфой» знали все? Здесь нельзя не заметить, что иски об изъятии активов поступают обычно в отношении персон, выпавших из властной обоймы, попавших под суд и более не способных защитить нажитое коррупционным путём имущество. Так, своих предприятий лишились бывший сотрудник полпредства в ЮФО и бенефициар агрохолдинга «Покровский» Андрей Коровайко, экс-глава Марий Эл Леонид Маркелов, министр по делам «Открытого правительства» Михаил Абызов. При этом изымаемые активы (как правило, успешно работающие и приносящие прибыль) со временем находят новых владельцев. Судя по всему, так выйдет и с «Макфой»?

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 10.04.2024 10:21
Комментарии 0
Наверх