У российских правоохранителей есть примеры использования психотропных веществ в Британии

Ювелирный театр

Громкий ответ России на «дело Скрипалей» лежит под сукном у московских следователей в виде уголовного дела от 29.01.2013 года, дополненного заявлением от 18 марта 2018 года, зарегистрированным в ГУ МВД России по городу Москве. В заявлении указано, что среди студентов Оксфордского университета действует организованная группа, связанная со спецслужбами Великобритании.

Со стороны членов организации в отношении дочери потерпевших были применены психотропные либо отравляющие препараты, подавляющие волю. Получив полный контроль над её поведением, в сопровождении членов организации она была вывезена из Лондона в Москву, где преступники попытались завладеть квартирой и другим имуществом семьи. Этот факт остаётся без внимания следствия и, возможно, из-за влияния скандально известного депутата губернской думы одного из регионов, авторитетного предпринимателя Алексея У.

История эта началась с успешного развития бизнеса московского ювелира Максима Вознесенского. Ювелирный бизнес всегда связан с большими деньгами и с роковой неизбежностью привлекает внимание не только состоятельных клиентов, но и криминальных кругов. Основав в 1998 году компанию «Ювелирный театр», талантливый художник Максим Вознесенский довольно скоро стал объектом внимания братьев Сослана и Германа Г., проживающих в Москве и известных тесными связями с криминальным миром Самарской области.

Внешняя сторона жизни Вознесенского была головокружительной – создание изысканных коллекций, шикарные выставки в Гохране, изделия в фондах музеев Московского Кремля, восторженные публикации в мировой прессе. Скрытая от глаз публики сторона жизни, к сожалению, вовсе не блистала красотой: братья, искусно создавая препоны бизнесу, добились сначала положения «крыши», а затем в 2008 году угрозами вынудили Максима Леонидовича взять огромные кредиты (в общей сумме около 10 млн долларов), из которых он сам не получил ни копейки. Причём при странных обстоятельствах муж руководительницы отделения Сбербанка, выдавшей «Ювелирному театру» кредит в 8 млн долларов, скончался на руках у Сослана Г. в загородном доме банкиров «от алкогольного отравления».

Путём шантажа и запугивания Сослан заставил переоформить компанию на людей Алексея У., председателя одного из комитетов региональной думы.

Когда попавший в жестокие клещи ювелир распродал имущество, занял денег у друзей и расплатился в 2009 году с долгами, Сослан, по словам жены Максима Вознесенского Натальи Аркадьевны, был шокирован: он не ожидал, что Максиму удастся «выскочить из ошейника». Он попытался заставить Вознесенского взять ещё один кредит. Ювелир, который понял, что от него не отстанут, пока не разденут как липку, от новых обременений отказался.

Подавленная воля

И тут в Оксфорде исчезает дочь Максима Вознесенского Настя. Поехав на учёбу в Великобританию, 17-летняя домашняя девочка, всегда имевшая очень тёплые отношения с родителями, внезапно перестала выходить на связь, зато стала часто появляться в русском православном храме Лондона на Knightsbridge с неизвестной женщиной примерно 50 лет. Нанятый родителями местный частный детектив смог установить, что скромно одетую даму зовут Марина, она давно живёт в Лондоне, не имеет постоянной работы, но её муж Александр считается высококлассным специалистом по компьютерной безопасности и связан со спецслужбами Соединённого Королевства.

В Лондоне со стороны Марины и в Москве от помощницы Сослана Г. Лахтеевой в адрес родителей синхронно последовали угрозы. Они дали понять Вознесенскому, что, если будут предприняты действия по вызволению девушки либо последует отказ от выполнения поставленных требований, родители дочь больше никогда не увидят или найдут её мертвой. При этом Сослан настойчиво ссылался на высокие связи среди российских силовиков. А также на связи своего «партнёра» Алексея У.

«Мы с женой были уверены, что Великобритания может стать своего рода «сейфом» для нашей дочери, поможет сберечь её от всех неприятностей, которые могли быть связаны с моим бизнесом в России, – говорит Максим Вознесенский. – Однако эти надежды не оправдались».

На протяжении почти четырёх лет несчастные родители довольствовались редкими встречами, на которых дочь появлялась в тёмных очках и бесформенной одежде в сопровождении Марины и посторонних людей, от которых поступали неизменные требования «дайте денег». Указания о переводе средств приходили Наталье Аркадьевне и с электронного адреса Насти. Общение в основном свелось к электронным письмам, в которых Настя всё чаще упоминала Марину, которая была к ней «добра» и которую теперь девочка беспрекословно слушалась. Однажды маму Насти попросили привезти из Москвы кучу упаковок вермокса – средства от собачьих глистов. Этот препарат был запрещён к продаже в Великобритании. «Только потом я узнала, что вермокс смешивают с каким-то другим веществом и создают психотропное вещество для подавления воли», – говорит Наталья Аркадьевна.

«Эта картина очень типична для человека, ставшего жертвой преступной группы, использующей элементы религиозного внушения – в просторечии секты, – поясняет бывший сотрудник МУРа Вячеслав Дёмин, который с 1996 года занимается делами такого рода. – Человека переселяют в место, где он находится под постоянным присмотром, в пищу и напитки подмешивают психотропные вещества, настраивают против семьи и привычного круга, постепенно добиваясь полного контроля над поведением жертвы».

КСТАТИ

По сообщению газеты The Telegraph, за три года число российских студентов в колледжах и университетах Туманного Альбиона уменьшилось на 39%. Британский Совет независимых школ (ISC) объясняет негативный тренд «ухудшением отношений между Великобританией и Россией» из-за дела Скрипалей и мифических кибер­атак русских хакеров. Однако, чтобы вывезти детей из благополучной европейской страны и прервать учебный процесс, у родителей должны быть причины повесомее политических скандалов. И очень похоже, что они действительно есть.

Благодаря нахождению Насти в заложниках и запугиваниям, «группе» удалось добиться ещё одного впечатляющего результата – Вознесенского перестали пускать в лондонский ювелирный магазин на престижной Bond Street, который на 20% принадлежал ему, а на 80% – гражданской жене Алексея У. Екатерине (для оформления документов Алексей У. лично прилетал в Лондон). Когда Наталья Вознесенская приехала за оставшимися вещами мужа, их попросту выбросили к её ногам на тротуар.

Настю тем временем Марина уговорила перевестись из Оксфорда в Вестминстерский университет в Лондоне, что очень непросто было сделать без серьёзных связей в определённых кругах.

Все эти драматические обстоятельства не стали препятствием для учёбы девушки: её сторожа прекрасно понимали, что, перестав ходить на занятия, Настя потеряет учебную визу и ускользнёт из-под их влияния. А это в их планы не входило.

Новый заход

В январе 2013 года Максим и Наталья Вознесенские случайно узнали, что их дочь находится в Москве. Обеспокоенная соседка позвонила матери девушки и сообщила, что Настя в сопровождении нескольких женщин появилась в их семейной трёхкомнатной квартире на улице Куусинена, но отказывается общаться со знакомыми и быстро прячется за дверью, которую Настиным ключом открывает и закрывает посторонний человек. Подельники, рассчитывая на страх родителей за судьбу дочери, вели себя невероятно нагло и беззастенчиво. Но тут уже они явно перегнули палку.

Привлечённая к делу полиция арестовала в квартире дочь Марины Юлию и ещё трёх её сообщниц, а также обнаружила подготовленные мошенницами документы на продажу квартиры на улице Куусинена и дачи в Архангельском, то есть всей семейной недвижимости, собственником которой была Настя. Была уже готова «прокладка» – фиктивный покупатель для последующей перепродажи. Из квартиры исчезли ценные картины и множество ювелирных изделий, которые создавал отец Насти, художник с тонким вкусом и основатель известной в Москве компании «Ювелирный театр»… но в соседнем ломбарде нашлись квитанции на сданные похищенные украшения.

Впечатляющая деталь: соседская кошка прошмыгнула в квартиру Вознесенских и потеряла сознание – настолько резкий и неприятный запах там стоял от снадобий, которыми потчевали Настю. Ветеринар привёл кошку в сознание крепким кофе. По словам родителей, дочь даже «отмачивали в ванне», чтобы привести в чувство перед походом к нотариусам.

Вячеслав Дёмин
По решению суда Настю Вознесенскую направили на обследование в больницу имени Ганнушкина, где в ходе обследования врачи подтвердили неадекватное состояние девушки. «Симптомы употребления препарата, которым пичкали Настю Вознесенскую, очень напоминают состояние Юлии Скрипаль во время её первого интервью после отравления, – замечает Вячеслав Дёмин. – Невыразительная мимика, пустой взгляд, ощущение того, что человек произносит заученный текст, – это тогда отметили во всём мире. Настя Вознесенская после освобождения от Марины выглядела так же».

В больнице им. Ганнушкина в Москве Настя стала объектом внимания странных людей, которые прорывались к ней с целью заставить забрать заявление на Марину из полиции. Одним из них по описаниям был Сослан.

Семья Вознесенских обратилась в Высокий суд Лондона с жалобой на преступные действия Марины. Одновременно в Лондон, куда успела улизнуть опасная дама, пришёл запрос от российской полиции на совершение следственных действий с Мариной, обвиняемой на родине в краже ценностей Вознесенских. Однако суд оставил запрос без внимания и ограничился запретом на приближение Марины к своей жертве.

Было очень странным то, что полиция завела дело о краже, но не заинтересовалась фактом мошенничества с применением психотропных средств. План по изъятию недвижимости Вознесенских готовился в Лондоне, откуда накаченную психотропными Настю привезли в Москву, чтобы она просто тупо поставила свою подпись под документами. Все улики были налицо. Однако полиция спустила факт мошенничества на тормозах, и это развязало руки злоумышленникам для нового «захода» на Вознесенских.

Рядом с Настей больше не было Марины. Но её внимания стал активно добиваться американский прихожанин русской православной церкви в Лондоне по имени Гарри, который заведовал церковным молодёжным обществом в Оксфорде. Начал ей писать любовные письма. «Мы не хотели больше отпускать дочь в Лондон и думали перевести её на учёбу в другую страну. Но Настя стала нас убеждать, что он американец и не имеет ничего общего с Мариной, что та теперь не сможет приблизиться. В результате мы её отпустили, заблаговременно узнав его адрес»…

Гарри
Настя вышла замуж за Гарри (на фото). К сожалению, самое худшее подтвердилось. Гарри на протяжении девяти месяцев (а именно столько продлился их брак) постоянно выведывал у Насти, как продвигается дело против Марины, и настаивал на том, чтобы она и её мать забрали заявление из полиции. При этом с красавицей женой он ни разу не вступил в близость. И… тоже начал опаивать Настю «фирменным чаем» организации.

О том, насколько всё было неладно с этим браком, указывает одно обстоятельство: венчавший пару в злополучной русской церкви греческий священник, понаблюдав за Настей в течение года, сам посоветовал ей развенчаться и «бежать и беречься», после чего покинул Лондон и скрылся в США.

Во время сожительства с «мужем» Гарри к нему заглядывали личности, которые упоминали о своих контактах с британской спецслужбой МИ-6 и о своих поездках «по делам» в Россию и страны Ближнего Востока. Там же она услышала, что где-то на квартирах организацией содержатся молодые люди из Казахстана и Узбекистана. Ситуация стала совсем невыносимой, когда студент того же Вестминстерского университета, в котором оказалась по протекции Марины Настя Вознесенская, сначала исчез, а затем обнаружился в роли палача запрещённой в РФ ИГИЛ, отрезающего головы жертвам на записях, от которых содрогнулся весь мир. Пример молодого человека показал, насколько далеко могут зайти «деятели неформальных организаций», вербующие студентов в английских университетах.

Вознесенские решили не дожидаться новых потрясений и закрыли британскую главу своей жизни. Ювелир с мировым именем Максим Вознесенский начал свой бизнес в Европе заново.

Почему молчит следствие?

«Во всём мире места скопления иностранцев, в том числе студентов, находятся под оперативным сопровождением спецслужб, – поясняет Вячеслав Дёмин. – Невозможно представить, что в Оксфорде и Вестминстерском университете, где училась Вознесенская, дело обстоит иначе. А значит, деятельность «неформальных организаций», опаивающих русскоязычных студентов психотропными веществами, как минимум не является секретом для МИ-6.

Однако деятельность спецслужб никогда не бывает очевидной. Даже в деле Скрипалей, несмотря на откровенную фальсификацию «фактов», натянутых на событие, положенное в основу обвинений против России, мы можем только рассуждать о роли спецслужб в организации провокации. В деле Вознесенских ситуация несколько иная. Потерпевшие прямо указывают на лиц, совершивших преступление, которые сами рассказывали о своей связи со спецслужбами Великобритании, и в частности с МИ-6. На мой взгляд, есть все основания доверять этим показаниям. Более того, на основании прямых и косвенных данных можно сделать вывод, что минимум с 2008 года спецслужбами Великобритании создана сеть неформальных организаций, которые используются для решения широкого круга оперативных задач, в том числе для целевого воздействия на людей с использованием психотропных и отравляющих средств. Такие организации могут использоваться как инструменты для проведения мошеннических, террористических, информационных и любых провокационных операций руками зомбированных иностранцев, формально никак не относящихся к Соединённому Королевству. А членами таких организаций, как правило, являются личности, имеющие проблемы с законом у себя на родине, и которые боятся быть выданными в страну, в которой ими были совершены противоправные действия».

Однако с учётом того, что дело о хищении из квартиры Вознесенских не было закрыто, лидерская группа предприняла изощрённую попытку избавиться от Насти. Через два месяца после выезда семьи Вознесенских из Лондона в другую европейскую страну её на улице окружили несколько «нищих», которые стали её хватать и толкать, а один плюнул ей в лицо. После этого несчастная девушка очнулась… в подмосковной Оптиной Пустыни, недалеко от прославленного монастыря (ранее в Лондоне ей внушали, что она должна будет когда-то приехать в Оптину Пустынь и убить монаха, причём конкретного. При этом ей давали почитать книгу, герой которой убил трёх монахов. Также её приучали к мысли о возможном самоубийстве, что отражено в дневниках девушки).

Очевидно, что хрупкая Настя не способна была убить человека, но сама попытка обозначала бы, что у девушки не всё ладно с головой, что решило бы проблему с закрытием дела.

По словам матери, Настю по дороге в Россию так накачали психотропами, что она едва осталась жива. «Скорее всего исполнители часть вещества просто решили употребить сами, это её и спасло», – говорит Наталья Аркадьевна.

Настя очнулась от голосов за дверью комнатушки какого-то домика, которые рассуждали о том, как лучше лишить её жизни. Девушка вылезла в окно и добежала до бензозаправки, откуда попросила позвонить родителям…

По новым обстоятельствам несколько лет длящейся истории в 2018 году пострадавшими написаны дополнительные заявления в Следственный комитет РФ. В случае официального и полного расследования это дело могло бы дать России мощный козырь в политической полемике с Западом и, в частности, Великобританией. Так почему же нет расследования дела Насти Вознесенской? Предполагаем, что у нас есть ответ. Надежда на справедливое расследование была уже в 2013 году, когда можно было разом доказать и воздействие на психику девушки-студентки, и попытки завладения недвижимостью и бизнесом, и выйти на организаторов травли. Но, увы, полиция спасовала перед громким на тот момент именем Алексея У. Из дела, открытого против Марины и её сообщниц, при действенном участии Сослана Г. и его адвоката исчезли важные обвинительные пункты. Само оно спущено на уровень участкового инспектора одного из ОВД г. Москвы, который не имеет права заниматься делами с такими составами преступлений и не имеет ни малейшего опыта работы подобного масштаба. Все процессуальные сроки нарушены. Заявления в СК остаются без ответа. Такой подход не оправдан даже в случае простого криминального дела. Однако здесь речь идёт не о вовлечении в секту и даже не о захвате бизнеса. Справедливое расследование дела Насти Вознесенской способно раскрыть большую международную сеть, жертвами которой становятся русскоязычные студенты в Великобритании (а может быть, и не только). И то, что на одном из концов этой сети оказался бывший влиятельный чиновник Алексей У., не должно становиться препятствием для работы следствия. В этой игре ставки куда выше.

КСТАТИ

По словам Насти, со студентами в Оксфорде контакты устанавливали следующие члены «организации»: братья Андрей и Артур А., примерно 90-х годов рождения. Являются координаторами общей деятельности организации в Великобритании, Европе и России. Связаны с вышестоящим руководством организации в США и Великобритании; украинка Анна М., примерно 1991 г.р., активистка, ориентированная на связь с представителями исламистских организаций. Обучалась в Вестминстерском университете. Вместе с другим членом организации, черногорцем по национальности Лукой М. (Luka M.) 1994 г.р., неоднократно выезжала в страны Ближнего Востока. Обладает полной информацией о структуре и деятельности организации; Милорад С. (Milorad S.) 1995 г.р. Имеет три паспорта – сербский, черногорский и английский. Выпускник Вестминстерского университета. Ближайший помощник Луки.

Алексей Смолов

10.09.2018 08:27

Просмотров: 3464