Почему Британия выбрала главной мишенью именно военную разведку России

ГРУбияны

Тереза Мэй обвинила в отравлении Скрипалей двух россиян. Как сообщается, они прилетели из Москвы в Лондон, после чего отправились в Солсбери, осмотрели территорию вокруг дома бывшего полковника ГРУ, а затем обработали отравляющим веществом дверную ручку его дома. При этом власти Британии уточняют, что указанные россияне являются сотрудниками ГРУ.

Откровениям британских властей посвятили публикации все мировые СМИ. В свою очередь, агентство Bloomberg, сдув нафталин с июльской публикации и привязав её к свежему инфоповоду, рассказало, что в деле Скрипалей отражается вся превратность конкуренции между российскими спецслужбами – СВР, ФСБ и ГРУ. Причём последней приписали многочисленные провалы. «Наша Версия» решила разобраться в аргументации автора публикации.

Разные спецслужбы

Основной посыл статьи Леонида Бершидского, размещённой на сайте Bloomberg: ФСБ и СВР практически не знают поражений, ибо работают чисто и «имеют безупречные послужные списки». Зато у ГУ ГШ ­– всё через пень-колоду, но при этом «ни одного офицера ГРУ не арестовали после провалов». Вот, кстати, о провалах. Наиболее значительный провал российских спецслужб за рубежом последнего времени – разоблачение ФБР сети разведчиков-нелегалов в США. В июне 2010 года по делу были задержаны 11 человек. Но эта сеть не имела никакого отношения к ГРУ – её связывали с «корректной и дипломатичной» СВР. А выдал всю сеть американцам их коллега – полковник СВР Александр Потеев. Другой недавний перебежчик, Евгений Торопов, работал в управлении внешней контрразведки СВР. Мало вам предателей-перебежчиков? Припомним ещё одного, успешно бежавшего в США полковника СВР Сергея Третьякова. Случались аналогичные неприятности и у ФСБ – скажем, с перебежчиком на Украину Ильёй Богдановым. Может, среди сотрудников ГУ ГШ тоже были перебежчики, но о них широкой общественности ничего не известно. Понятно, что на сегодняшний день для западников ветеран ГРУ Сергей Скрипаль актуальнее, нежели Анна Чапман (которая, как позже выяснилось, не имела отношения к СВР, но которую американцы тем не менее причислили к этой структуре). Но это вовсе не делает военную разведку монстрами, да ещё самыми кровожадными – из-за одного, в сущности, безобидного Скрипаля.

Раскол российских спецслужб – это о чём?

Историк спецслужб Марк Галеотти, сотрудник Института международных отношений в Праге, которого обильно цитирует Bloomberg, считает, что «название ГРУ чаще всплывает в новостях» из-за того, что военная разведка более агрессивна. Но перечислить, кого же полощут западные телеканалы, ни Галеотти, ни Бершидский не в состоянии. Приехавшие убивать Скрипаля условные Александр Петров и Руслан Боширов – сотрудники ГРУ? А где доказательства? Их нет. «Сотрудников ГРУ связывают с крушением малайзийского «Боинга», – пишет Бершидский. А кто связывает? Доказательства? Некое агентство «Инсайдер» приписывает ГРУ неудавшийся путч в Черногории – и снова бездоказательно. Даже если всё это действительно проделки ГУ ГШ, но доказательств ни у кого нет, значит, чисто работают, не даром едят свой хлеб.

Почему же боятся именно военной разведки? Не потому ли, что от них не бегут, как из СВР, и они не «коммерчески ориентированы»? В данном случае пресловутое дело Скрипалей позволило Западу соорудить на коленке ещё одно обвинение в адрес российской военной разведки лишь на том основании, что бывшие коллеги перебежчика могли возжелать его крови.

Материал Бершидского на сайте Bloomberg позиционируется как расследование «о разборках российских спецслужб». Но о разборках там нет ни слова – лишь в конце текста высказано предположение, что «раскол между спецслужбами, вероятно, сделает их уязвимыми для противников». И ГРУ, вернее, ГУ ГШ, якобы «наиболее подвержено риску», а его конкуренты «с удовольствием воспользуются моментом, чтобы сделать публичными» неудачи военной разведки. Вот, собственно, и всё «расследование». Зато там имеется примечательный пассаж Галеотти: «ФСБ неплохо доказала, что её никогда не обвиняют в том, что дела идут не так». А СВР «взяла на себя вину за неспособность российской разведки» предсказать украинские события 2014 года. «Если верить слухам, – сообщает Bloomberg, – полковник ФСБ Сергей Михайлов, арестованный в декабре 2016 года по обвинению в государственной измене, мог бы вывести американскую разведку на след русских хакеров». Но крайние – всё равно ГУ ГШ.

Кому-то на Западе очень хочется столкнуть лбами три российские спецслужбы – пусть даже в публичной плоскости. фото: РИА Новости
Конкуренция есть, но особого рода

Нет, никто не утверждает, что три российские спецслужбы не конкурируют между собой. Это тянется ещё со времён СССР. Возьмём тот же Донбасс – там в той или иной степени присутствуют все три спецслужбы. Кто сильнее? Тот, кто контролирует больше финансовых потоков. Судя по всему, это ФСБ, учитывая к тому же немалое количество их отставников, закрепившихся в ДНР – ЛНР на руководящих постах. Российская военная разведка имеет отношение к формированию боевых подразделений ополченцев? Безусловно, этого никто и не отрицает – но это те же отставники. А структуры как таковые в конфликте не задействованы. Можно, конечно, в сотый раз вспомнить, что в разведке «бывших» не бывает, но станет ли это весомым свидетельством?

Очевидно, кому-то на Западе очень хочется столкнуть лбами три российские спецслужбы – пусть даже в публичной плоскости. Текст Бершидского – такая попытка. Плохо, что нет фактуры. Её было бы больше, если бы автор изучил, скажем, схемы поставок угля из Донбасса на Украину через российскую территорию под видом топлива из ЮАР. Вот там – настоящая конкуренция, правда, ветеранская. Зато со всей атрибутикой крутого шпионского романа – и убийства там есть, и прочее разное. Но никакой реальной конкуренции у спецслужб быть не может, ибо поля их деятельности разведены в стороны (чего, кстати, так и не добились в СССР, там ведомственные интересы постоянно пересекались). ФСБ – контрразведка, борьба с терроризмом и опасными формами преступности. Плюс охрана границы. СВР – зарубежный политико-экономический шпионаж. ГУ ГШ – военная разведка и контрразведка. Все три структуры курирует непосредственно президент страны (точнее, две – как президент и одну – как верховный главнокомандующий). В СССР было по-другому: КГБ подчинялся не генсеку, формальному главе государства, а коллегиальному ЦК КПСС и правительству. А военная разведка – главе Генштаба и министру обороны. Это принципиальная разница, но на Западе, вероятно, её не распознают.

У нас хорошо, у них – плохо

«Россия зачастую выглядит страшным противником, но её разведывательное сообщество недостаточно монолитно, чтобы избежать возмутительных публичных неудач», – пишет Бершидский. А разве на Западе по-другому? Разве Центральное разведывательное управление США не конкурирует с Агентством национальной безопасности, а оба они, в свою очередь, с Федеральным бюро расследований? По идее они должны были бы координировать свою деятельность, но Белый дом разжигает и поддерживает их соперничество. В итоге, как выразился создатель «Викиликс» Джулиан Ассанж, имеет место «историческая некомпетентность в катастрофических пропорциях». Вероятно, за океаном были бы не прочь, чтобы и в российских разведывательных структурах началась борьба за влияние. Кстати, АНБ – по сути, военная разведка, замкнутая на минобороны. Но именно эта спецслужба в США – самое слабое звено. Достаточно назвать одно имя – Эдвард Сноу­ден.

Зато название у статьи Bloomberg получилось громким: «Шпионы Путина не могут даже взаимодействовать друг с другом».

КСТАТИ

По данным информаторов «Нью Йорк таймс», Сергей Скрипаль сотрудничал с испанскими спецслужбами. Консультации могли касаться борьбы с российскими ОПГ и разведками. Кроме того, Скрипаль выезжал с подобными лекциями в Чехию и Эстонию с разрешения чиновников Великобритании.

Руслан Горевой

10.09.2018 08:48

Просмотров: 5742