// // По всей строгости

По всей строгости

24
По всей строгости
В разделе

Как-то раз Московский городской суд вынес один совершенно обычный приговор. Судили двух братьев из подмосковного Нахабина — Андрея и Игоря Шарандиных. Дело это большого внимания публики не привлекло, и было забыто сразу после вынесения приговора всеми, кроме родственников осуждённых и жертв. И неудивительно, ведь приговоров, подобных этому, Мосгорсуд выносит по десятку в месяц.

Итак, братья Шарандины купили с рук пистолет системы «вальтер» и патроны к нему, после чего хладнокровно расстреляли трёх человек, по заданию которых они строили здание бани, — Виктора Куликова, Дмитрия Аминова и Дмитрия Роенко. Андрей Шарандин убил выстрелами сзади в затылок, заранее продумав и спланировав эту операцию. Суд определил корыстный умысел в действиях братьев, придя к выводу, что те просто не собирались отдавать убитым $35 тыс., которые были выделены на постройку злополучной бани, и решили действовать более практично. Суд учёл тот факт, что убийцы находились в состоянии сильного эмоционального потрясения ввиду постоянных конфликтов со своими жертвами — те требовали вернуть долг. Суд также учёл, что до сей поры братья характеризовались положительно, ранее к уголовной ответственности не привлекались и имеют на иждивении малолетних детей. Суд вынес решение о полной вменяемости подсудимых и, несмотря на то что оба брата свою вину не признали, приговорил убийцу Андрея Шарандина к 15 годам лишения свободы, а Игоря Шарандина, ему во всём помогавшего, к 8 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима. По всей строгости закона.

Как-то раз Мещанский суд столицы вынес один совершенно обычный приговор. Судили двух приятелей из Москвы — Платона Лебедева и Михаила Ходорковского. Истерия вокруг этого процесса продолжалась почти полтора года, а его итог, по всей видимости, останется в истории по соседству с делом Дрейфуса и оправданием Веры Засулич. Это и неудивительно, ведь не каждый день межрайонный суд решает судьбу самого богатого человека страны.

Повторять, за что судили Лебедева и Ходорковского, пожалуй, не стоит — за недоплату налогов можно судить почти каждого российского гражданина, и за снижение налогооблагаемой базы — подавляющее большинство российских компаний. Говорить о том, что суд счёл доводы защиты «надуманными, необоснованными и не соответствующими действительности», разумеется, тоже не стоит — учитывать мнение адвокатов никто не собирался с самого начала. Вопрос лишь в одном — «во всей строгости закона». Игорь Шарандин, не нажимавший на курок лишь по причине боязни крови, получил 8 лет колонии, Ходорковский с Лебедевым — 9. Устроить кровавую баню трём кредиторам, закопать их тела во рву, выбросить оружие в воду и скрыться от правосудия — всё это, разумеется, менее тяжко, нежели создать самую успешную российскую компанию, «оптимизируя налогообложение» точно так же, как и все вокруг. Всё это, конечно, по одной и той же строгости одного и того же закона... Или у вас есть какие-то сомнения?

Олег Братишко
Опубликовано:
Отредактировано: 13.08.2007 16:37
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх