Если бы Артём не погиб

В середине сентября у основателя нашей газеты Артёма Боровика день рождения. Если бы не авария Як-40 в хмуром мартовском небе над Шереметьево, ему бы сейчас исполнилось 58 лет. Если бы он не погиб. Своим мнением поделился журналист Рустам Арифджанов.

Мне легко представить его в 58 лет. Он и в 40 был маститым, известным, успешным, одним из лучших медиаменеджеров страны.

Я думаю, если бы Артём не погиб, холдинг «Совершенно секретно» ещё больше утвердился бы как ведущая ассоциация журналистов-расследователей страны, а не как телеканал документальных фильмов пониженной актуальности с программами для любителей ретро в стилистике 90-х и теряющая популярность газета с историческими экскурсами в сталинскую эпоху. Он нашёл бы новый поворот и новую идею.

Если бы Артём не погиб, вряд ли появилась бы сама возможность создания так называемых центров управления расследованиями, созданных для удовлетворения политико-меркантильных амбиций их владельцев. Именно ради этих интересов отправляются в далёкую и неспокойную Африку журналисты, сенсационное невозвращение которых словно было заранее спланировано. Показательно, как Боровик относился к людям, отправляемым в рискованные командировки. Вспоминаю, как он кричал на меня, после того как я подписал командировки журналистам в Чечню, когда там шли боевые действия: «Ты отправляешь людей на войну, а рассчитал, предусмотрел, придумал, как будешь их оттуда возвращать? У тебя есть миллион, чтобы выкупить их, если что, из плена? У тебя есть силы и возможность спасти их от смерти?» За себя он никогда не боялся, собой рисковал так, что отец, известный журналист-международник Генрих Боровик места себе не находил, когда от Артёма долго не было весточек из воюющего Афганистана. Он тогда написал книгу очерков, где впервые без беллетристического утапливания правды в подтексте сказал, что никакой это не внутренне политический конфликт между мракобесным духовенством азиатской страны и прогрессивными марксистско-ленинскими трудящимися, которым помогают ограниченным контингентом наши добровольцы-интернационалисты, а самая настоящая война, где наших ребят убивают.

Если бы Артём не погиб, сегодняшняя российская расследовательская журналистика выглядела бы по-другому – без натужного злопыхательства по поводу каждого действия властей, без детального копания в том, почему Шакро Молодой перестал, а Лоту Гули не стал вором № 1 в России и смотрящим всероссийского общака, а Шишкан стал.

Артём писал о другом. Он был лидером поколения новой российской журналистики, смелой, не боящейся запретных тем и новых подходов, отчаянной, громкой, но в то же время элегантной, без визга, без грязи, с чувством самоуважения и уважения к читателю и зрителю. Это было время красивых людей. Поколение Владислава Листьева, Александра Любимова, Анны и Александра Политковских, Дмитрия Захарова и Владимира Мукусева, Юрия Щекочихина, поколение Евгения Додолева, Владимира Яковлева, Дмитрия Лиханова и Дмитрия Холодова.

Если бы Артём был жив, наш мир и российская журналистика, может быть, и не перевернулись бы, но, конечно же, были бы чуточку благороднее, романтичнее. И красивее.

Рустам Арифджанов

10.09.2018 08:31

Просмотров: 1248