// // Почему британские власти не вводят санкции на продажу адвокатских услуг российским компаниям

Почему британские власти не вводят санкции на продажу адвокатских услуг российским компаниям

2868

Юриспруденция на экспорт


Фото: https://www.burfordcapital.com/directory/michael-redman/
В разделе

6 июня в Москве пройдет очередная специализированная конференция «Взыскание долгов в международных спорах», организованная российской Арбитражной ассоциацией. Примечательно, что большинство спикеров, чьи имена представлены на сайте ассоциации, иностранцы, а точнее, граждане одной страны – Великобритании. Это своего рода наглядное подтверждение давно очевидного засилья британских юристов в российском правовом поле. А если взять процессы с участием крупнейших компаний, включая госкорпорации, то впору говорить о монополии, а также – серьёзной угрозе национальной безопасности России.

Юридические услуги – одна из немногих статей британского, можно сказать, экспорта в Россию, не попавших под санкции и, судя по всему, надежно от этого застрахованных. Если посмотреть на заголовки корпоративных новостей хотя бы последних трех лет, создастся впечатление, что арбитражная система в нашей стране – это что-то вроде резервного полигона, на котором решаются незначительные местечковые споры. Главные же иски, цены которых исчисляются миллиардами долларов, рассматриваются почему-то непременно в судах Её Величества. Например: «ВТБ добился в Высоком Суде Лондона заморозки активов Антипинского НПЗ», «Суд Лондона арестовал яхту Фархада Ахмедова», «В Лондоне судом заморожены активы экс-владельцев «Промсвязьбанка», «В Лондоне решается спор между Орловым и Тугушевым по поводу доли в Norebo стоимостью 1,2 млрд фунтов»… Ну, и так далее, не говоря о процессах, которые впору уже вписывать в учебники российской истории: Дерипаска против Абрамовича по «Норникелю», Черной против Дерипаски, покойный ныне Березовский – против всех.

Надо заметить, что далеко не всегда стороны подобных процессов являются резидентами Соединенного Королевства или подвластных ему территории. Нередко истцу или ответчику (или обоим дружно) приходится искать формальные основания для перевода спора под юрисдикцию британских судов. Как это было, в частности, при подготовке иска по рыболовецкой компании Norebo, базирующейся в Мурманске: истцу Александру Тугушеву с помощью мегадорогих адвокатов и частных детективов пришлось по крупицам собирать доказательства того, что его оппонент Виталий Орлов имеет недвижимость и фактически проживает в Англии, хотя остается налоговым резидентом России. Судья Высокого суда Англии и Уэльса по фамилии Карр в конце концов приняла эти доказательства, постановив, что суд «обладает юрисдикцией для рассмотрения дела двух российских бизнесменов, оспаривающих предполагаемую долю в рыболовном бизнесе стоимостью 1,2 млрд фунтов стерлингов», – сообщает британская The Law Society Gazette.

Поему же британские суды «мёдом намазаны» для наших бизнесменов? Причин этому несколько. Первая, и, наверное, самая «респектабельная» – особая система британского правосудия, базирующегося на прецедентном праве. То есть, условно говоря, если английский адвокат раскопает в пыльных архивах материалы процесса 1684 года, в котором рыбак из Портсмута Джон отсудил часть улова у рыбака Билла, то этот прецедент может лечь в основу современного вердикта по Norebo. Без особых поправок на актуальность, как это принято в других европейских, а также в российских судах. Дело за малым: найти местного юриста, имеющего доступ к подобных архивам и заплатить ему за эту работу несколько десятков, а то и сотен миллионов фунтов.

По теме

Отсюда следует вторая, и, наверно, главная причина привлекательности британского правосудия для русских олигархов: де-факто всё там решают деньги. Кто заплатит больше, у того больше шансов предъявить суду нужную историю «Джона и Билла». Поэтому многолетние процессы в британских судах – это по сути битва кошельков, возможность не только отсудить некую материальную ценность, но и «вымотать» оппонента, добиваться бесконечных блокировок его активов и счетов по всему миру и, в конечном счете, довести до банкротства. Как это случилось незадолго до загадочной смерти с могущественным некогда олигархом Борисом Березовским.

И наконец, третья причина, которой так любят кичиться сами британские законники – абсолютная независимость их правосудия от каких-либо властей: законодательной, исполнительной, даже от воли монарха. Так якобы устроено британское правосудие на протяжении последних пяти веков. При этом поверить в незыблемость указанного принципа отчаянно мешает причина вторая – деньги. Ведь если нужный вердикт в Высоком Суде Лондона, по сути, можно купить, потратившись на самых дорогих адвокатов, при этом как явным, так и тайным покупателем может выступить кто угодно – бизнесмен, парламентарий, чиновник, другой юрист, – о какой независимости может идти речь?

Очевидно, это обстоятельство стало главным поводом к недавнему резкому выступлению английского колумниста Ника Коэна в The Guardian. Он, отмечая сверхактивное сотрудничество британских юристов из топ-списка с российскими олигархами, назвал это «грязным бизнесом, который не остановится ни перед чем ради жирных комиссий». Судебно-инвестиционные фирмы и адвокатские конторы Великобритании – такие как Burford Capital, PCB Litigation, Linklaters – журналист сравнивает чуть ли не с мировыми наёмниками, которые помогают режимам «мафиозных стран».

В качестве примера Коэн приводит размер среднего, по одному лишь году, вознаграждения, которое получил каждый из 40 партнёров известной адвокатской конторы Linklaters за участие в «русских делах» – 1,57 млн фунтов! При этом тон самого журналиста трудно назвать корректным: он очевидно захлёбывается в антироссийской истерии. «Linklaters, – пишет Коэн, – решили, что ни покушение на Скрипалей, ни сбитый Россией боинг MH17, ни её соучастие в преступлениях против человечности в Сирии, ни аннексия Крыма, ни вторжение в Украину, ни поддержка крайне правых сил в Европе, ни вмешательство России в демократические выборы на Западе и подавление демократии у себя в стране никоим образом не обязывают Linklaters отвечать на вопросы о своих отношениях с Москвой». По сути, журналист, перечисляя все смертные грехи, приписываемые России западными политиками, призывает правительство Великобритании наложить санкции на продажу адвокатских услуг российским клиентам.

Удивительно просто, как осведомленность Коэна о размерах гонораров уживается в нём с такой детской наивностью… Впрочем, нельзя не отметить и смелость The Guardian, посягнувшей не только на интересы бизнеса от юриспруденции, но и на интересы британских спецслужб.

И вот здесь возникают вопросы уже к спецслужбам российским: как так получается, что вражеские резиденты (не будем лукавить и обманывать самих себя: холодная война ведь уже идёт) спокойно копаются в «белье» нашей экономики, крупнейших частных и государственных корпораций, имеющих отношение, в том числе, к оборонной промышленности? Не пора ли ввести санкции с нашей стороны – не в порядке симметричного ответа, а, так сказать, на опережение?

Поскольку запрета на адвокатскую практику в интересах клиентов из России со стороны британских властей мы вряд ли когда-нибудь дождёмся. Не дураки же они, чтобы перекрывать себе такой канал информирования (о чем не подумал романтик-либерал Ник Коэн).

Если подробно изучить список приглашенных спикеров на предстоящей московской конференции, можно сделать немало интересных открытий. Например, среди них есть директор крупнейшей судебно-инвестиционной компании Burford Capital Майкл Редман. Об этом юристе известно, что раньше он возглавлял московский офис американской компании Diligence International LLC, главой консультативного совета которой был экс-директор ЦРУ и ФБР Уильям Уэбстер. То есть, мог работать практически неприкрытым резидентом американской разведки, а вот теперь, видите, – почетный гость престижно арбитражной конференции. Бизнес Burford Capital строится на том, чтобы вкладывать деньги в чужие судебные иски с многомиллионными претензиями и, выигрывая эти процессы, забирать часть отсуженного в качестве комиссии. Правда, случаются и проколы: недавно адвокаты Burford, по всем признакам, с треском провалили защиту бывшей жены миллиардера Фархада Ахмедова, сами «попали» под встречный иск, в результате чего контора оказалась на грани краха. Её акции на фондовом рынке рухнули сразу на 20%, что привело к публичным протестам акционеров.

По теме

Есть в этом списке и партнёр фирмы Linklaters, удостоившейся столь нелестных характеристик от газеты The Guardian у себя на родине. Есть и Стивен Филлипсон – партнёр адвокатской конторы PCB Litigation, известной в России по нескольким резонансным процессам. В частности, банк ВТБ с помощью PCB Litigation добился ареста в Италии виллы, принадлежащей основателю группы компаний САХО Павлу Скурихину – старому должнику банка. Еще одно громкое дело было связано с хищением из «Банка Москвы» 11 млрд руб., выделенных в качестве кредита на строительство Алабяно-Балтийского тоннеля в Москве. Деньги нашлись «конвертированными» в английскую, итальянскую и дубайскую недвижимость бывшего собственника строительной корпорации НПО «Космос» Андрея Чернякова, которая и была арестована.

Услуги британских юристов запредельно дороги: нередки случаи, когда их комиссии доходят до 60% от сумм сопровождаемых исков. Исходя из этого, можно предположить, что вознаграждения, полученные британскими юристами только от этих двух процессов, составили не менее 1 млрд фунтов. Это могут быть деньги, которые российский заказчик (а в случае с исками ВТБ, вероятно, и – госкорпорация) заплатил конторе, которую СМИ неоднократно связывали с интересами британской разведки MI6, да и вообще – представителям откровенно недружественной по отношению к России страны. Деньги, которые теоретически вполне могли бы заработать российские юристы.

По данным государственной статистики, ежегодные доходы казны Её Величества от налогов, выплачиваемых фирмами, оказывающими юридические услуги, превышают 32 млрд фунтов стерлингов. Целая армия юристов – судьи, барристеры, адвокаты, эксперты, консультанты и пр. – поддерживает эту гигантскую сервисную махину, один из столпов британской экономики. И значительный вклад в её функционирование вносят, как ни печально, россияне – и корпорации, и просто состоятельные люди.

Пожалуй, это и есть ответ на вопрос, почему юриспруденция сегодня стала едва ли не важнейшей статьей экспорта Соединенного Королевства. Экспорта, который нацелен, в первую очередь, на Россию, и которому не грозят никакие санкции. Во всяком случае, пока эти санкции не примет российская сторона.

Но вместо этого мы снова зовем авторитетных британских юристов в Москву – вроде как делиться секретами арбитражной практики. На самом же деле – откровенно рекламировать свои услуги.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 04.06.2019 20:30
Комментарии 1
Еще на сайте
Общероссийская газета независимых журналистских расследований «Наша версия» Газета «Наша версия» основана Артёмом Боровиком в 1998 году как газета расследований. Официальный сайт «Нашей версии» публикует материалы штатных и внештатных журналистов газеты и пристально следит за событиями и новостями, происходящими в России, Украине, странах СНГ, Америке и других государств, с которыми пересекается внешняя политика РФ.
Наверх