// // Можно ли уберечь мир от нового витка глобальной рецессии

Можно ли уберечь мир от нового витка глобальной рецессии

5588

Ловушка Фукидида

В разделе

Есть три негативных шока, которые могут спровоцировать глобальную рецессию к 2020 году. Все они отражают политические факторы, влияющие на международные отношения: два связаны с Китаем, и Соединенные Штаты находятся в центре каждого. Более того, ни один из них не подвластен традиционным инструментам антициклической макроэкономической политики.

Первый потенциальный шок связан с китайско-американской торгово-валютной войной, которая усилилась, когда администрация президента США Дональда Трампа пригрозила дополнительными тарифами на китайский экспорт, и формально назвала Китай валютным манипулятором. Второй касается медленной назревающей холодной войны между США и Китаем из-за технологий. В соперничестве, которое имеет все признаки «ловушки Фукидида», Китай и Америка борются за господство над отраслями будущего: искусственный интеллект (ИИ), робототехника, 5G и так далее. США поместили китайского телекоммуникационного гиганта Huawei в список организаций, представляющих угрозу национальной безопасности. И хотя Huawei получила временные льготы, позволяющие ей продолжать использовать американские компоненты, администрация Дональда Трампа объявила, что добавляет в этот список еще 46 филиалов Huawei.

Третий серьезный риск связан с поставками нефти. Хотя цены на нефть в последние недели упали, а рецессия, вызванная торговой, валютной и технологической войной приведет к падению спроса на энергоносители и снижению цен, конфронтация Америки с Ираном может иметь противоположный эффект. Если это противостояние перерастет в военный конфликт, мировые цены на нефть могут резко возрасти и вызывать рецессию, как это произошло во время предыдущих конфликтов на Ближнем Востоке в 1973, 1979 и 1990 годах.

Все три из этих потенциальных шоков будут иметь стагфляционный эффект, увеличивая цены на импортируемые потребительские товары, промежуточные ресурсы, технологические компоненты и энергию, одновременно уменьшая выпуск продукции и нарушая глобальные цепочки поставок. Хуже того, китайско-американский конфликт уже подпитывает более широкий процесс деглобализации, потому что страны и фирмы больше не могут рассчитывать на долгосрочную стабильность этих интегрированных цепочек создания стоимости. По мере того как торговля товарами, услугами, капиталом, рабочей силой, информацией, данными и технологиями сокращается, глобальные производственные издержки будут расти во всех отраслях.

Более того, торгово-валютная война и конкуренция за технологии будут усиливать друг друга. Рассмотрим случай с Huawei, который в настоящее время является мировым лидером в производстве оборудования для сетей стандарта 5G. Эта технология скоро станет стандартной формой подключения для наиболее важной гражданской и военной инфраструктуры, не говоря уже об основных потребительских товарах, которые связаны через появляющийся интернет вещей. Наличие чипа 5G означает, что все, от тостера до кофеварки, может стать устройством для прослушивания. Из этого следует, что если Huawei воспринимается как угроза национальной безопасности, то и тысячи китайских экспортеров потребительских товаров будут восприниматься так же.

Легко представить, как сегодняшняя ситуация может привести к полномасштабному подрыву открытой глобальной торговой системы. Таким образом вопрос заключается в том, готовы ли политики к устойчивому или даже постоянному негативному шоку предложения.

По теме

После стагфляционных потрясений 1970-х годов чиновники отреагировали ужесточением денежно-кредитной политики. Однако сегодня крупные центральные банки, такие как ФРС США, уже проводят смягчение монетарной политики, поскольку инфляция и инфляционные ожидания остаются низкими. Любое инфляционное давление, вызванное нефтяным шоком, будет восприниматься центральными банками как просто влияние уровня цен, а не как постоянный рост инфляции.

Со временем отрицательные шоки предложения также становятся временными отрицательными шоками спроса, которые снижают как рост, так и инфляцию, негативно сказываясь на потреблении и капитальных затратах. Действительно, в нынешних условиях капитальные расходы корпораций США и мира серьезно снижены из-за неопределенности относительной вероятности, серьезности и продолжительности трех потенциальных шоков.

На самом деле, поскольку компании в США, Европе, Китае и других частях Азии обуздали капитальные затраты, глобальный сектор технологий, производства и промышленности уже переживают рецессию. Единственная причина, по которой это еще не привело к глобальному спаду, заключается в стабильно высоком потреблении. Если в результате какого-либо из этих отрицательных шоков цены на импортные товары продолжат расти, то реальный (с поправкой на инфляцию) рост располагаемого дохода домашних хозяйств окажется под ударом, равно как и доверие потребителей, что может привести к рецессии мировой экономики.

Учитывая потенциал отрицательного совокупного спроса в краткосрочной перспективе, центральные банки имеют право смягчать политику ставок. Но фискальные политики также должны готовить аналогичные краткосрочные ответные меры. Резкое снижение темпов роста и совокупного спроса потребовало бы антициклического смягчения налогово-бюджетной политики, чтобы не допустить усугубления рецессии.

В среднесрочной перспективе, однако, оптимальным ответом было бы не приспособление к отрицательным шокам предложения, а скорее приспособление к ним без дальнейшего ослабления. В конце концов негативные шоки предложения от торговой и технологической войны будут более или менее постоянными, как и сокращение потенциального роста. То же самое относится и к брекзиту: выход из Европейского Союза вызовет у Соединенного Королевства постоянный отрицательный шок предложения и, таким образом, надолго снизит потенциальный рост.

Такие шоки не могут быть обращены вспять с помощью денежно-кредитной или налоговой политики. Несмотря на то, что ими можно управлять в краткосрочной перспективе, попытки постоянного их размещения в конечном итоге приведут к тому, что как инфляция, так и инфляционные ожидания значительно превысят целевые показатели центральных банков. В 1970-х центральные банки перенесли два крупных нефтяных шока. Результатом стал постоянный рост инфляции и инфляционных ожиданий, неустойчивый дефицит бюджета и накопление государственного долга.

Наконец, существует серьезная разница между глобальным финансовым кризисом 2008 года и негативными шоками предложения, которые могут сегодня ударить по мировой экономике. Поскольку первое явление было в основном крупным отрицательным шоком совокупного спроса, который подавлял рост и инфляцию, оно было соответствующим образом встречено денежно-кредитным и бюджетным стимулированием. Но на этот раз мир столкнется с устойчивыми негативными потрясениями, связанными с поставками, которые потребуют совершенно иной реакции в среднесрочной перспективе. Попытка устранить ущерб с помощью бесконечных денежных и налоговых стимулов не является разумным вариантом.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 27.08.2019 18:00
Комментарии 0
Общероссийская газета независимых журналистских расследований «Наша версия» Газета «Наша версия» основана Артёмом Боровиком в 1998 году как газета расследований. Официальный сайт «Нашей версии» публикует материалы штатных и внештатных журналистов газеты и пристально следит за событиями и новостями, происходящими в России, Украине, странах СНГ, Америке и других государств, с которыми пересекается внешняя политика РФ.
Наверх