// // Может ли Рустэм Магдеев стоять за информационной атакой на партнера?

Может ли Рустэм Магдеев стоять за информационной атакой на партнера?

25461

Операция «очернение»

В разделе

«Наша Версия» подробно рассказывала о конфликте между Рустэмом Магдеевым и Эмилем Гайнуллиным вокруг банкротства кипрской компании Equix Group Ltd. Речь идёт о фирме, которую Магдеев и Гайнуллин учредили в 2015 году, и которая управляла бутиком Graff Diamonds в городе Лимасол. Подробности отношений Магдеева и Гайнуллина за пределами их проекта на Кипре оставались вне публичного поля. Похоже, что теперь этот пробел исчез. В истории бутика Графф на Кипре появилась новая фигура – Михаил Опенгейм.

Наши коллеги рассказали о вероятных обстоятельствах знакомства двух предпринимателей и предпосылках скандала на Кипре. Мы не можем слепо довериться публикации «Мосмонитора». Но если приведённые в ней сведения являются правдой, то многое в этой истории встаёт на свои места. По данным издания, именно Магдеев может стоять за масштабной информационной атакой на своего бывшего партнёра.

Как пишет «Московский монитор», Эмиль Гайнуллин и Рустэм Магдеев могли познакомиться в 2013 году при посредничестве некоего Антона Устинова – бывшего чиновника, который сегодня занимает пост председателя правления одной крупной компании. Знакомство это якобы состоялось на одной из закрытых вечеринок в центре Москвы – одной из тех, где крупные бизнесмены и высокопоставленные госслужащие собирались, чтобы отдохнуть в приятном женском обществе. Обстановка на таких вечеринках располагает к установлению доверительных отношений. При этом уже тогда, как утверждает «Мосмонитор», Рустэм Магдеев имел вполне конкретный план относительно денег своего нового знакомого.

Господин Гайнуллин на тот момент был руководителем и одним из акционеров компании «Подводтрубопроводстрой» – крупного подрядчика российских нефтяных компаний. ПТПС и сегодня участвует в создании инфраструктуры «Газпрома» и «Транснефти». В 2015 году Эмиль Гайнуллин покинул руководство компании вышел из состава её акционеров. Однако развернувшаяся в отношении него информационная атака легко может ударить не только по бизнесу «Подводтрубопроводстроя», но и по финансовому состоянию заказчиков этой компании. Как будто инициатор этой пиар-войны хочет подвести ПТПС под западные санкции. Не будем забывать, что поговорка «кому – война, а кому – мать родна», она именно про бизнес, а вовсе не про политику.

Но вернёмся в 2013 год, когда никаких санкций и в помине не было. Если верить публикации «Мосмонитора», некий Устинов и Магдеев уговорили Эмиля Гайнуллина перевести счета ПТПС в структуры подмосковного «Промсбербанка». С владельцами этой кредитной организации Рустэма Магдеева якобы уже тогда связывало давнее «сотрудничество», заключавшееся в представительстве интересов банкиров в государственных органах. Мы не знаем, какими аргументами Гайнуллина убедили перевести денежные потоки крупной компании в не самый известный банк. Но понятно, что любой предприниматель ищет учреждение, которое может оперировать деньгами быстро и без лишнего шума.

Так и или иначе, пишут наши коллеги, через «Промсбербанк» Магдеев и некий Устинов получили «возможность следить за движением средств ПТПС и, соответственно, накапливать крайне чувствительную для Эмиля Гайнуллина информацию, которую в дальнейшем они могли использовать для примитивного шантажа». Но план у них, по-видимому, был более тонким – убедить «клиента» инвестировать деньги в некий крупный проект, а по факту – положить их себе в карман. Именно таким проектом, если верить «Мосмонитору» и стала кипрская Equix Group Ltd с её эксклюзивными бутиками в Лимасоле.

По теме

Ключевым фактором, побудившим Гайнуллина к участию в этом деле, стало его знакомство с одним британским бизнесменом российского происхождения, который, в свою очередь состоял в доверительных отношениях с той самой семьёй Графф. Именно этот человек, который, вероятно, не был осведомлён о плане Рустэма Магдеева и сам стал его жертвой, в 2014 году уговорил Эмиля Гайнуллина и партнёров вложить в Equix Group Ltd порядка 100 млн долларов.

В 2015 году Рустэм Магдеев решил вывести из компании свои инвестиции. По данным «Мосмонитора», речь идёт о 50 млн долларов, основная часть которых принадлежала «бывшему шефу Магдеева, руководителю одной из богатейших российских регионов, который, доверив их в управление своему верному помощнику, даже не подозревал, что они размещены в бриллиантах и часах Graff». По-видимому, речь здесь идёт о главе Татарстана Рустаме Минниханове, советником которого господин Магдеев официально значился несколько лет назад.

Впрочем, по информации сетевого издания «Правда.Ру», в реальности за инвестициями Рустэма Магдеева и Эмиля Гайнуллина в Equix Group Ltd могли стоять лица, находящиеся под американскими санкциями. В поддержку этой версии издание указывает на следующее обстоятельство. Кипрская компания, созданная героями этой статьи владела художественной галереей, привилегированным акционером которой, в свою очередь, была дочь влиятельного российского финансиста и коллекционера современного искусства. Речь идёт о Михаиле Опенгейме, которого считают близким к ряду персон, попавших под санкционное давление.

Как бы то ни было, по информации наших коллег из «Московского монитора», «схема» Магдеева на Кипре дала сбой. В значительной степени провал был обусловлен тем противодействием, которое начал оказывать казанскому комбинатору тот самый британский предприниматель. Информационная атака против него оказалась безуспешной, она лишь стала поводом для серии судебных процессов в Великобритании и на Кипре. Весьма вероятно, что после этих неудач Рустэм Магдеев и некий Антон Устинов решили переключиться на Эмиля Гайнуллина и пустили в ход информацию, которую они собрали в ходе сотрудничества «Подводтрубопроводстроя» с «Промсбербанком». Вполне обыденные транзакции были объявлены попытками ухода от налогов. Затяжной характер судебных дел явно не входил в планы ни одной из сторон. Зато все больше информации о действиях всех участников становится известно прессе. Порой в публичном поле подобные конфликты вскрывают крайне важные моменты, которые позже дают базу для расследований в отношении крупных политических фигур и корпораций.

Похоже, что это не единственная манипуляция российским правосудием со стороны господина Магдеева. Казанскому дельцу удалось использовать судебные инстанции и Роскомнадзор для блокировки разоблачительных публикаций в СМИ. Эту историю мы тоже подробно рассказывали. С подачи Рустэма Магдеева Роскомнадзор заблокировал десятки статей, посвящённых его деятельности. В них говорилось не только о его противостоянии с бывшими партнёрами по Equix Group Ltd, но и об участии господина Магдеева в «шпионском» скандале вокруг ОКБ им. Симонова и его взаимоотношениях с лидерами различных группировок.

Блокировка статей происходила на основании неких «судебных решений» по искам, в которых редакции заблокированных сайтов никак не фигурировали. Рустэм Магдеев не предъявлял им никаких претензий, суды выносили решения о блокировке в качестве обеспечительных мер в рамках разбирательств казанского бизнесмена с совершенно другими организациями. «Версия» и портал «Право.Ру» доказали судам, что их публикации о Магдееве с помощью обеспечительных мер были заблокированы незаконно, эти материалы вернулись в публичный доступ.

Если события, о которых сообщил «Московский монитор», имели место и заказчиком информационной атаки на Эмиля Гайнуллина действительно является Рустэм Магдеев, то можно предположить, что довольно скоро он потеряет поддержку своего покровителя. Грязные методы борьбы сегодня не приветствуются ни в бизнесе, ни во власти. Что, если Минниханов испугается «слива» со стороны своего неформального советника?

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 25.03.2019 15:32
Комментарии 0
Еще на сайте
Общероссийская газета независимых журналистских расследований «Наша версия» Газета «Наша версия» основана Артёмом Боровиком в 1998 году как газета расследований. Официальный сайт «Нашей версии» публикует материалы штатных и внештатных журналистов газеты и пристально следит за событиями и новостями, происходящими в России, Украине, странах СНГ, Америке и других государств, с которыми пересекается внешняя политика РФ.
Наверх