// // Какие погромы устраивали советские граждане

Какие погромы устраивали советские граждане

2338

"Бей их, освобождай арестованных!"

2
В разделе

Акции против строительства храма на месте сквера в Екатеринбурге вызвали резкую реакцию у тех, кто привычно видит в любых протестах «руку Госдепа» и «репетицию майдана». Предметом особого недовольства стали попытки манифестантов противостоять силовикам, в связи с чем многие традиционно отметили, что в СССР никто бы и не подумал поднимать руку на милиционера.

Однако история показывает, что в сравнении с погромами, которые регулярно устраивали советские граждане, нынешние екатеринбургские события выглядят словно драка в детской песочнице.

Бросание яиц и бутылок, скандирование обидных речёвок, прыжки на месте – все эти нынешние формы протеста меркнут перед тем, что ежегодно происходило в городах СССР начиная с середины 50-х. Причины были разные, в том числе и бытовые. Однако каждый из этих случаев показательно демонстрирует, что простые граждане СССР вовсе не так уж любили советскую власть и её представителей, как это принято считать.

Анархия в Темиртау

В середине 50-х в стране развернулись масштабные промышленные стройки. Они требовали тысяч рабочих рук, отчего на возведение будущих гигантов индустрии двинулось множество людей. Одни ехали по своей воле, воодушевлённые комсомольской романтикой, другие тянулись за длинным рублём, третьих государство направляло на трудовое перевоспитание. Понятно, что ужиться друг с другом все эти люди могли с трудом. Учитывая же, что стройки зачастую велись в чистом поле без минимальных бытовых удобств, каждая из них представляла гремучую смесь, готовую взорваться из-за малейшей искры.

Апофеозом стало ЧП, произошедшее в августе 1959 года в Темиртау, где строился металлургический комбинат. «2000 приезжих были размещены в брезентовых палатках. Многие палатки были порваны и протекали, – описывает Владимир Козлов в своей книге «Неизвестный СССР». – Были случаи, когда люди в пище находили червей, ели тухлое мясо, испорченные продукты. Начальство не только не хотело или не умело улучшить положение дел, но отказывалось даже выслушивать претензии. Жалобщиков грубо выгоняли из кабинетов, а у некоторых руководителей в приёмных рядом с обычными секретаршами сидели ещё и дружинники, которые просто не пускали рабочих на приём».

Вскоре на стройку прибыли строители из Болгарии. Для иностранцев тут же создали все условия, заставив рабочих ждать, пока гости поедят. Это моментально вызвало волну возмущения, которое переросло в погром. Для начала толпа разгромила столовую. На следующее утро стало известно, что милиция задержала некоторых погромщиков. Среди строителей было немало лиц с судимостью – они тут же призвали всех идти освобождать задержанных. Погромщики ворвались в здание горотдела, выставив ультиматум: если «корешей» не отпустят – милицию взорвут к такой-то матери, взрывчатки на производстве хватает. Требование пришлось выполнить. После этого воодушевлённая толпа пошла громить здание треста, а потом совершила налёт на универмаг.

«Хулиганы имели охотничьи ружья и стреляли в солдат и милиционеров. Кроме того, участники беспорядков напали на склад, захватили две винтовки и взрывчатку, – пишет Владимир Козлов. – В ночь на 3 августа нападению был подвергнут рынок. Под утро загорелись здание столовой и овощной ларёк. Погромы, разрушения и поджоги сопровождались нападениями на военнослужащих, сотрудников милиции и дружинников».

Анархия в Темиртау царила в течение пяти дней. Затем в город ввели войска. Сдаваться бунтовщики не согласились – в ходе подавления беспорядков 109 солдат и офицеров получили ранения, в том числе 32 из огнестрельного оружия. Среди погромщиков было убито 11 и ранено 32 человека, 190 активных зачинщиков нападений задержали и судили. Показательно, что большинство из них были не старше 21 года, а примерно половина – члены ВЛКСМ.

По теме

«Власть народная, а народ расстреливают!»

С наступлением 60-х лучше не стало. В январе 1961 года полыхнуло в Краснодаре. Рядовой Василий Грень ушёл в самоволку, заодно прихватив с собой для продажи казённое бельё. На рынке его заметил комендантский патруль. Греня попытались задержать, однако толпа неожиданно дала патрулю отпор, не позволяя «обижать солдатика». Кое-как нарушителя дисциплины посадили в машину и увезли в комендатуру. Что последует за этим, никто предположить не мог. Моментально родился слух о том, что при задержании «солдатику» сломали руки и ноги, после чего толпа принялась избивать представителей власти – дружинников, милиционеров и военных. В итоге колонна погромщиков числом до 3 тыс. (!) человек прошла по главной улице города к комендатуре. По приказу офицеров Грень вышел к толпе продемонстрировать, что он жив и здоров. Однако теперь едва не досталось и ему – погромщики кричали, что «солдатика» подменили. Заодно прозвучали призывы «смести советскую власть, устроить здесь вторую Венгрию». После того как бунтовщики разбили в комендатуре окна и попытались взять здание штурмом, военные открыли огонь. В итоге был убит семнадцатилетний десятиклассник. Пролившаяся кровь стала катализатором. Неся впереди труп, колонна прошла к зданию крайкома партии, где произошёл массовый митинг. «Власть народная, а народ расстреливают!» – обратился к собравшимся отставной майор Николай Малышев.

Жители сначала забросали окна суда камнями, затем взяли здание штурмом, после чего подожгли

Волнения в Краснодаре продолжались двое суток, постепенно сойдя на нет. Однако период спокойствия оказался недолгим. Летом 1961 года, когда страна ещё вовсю радовалась полёту Гагарина, во Владимирской области, городе Муроме, произошло куда более масштабное ЧП. Как водится, повод возник на ровном месте. Рабочий с местного завода Костиков, напившись до чёртиков, попытался влезть в кузов движущегося грузовика и сорвался. В этот момент мимо проезжал начальник городской милиции. Увидев лежащее в крови тело, он, вместо того чтобы отправить окровавленного пьянчугу в больницу, приказал доставить его в отделение для протрезвления. Не получив медпомощи, к утру Костиков скончался.

Моментально по городу поползли слухи: «менты» забили до смерти рабочего. В Муром традиционно ссылали из Москвы судимых и нарушителей порядка, так что отношение к милиции здесь было специфическое. 30 июня во время похорон Костикова часть шедших в колонне вместо кладбища двинулись к горотделу милиции. В окна полетели камни, несколько машин оказались перевёрнуты. Вскоре прозвучал призыв: «Бей их, освобождай арестованных!» Толпа ворвалась в здание – все находившиеся там милиционеры были избиты, мебель разрублена топорами, сейфы с документами выброшены на улицу, служебное оружие похищено. Затем погромщики взломали двери КПЗ, выпустив задержанных, и подожгли горотдел. Прибывшим пожарным просто не позволили развернуть шланги.

Порядок в Муроме удалось восстановить только после того, как в город вошли две роты солдат. Наиболее активных зачинщиков погрома арестовали, троих из них суд показательно приговорил к смертной казни. Однако пока следователи собирали материалы, аналогичный погром произошёл в другом городе Владимирской области – Александрове. При этом точь-в-точь повторился краснодарский сценарий. Майор милиции остановил на улице двух пьяных солдат, прохожие вступились за служивых. Дальше всё было как в Муроме. Крича, что в милиции избили солдат, толпа штурмом взяла горотдел, разгромила кабинеты и подожгла здание. После погромщики двинулись брать местную тюрьму. Опасаясь, что на свободе могут оказаться находящиеся в камерах преступники, охрана открыла огонь. Но даже вид крови (4 человека были убиты, 11 ранены) не остановил нападающих. Лишь после того как в город прибыли части дивизии имени Дзержинского, беспорядкам удалось положить конец.

Судья сгорела в огне

Похожие случаи происходили впоследствии практически каждый год. Причём объектом недовольства становилась не только милиция. В 1967 году в Степанакерте, после того как суд вынес удивительно мягкий приговор убийцам ребёнка, горожане напали на конвой, отбили осуждённых и сожгли их прямо на улице. Всё это переросло в крупные беспорядки, участие в которых приняло до 2 тыс. человек. Спустя три месяца такая же история случилась в белорусском Слуцке. Решив, что суд чрезмерно благожелательно относится к обвиняемому в убийстве партийному чиновнику, местные жители сначала забросали окна суда камнями, затем взяли здание штурмом, после чего подожгли его, блокировав пожарные машины. В огне погибла судья.

Бунтовали не только советские граждане, но и иностранцы. В 1965 году в самом центре Москвы произошло то, чего никто не мог представить, – советским милиционерам пришлось жёстко разгонять несколько сотен вьетнамских студентов, устроивших митинг у стен посольства США. Поводом для стихийной демонстрации стала высадка американских солдат во Вьетнаме. Сначала вьетнамцы просто шумели, затем в здание полетели снежки и куски льда. Возникла патовая ситуация: не обращать на происходящее внимание невозможно – возникнет дипломатический скандал. Разогнать вьетнамцев – западная пропаганда тут же с удовольствием распишет, как советы арестовывают своих союзников. В итоге к месту событий всё же была направлена конная милиция. Однако вьетнамцы отказались расходиться, принявшись забрасывать льдом уже милиционеров. С трудом, не применяя силы, их оттеснили с глаз долой. О том, понёс ли кто-то наказание, неизвестно.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 27.05.2019 14:45
Комментарии 0
Общероссийская газета независимых журналистских расследований «Наша версия» Газета «Наша версия» основана Артёмом Боровиком в 1998 году как газета расследований. Официальный сайт «Нашей версии» публикует материалы штатных и внештатных журналистов газеты и пристально следит за событиями и новостями, происходящими в России, Украине, странах СНГ, Америке и других государств, с которыми пересекается внешняя политика РФ.
Наверх