// // Как Великобритания пытается покрывать расходы на Brexit за счет россиян

Как Великобритания пытается покрывать расходы на Brexit за счет россиян

12814

Колониальное право на службе «стервятников правосудия»

2
В разделе

Начало недели ознаменовалось рекордным падением курса британской валюты: 29 июля фунт по отношению к доллару достиг минимума с февраля 1985 года. Причиной «черного понедельника» аналитики называют провозглашенный Борисом Джонсоном курс на «жесткий Brexit». Очевидно, что разрыв с Евросоюзом обойдётся Великобритании в десятки миллиардов фунтов.

В такой ситуации востребованы все способы покрытия убытков, так что теперь британские власти будут с особым усердием «трясти» в том числе и тех, кого раньше встречали с распростертыми объятьями – русских олигархов. Важной статьей доходов британской казны останутся также судебные процессы с участием российских корпораций, и здесь уже руководству страны впору задуматься о национальной безопасности.

В прошлом году суды Великобритании выдали первые ордера на арест домов, квартир и других активов, принадлежащих выходцам из России. Пресса тогда дружно связывала это с «делом Скрипалей», объясняя действия британских властей исключительно жаждой мести. При этом никто почему-то не вспомнил, что закон, развязавший руки судьям, органам финансового контроля и судебным приставам, был принят ещё летом 2017 года, а начал действовать с 1 января 2018 г. То есть, когда бывший офицер ГРУ еще спокойно гулял по улицам Солсбери, а слово novichok знали разве что редкие преподаватели русского языка в британских университетах, причем в его исконном значении.

Закон «О криминальных финансах» предоставил британским судам возможность направлять иностранным собственникам активов стоимостью более 50 000 фунтов запросы о происхождении капиталов. Если документально подтвердить законность происхождения имевшихся у него средств собственник не может, его имущество относится к категории «необъясненного происхождения» (unexplained wealth orders, UWO) и подлежит изъятию в пользу государства. Закон об UWO в английском обиходе прозвали «законом МакМафии» – так в известном телевизионном сериале именовалась русская диаспора. Иными словами, при всей обтекаемости формулировок, каждому рядовому британцу понятно, что закон этот направлен, в первую очередь, против русских.

Долгие годы, с начала 90-х, Великобритания создавала для себя имидж «тихой гавани», в которую с грузом золота – хоть честно заработанного, хоть украденного – мог причалить любой состоятельный человек. Этой возможностью воспользовались тысячи успешных предпринимателей, но также и десятки проворовавшихся российских банкиров и даже чиновников, вплоть до кремлёвского уровня. Теперь все они, спустя годы и десятилетия, должны по второму разу объяснять происхождение своих денег, но при этом по только что введенным правилам. Очевидно, что спустя много лет в российских условиях это задача не из легких даже в случае «кристальной чистоты» происхождения средств.

А ведь речь, повторим, идет о серьезных суммах. Собственниками элитной британской недвижимости в отдельные годы значились до 70 представителей «золотой сотни» русского Forbes. Достаточно назвать такие имена, как Владимир Лисин, Михаил Фридман, Алишер Усманов, конечно, Роман Абрамович – чтобы понять, какой потенциал для экспроприации нажило Соединённое Королевство за эти годы! Известный юрист Рустам Курмаев, комментируя «закон МакМафии», прямым текстом обозначил его истинную задачу:

По теме

«Применение данного закона является псевдо-правовой базой для «замораживания» активов иностранцев и, по сути, обращения их имущества в пользу Великобритании».

Еще одним полноводным финансовым потоком для британской казны стала деятельность так называемых судебно-инвестиционных компаний. Этот бизнес, набравший популярность в последнее десятилетие, в западных СМИ нередко называют «бизнесом стервятников». Суть его заключается в финансовой поддержке одной из сторон крупного судебного спора: инвестор оплачивает услуги адвокатского сопровождения, найма частных детективов, специалистов по связям с общественностью и т.д. В случае выигрыша процесса компания-инвестор получает от победителя комиссию, размер которой зависит от цены иска – иногда до 70% от общей суммы материальной претензии. Самый известный представитель этого бизнеса – компания Burford Capital, услугами которой пользуются многие клиенты из России, включая госкорпорации.

Судебные инвестиции стали привлекательными на фоне специфики британского правосудия, основанного на прецедентном праве. При вынесении вердиктов судьи опираются, в первую очередь, на ранее рассмотренные схожие случаи, причем исследуемая судебная практика не имеет срока давности. Работа эта требует колоссальных финансовых затрат, и получается, «независимый» суд в Лондоне превращается в битву денежных мешков: выигрывает тот, кто вложит в процесс больше денег.

Британскую казну такое положение дел вполне устраивает, поскольку доходы только от налогов судебно-инвестиционных компаний составляют в год от 22 до 40 млрд фунтов. Следует заметить, что значительную часть этих поступлений обеспечивают российские компании. Так клиентами упомянутой выше Burford Capital и родственных ей детективных агентств (PCB Litigation, Linklaters и др.) были банк ВТБ, добивавшийся ареста зарубежных активов беглых топ-менеджеров и крупных должников «Банка Москвы»; один из совладельцев рыболовецкой компании Norebo, деливший бизнес с партнёром; бывшая супруга олигарха Фархада Ахмедова, безуспешно пытавшаяся отсудить «отступные» в размере полумиллиарда долларов. Неудивительно, что эмиссары Burford регулярно приезжают в Москву и навязчиво рекламируют как свои услуги, так и систему судебного инвестирования в целом.

Для нашей страны эта деятельность несет, в общем-то, прямую угрозу. Во-первых, само по себе насаждение системы судебного инвестирования и превращение судов в «битвы кошельков» ничего хорошего экономике не сулит. Во-вторых, как уже не раз писали не только российские, но и британские СМИ, Burford Capital активно сотрудничает со спецслужбами Великобритании и США. Представляя при этом в британских, европейских и американских судах интересы крупных российских компаний, то есть, получая рычаги политического влияния, а ряде случаев – и прямой доступ к российским гостайнам. Например, известное «дело о 50-ти миллиардах долларов» на стороне структур ЮКОСа против правительства России ведут партнеры Burford.

А в-третьих, активная деятельность британских судинвесторов на российской земле и в российском экономическом поле приводит к своеобразному возрождению «колониального права». Этот термин пришел из XVII-XIX веков, когда решение, принимаемое судом какой-нибудь африканской страны, становилось легитимным только в том случае, если не противоречило законам метрополии – Англии. Усиленно «переманивая» российские споры под британскую юрисдикцию (а для этого нужно совсем немного, достаточно, чтобы один из участников процесса имел собственность или фирму, зарегистрированную в Великобритании), Burford и им подобные, по сути, подменяют российское правовое поле своим. И, конечно, огромные куски от сумм исков, миллиарды фунтов, текут прямым потоком в карманы судинвесторов и британскую казну, минуя казну российскую.

Борис Джонсон, Премьер-министр Великобритании
Борис Джонсон, Премьер-министр Великобритании

Что касается вышеупомянутого «дела Скрипалей», не только российские, но и многие западные, самостоятельно думающие журналисты после этого покушения задавали простой вопрос: зачем это было нужно России? Какую опасность для России мог представлять престарелый беглый шпион с его секретами 30-летней давности? Почему, в конце концов, «великий и ужасный ГРУ» не справился с простым убийством пенсионера? Внятных ответов на эти вопросы так и не появилось, лишь какие-то бормотания про «личную месть», про то, что руководство РФ «предательства не прощает» и т.д. Неубедительно.

А теперь давайте посмотрим на это дело с другой стороны. Покушение на Скрипаля стало идеальным поводом для первых применений «закона МакМафии». Любого русского можно отныне объявить персоной нон-грата, отобрать у него всё имущество и выслать из страны. Даже сверхдемократичное радио «Свобода» после случая в Солсбери вышло с заголовком «Презумпция виновности. Кто из олигархов ответит за Скрипаля?» – имея в виду как раз потенциал закона об UWO. Профит британской казны от такого, с позволения сказать, правоприменения может исчисляться миллиардами: один только особняк Абрамовича на Kensington Street Gardens стоит, по данным СompareСamp, 140 млн фунтов. Почему бы ради такого профита не «грохнуть» одного противного старикашку, к тому же русского?

Так или иначе, с приближением «жёсткого Brexit», а уже 31 октября Британия, по заявлению Джонсона, выйдет из ЕС «вне зависимости от обстоятельств», – аппетиты британской короны будут только расти. Ей, короне, нужна солидная подушка финансовой безопасности. И почему бы не наполнить эту подушку «перьями» россиян, которых удалось заманить в Великобританию обещаниями «тихой гавани»?

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 30.07.2019 20:40
Комментарии 0
Общероссийская газета независимых журналистских расследований «Наша версия» Газета «Наша версия» основана Артёмом Боровиком в 1998 году как газета расследований. Официальный сайт «Нашей версии» публикует материалы штатных и внештатных журналистов газеты и пристально следит за событиями и новостями, происходящими в России, Украине, странах СНГ, Америке и других государств, с которыми пересекается внешняя политика РФ.
Наверх