// // Что изменилось к лучшему, что – к худшему, а что вообще не изменилось

Что изменилось к лучшему, что – к худшему, а что вообще не изменилось

4105

Пятилетка «Крымнаша»

В 60-е годы Симферопольское водохранилище было излюбленным местом отдыха горожан – даром что его обустроили на месте холерного могильника. Но после вспышки холеры 1970 года зону отдыха закрыли. И вот теперь горожанам угрожает новая вспышка холеры – из-за построенного на берегу водохранилища элитного коттеджного посёлка. Темур Козаев/фото: www.Simfion.ru
В разделе

Два президента одновременно оказались на площади Ленина в Симферополе. Один выступал с трибуны перед ликующим народом по случаю пятилетия воссоединения Крыма с Россией. А другого тем временем «винтила» полиция. 73-летнему пенсионеру (написать про него «старику» рука не поднимается) правоохранители заломили за спину руки и согнули в поясе чуть ли не пополам. А ведь оба они – и президент России Владимир Путин, и президент Крыма Юрий Мешков – вели полуостров одной дорогой – на Родину.

Блестящий фасад, неприглядная изнанка

За пять лет в крымской столице сменилось трое градоначальников. Один не сработался с главой республики, за другим тянулся неприглядный шлейф из прошлого. Но ни один из мэров (не исключая и нынешней хозяйки города) палец о палец не ударил, чтобы привести в порядок хотя бы центр. Парадная улица Карла Маркса. От «пентагона» Госсовета республики в одну сторону – отмытый показухи ради «фасад», в другую – разруха. За 15 лет до «русской весны» возвели строительные леса и забор вокруг Дома архитектора Арендта – памятника старины, между прочим. Так они и стоят. Сам дом, впрочем, уже вот-вот обвалится. Ровные тротуары, по которым удобно ходить, заканчиваются где-то возле Госсовета. В двух минутах ходьбы, возле здания Первой гимназии, в которой учился знаменитый физик-атомщик Игорь Курчатов, тротуар – ухаб на ухабе. С украинских времён так. Дороги, фасады домов – разруха в центре почти повсеместно. Можно перечислить по пальцам руки, где порядок: часть улицы Карла Маркса, Пушкинская, центральный проспект Кирова и привокзальная улица Гагарина. И всё.

Кому помешала екатерининская застройка?

Постыдный инцидент с Мешковым – первым и последним избранным народом президентом Крыма – чуть ли не лучшая иллюстрация происходящего на полуострове.

Напоказ – триколоры на площади, Крымский мост, симферопольский аэропорт и запущенные по случаю праздника две теплоэлектростанции. И тут же – но так, чтобы было не слишком заметно, – бандиты из ОПГ украинских времён в креслах начальников, кумовство и круговая порука повсюду и тотальная незащищённость обычных людей. Старый центр Симферополя екатерининской застройки расселяют по окраинам. Процветает принудиловка – жителей нескольких домов на улице Розы Люксембург (с недавних пор – Александра Невского) городские власти буквально выталкивают прочь из приватизированных квартир. Но, позвольте, ведь эти дома – исторические памятники, первые в городе здания, построенные при Екатерине II! А вот и нет, отвечают чиновники. На домах есть таблички горсовета? Нету! Вот и выметайтесь на выселки – мы тут капитальный ремонт начинаем, а может, и снос. При Украине до такой наглости не доходило – даже в лихие 90-е. В доме 10, который почти целиком заполучил банк, до сих пор есть одна жилая квартира. Отстояли жильцы! А в год «крымской весны» в Симферополе появился новый главный архитектор, из Казани, «расселявший» там центр города (казанские в курсе, о чём речь). С чего, как вы думаете, начал этот варяг? Верно – с расселения центра. Этого архитектора уже сменил другой, но подход остался тот же самый. И жалуйтесь сколько влезет, куда угодно. Наплевать на вас.

Новая эпидемия холеры в Крыму? Не исключено!

О нерешённых проблемах полуострова можно говорить, кажется, бесконечно. Дефицит пресной воды на севере Крыма – «Наша Версия» об этой проблеме неоднократно писала. Решить её раз и навсегда можно одним-единственным способом – наполнив днепровской водой Северо-Крымский канал. Нет, местные жители не умирают от жажды. И огороды с садами у них по-прежнему плодоносят. Но нет былого изобилия – ни рис им теперь не вырастить, ни пресноводной рыбы не добыть. А именно из рисоводства и напрямую связанного с ним рыбоводства местные жители извлекали свой главный доход. Зато продолжает работу химическое производство в Армянске, хотя водный отстойник наполнять по-прежнему нечем. Это значит, что по весне может случиться новое экологическое бедствие – как в прошлом году. А закрыть завод – градообразующее предприятие – нельзя. Для местных это единственный источник заработка. Нет там больше ничего, кроме этого завода, негде больше работать. И воровать рыбу, чтобы продать её в Симферополе или на Южном берегу Крыма, в рисовых чеках теперь нельзя. Нет воды, нет и рыбы. Но про эту напасть с пресной водой всем известно. А есть другая, о которой власти Крыма и Симферополя предпочитают помалкивать. Пресной водой столицу полуострова насыщает Симферопольское водохранилище, вырытое на месте холерного могильника. Скапливается её там достаточно, а пересыхает оно раз в четверть века, не чаще. Разумеется, ни о каком купании в главном городском питьевом резервуаре и речи быть не может: оно под строжайшим запретом. Но в 90-е на противоположном от плотины берегу появилась элитная застройка. Поначалу незначительная, а нынче это небольшой городок. Его нет на карте, и у него нет названия, как, впрочем, и канализации. Живёт там примерно тысяча человек – самые богатые симферопольцы. Догадайтесь, куда текут отходы их, так сказать, жизнедеятельности? Прямиком в Симферопольское водохранилище! Уже никто, наверное, не помнит, почему в начале 70-х годов в водохранилище запретили купаться, а городской пляж и лодочную станцию срыли к чёртовой матери? Из-за эпидемии холеры 1970 года! Она, к слову, чуть было не повторилась в засушливое лето 1994-го, когда «водохранка» чуть ли не полностью высохла. «Холерные бараки» на территории 7-й горбольницы на окраине города в то лето не пустовали. Но всё может повториться, и теперь уже не из-за засухи, а из-за канализационных сбросов, которых как бы и нет. Само собой, снести элитный посёлок нереально. А о том, чтобы провести канализацию, городская элита даже не думает – экономит.

По теме

Выезжающие «невыездные»

За пять лет 140 тыс. крымчан, новообращённых граждан России, получили украинские заграничные паспорта. Вы скажете: нонсенс? Логичнее было бы получить российские –

в пару к российским гражданским паспортам, но с ними, тоска-печаль, далеко не уедешь. В Европу, во всяком случае, точно. Пожалуй, за пять лет МИД РФ мог бы как-то уладить этот вопрос. Хотя бы частично – с теми странами, с которыми у нас всё более-менее. С Италией, Австрией, Венгрией или Словакией. Но – глухо. Ощущение при этом такое, что российским дипломатам это просто не интересно. Даже попытки не делают. Вот и ощущают себя крымчане какими-то второсортными россиянами. Вынужденными пользоваться украинскими документами, чтобы стать «выездными». Всё понимают и про политическую ситуацию, и про дипломатов (других у нас нет), но неприятные ощущения не покидают. К слову, итальянцы за пять лет дважды предлагали (на уровне Госсовета Крыма) установить «особый режим» поездок крымчан в Италию. Последний раз –полгода назад. А воз и ныне там.

Крымская ярмарка тщеславия

Раз уж за границу нельзя, крымчане массово едут в Россию. Работать. Сколько едет – судите сами. Уже в конце февраля нереально купить билет на самолёт из Москвы в Симферополь, на последнюю семидневку до майских праздников. Считаем. Из Шереметьева в новый симферопольский аэропорт в предпраздничную неделю – порядка 20 рейсов в день. Из двух других столичных аэропортов – не меньше. Самолёт – примерно 120 мест. Забиты они под завязку, разве что пассажиры не стоят в проходах. Получается, что только из Москвы домой на праздники в сутки возвращаются порядка 7 тыс. человек. Заранее раскупают билеты дней так за 10 – где-то с 22 апреля (условно) до 2 мая. Поезда в Крым по-прежнему не ходят, так что легко установить, что в Москве работают как минимум 70 тыс. крымчан. Ещё где-то около 50 тыс. возвращаются на малую родину из других российских городов. В праздники симферопольские торговые центры битком забиты «приезжими из местных» – «упакованные» покупатели тушками расхватывают дорогущую охлаждённую сёмгу, на которую в обычные дни спрос так себе, стоя при этом в длиннющей очереди. Настоящая ярмарка тщеславия начинается с автостоянки перед моллом и заканчивается уже в самом молле. Крымчане, работающие на полуострове, столько не зарабатывают, чтобы участвовать в ярмарке тщеславия со своими заезжими земляками на равных. Впрочем, местные не бедствуют: средняя зарплата в Симферополе где-то от 35 до 50 тысяч. Столько, например, получает кассир в том же торговом центре. При Украине таких зарплат не было и в помине, признают горожане. Но и таких высоких цен – тоже.

Приморское огораживание

Настоящим бичом украинских времён была несанкционированная застройка прибрежной линии. Доходило до того, что целые километры приморской земли в окрестностях Песчаного, Берегового или Углового (не говоря уже о Южном береге Крыма) огораживались заборами, а на редких проездах устанавливали железные ворота с огромными амбарными замками. А тут – «крымская весна». Поначалу новые власти ломали заборы и срезали замки. С алуштинской набережной убрали все шалманы. Казалось, наконец-то порядок восторжествовал. Но за последние пару лет вернулись и огораживание, и амбарные замки на заборах вдоль береговой линии. Власти обещали наказывать за огораживание – фактически за незаконный захват земли, – но так никого и не наказали. Ни одного административного дела не завели! Кто-то кому-то «заносит»? Впрочем, именно в последнюю пятилетку началась активная застройка курортной зоны вблизи Евпатории. До этого там была пустыня. А теперь – новенькие санатории и дома отдыха. Правда, за пять лет там так и не появилась канализация – стоки текут в море, а купающиеся, похоже, об этом даже не подозревают. Раз уж зашла речь о стоках – ялтинские канализационные трубы по-прежнему сбрасывают нечистоты в районе «Артека». Верхнюю трубу, которая торчала у всех на виду, прикрыли заглушкой, а две нижние (расположенные не то чтобы на мелководье, но и не на положенной по нормам 80-метровой глубине) исправно работают, наполняя прибрежные воды несвойственными им смыслами. И ладно бы «Артек» – но буквально над самой трубой обустроен элитный яхт-клуб. Не всем толстосумам повезло заполучить местечко для яхты в чистейшей бухте Балаклавы – мест нет с украинских времён. Но если кому-то сильно «приспичило» (как нескольким высокопоставленным фигурам из правительства России) – неохота плавать вместе с фекалиями вблизи подозрительного Гурзуфа, – можно попробовать договориться с хозяином причала в Балаклаве Андреем Сенченко. Правда, для этого придётся побывать в Киеве – в Крыму Сенченко последние годы не бывает.

По теме

Этот праздник со слезами на глазах

День воссоединения Крыма с Россией вскоре, возможно, объявят государственным праздником. Пока 18 марта – выходной лишь в Крыму. Но для подавляющего большинства россиян этот день – самый настоящий праздник, без дураков, причём совершенно понятный, не в пример какому-нибудь 4 ноября. Есть у нас похожий праздник – День Победы 9 Мая. Но ветераны уходят, праздник становится тише и, увы, постепенно стирается не то что из памяти – из ощущений. А вот «крымская весна» – совсем другое дело. Попробуй забыть это ощущение безусловной, долгожданной и справедливой победы! Тем паче что других побед такого порядка у нас пока нет. И что же мы делаем с этой единственной, с этой главной победой последних десятилетий? Да, на полуострове – рекордные миллионы отдыхающих, то ли 7, то ли все 10, если считать вместе с «дикарями». Но справляется ли с понаехавшими инфраструктура, доставшаяся с советских времён? Что-то, конечно, строят – в основном небольшие отели. Но торчит над Алуштой недостроенный с советских времён санаторий, глядя с горы пустыми глазницами окон на пляж. Но по-прежнему совсем не освоен живописный Тарханкут – слишком затратное строительство, да и трассу туда подтягивать – это вам не показушную «Тавриду» по уже готовым дорогам проложить сверху! Застраиваются пустынные подступы к Евпатории – это отрадно. Но за пять лет к новостройкам так и не подтянули коммуникации, в том числе и канализацию. И так во всём. Вроде бы жизнь налаживается, но ожидаемого прорыва так и не произошло. Много сил и средств отнимает ликвидация последствий украинского прошлого – причём как бездействия времён Виктора Ющенко, так и слишком активных действий «макеевской саранчи» Виктора Януковича. А тут ещё майданщики шлют приветы с материка – то воду днепровскую перекроют, то электричество вырубят. И всё-таки жизнь налаживается. Городские улицы кишат автомобилями, их купили себе, кажется, уже все крымчане. Мать автора этих строк живёт в Симферополе, и у неё во дворе на пять семей – четыре автомобиля. А до «русской весны» был один. В украинские времена в городах можно было запросто встретить «метадоновых» наркоманов – их были целые районы, и вид у них был приметный. Сейчас их не встретишь – процветающая на Украине «метадоновая терапия» в России запрещена. Дорожные полицейские в Крыму не берут взяток – во всяком случае, в массе своей. А при Украине было наоборот. Многое меняется, и это чистая правда. Но, увы, не так быстро, как хотелось бы.

Древнее городище превращают в спальный район

За несколько лет до «крымской весны» городские власти Симферополя в неформальном порядке сняли запрет на застройку воспетых Пушкиным «брегов Салгира». Напрасно экологи били тревогу: мол, и без того донельзя загаженной главной водной артерии крымской столицы окончательно настанет конец. Вдоль Салгира тут же возвели частокол многоэтажек и элитных коттеджей. Всё русло, впрочем, застроить не успели – грянула «крымская весна». Года два-три застройщики терпели – мало ли, вдруг при новой власти наглеть больше нельзя? А затем строительство продолжилось. Вот только экологам рты надёжно заткнули – больше никто не кричит о том, что застройка не только незаконна, но и опасна. Но всё это цветочки по сравнению с намерением городских властей Симферополя расконсервировать застройку Неаполя Скифского – древнего городища III века до нашей эры, почти в центре города, на Петровских высотах. Вообще-то это историко-археологический заповедник. И объект культурного наследия федерального значения. За вход в который теперь почему-то стали взимать плату (подобно тому, как Остап Бендер собирал плату за вход в Провал). Но скоро это будет уже не древний Неаполь Скифский, а современный микрорайон Петровские высоты. И что характерно – все об этом помалкивают. Местные периодические издания как воды в рот набрали. Связано ли это со строительной фирмой «Консоль», которую принято отождествлять с фигурой председателя Госсовета Крыма Владимира Константинова?

Плохи дела и в Севастополе. Руины повсюду. Дороги, если отъехать от центра хотя бы немного, – ужасные. Как и тротуары. При этом пять лет в городе не прекращается грызня за власть. При Украине морская столица Крыма была отмытым до блеска фасадом полуострова, правда, руку к этому приложила совсем не Украина, а тогдашний мэр Москвы Юрий Лужков. А как ушёл Лужков – на том процветание Севастополя и закончилось.

Справедливости ради стоит сказать, что города на севере Крыма именно в последнюю пятилетку стали походить на города – особенно Джанкой с бесчисленными новостройками и ухоженными улицами. Более-менее привели в чувство Керчь – не в последнюю очередь благодаря Крымскому мосту (всё-таки город-герой стал новыми воротами Крыма). А вот в других приморских городах дела – увы и ах.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 03.04.2019 20:46
Комментарии 2
Общероссийская газета независимых журналистских расследований «Наша версия» Газета «Наша версия» основана Артёмом Боровиком в 1998 году как газета расследований. Официальный сайт «Нашей версии» публикует материалы штатных и внештатных журналистов газеты и пристально следит за событиями и новостями, происходящими в России, Украине, странах СНГ, Америке и других государств, с которыми пересекается внешняя политика РФ.
Наверх